Александр Снегирёв. Что известно об этом современном писателе?


Алекса́ндр Снегирёв (настоящее имя Алексе́й Влади́мирович Кондрашо́в, род.
6 января 1980(1980-01-06), Москва) — русский писатель. . Два года проучился в Московском архитектурном институте, окончил Российский университет дружбы народов, магистр политологии. . В дальнейшем печатался в журналах «Знамя», «Октябрь», «Новый мир». . Весной 2014 года принимал участие в 5 сезоне телевизионного проекта «Полиглот» на канале «Культура», где участники изучали немецкий язык.
. С 2016 года заместитель главного редактора журнала «Дружба народов». В 2005 г. короткая проза Снегирёва была удостоена премии «Дебют». Как отмечал возглавлявший жюри премии писатель Евгений Попов, «меня в его сочинениях привлекло то, что Снегирёв пытается работать „поверх барьеров“ авангардизма, „чернухи“, лакировки, самолюбования, макабра, попсы и прочей мути»[1]. . В 2007 году получил премию «Венец», в 2008 — премию «Эврика»[2].
. В 2009 роман «Нефтяная Венера» номинирован на премию «Большая книга», вышел в финал премии «Национальный бестселлер», номинирован на премию «Русский Букер». . В 2010 году роман «Тщеславие» назван лучшей прозаической книгой года по версии «НГ-Exlibris». . Книга «Чувство вины» названа лучшей прозой 2013 года по версии «НГ-Exlibris». .
В 2014 году стал лауреатом премии «Звёздный билет», посвящённой памяти В. П. Аксёнова. . Роман «Вера» (Эксмо, 2015) вышел в финал литературных премий «Русский Букер» и «Национальный бестселлер», завоевав первую из них[3]. . В то же время Снегирёв стал одним из героев документального фильма «Год литературы» его жены, режиссёра Ольги Столповской[4]. В начале съёмок выяснилось, что их загородный дом , расположенны в Новой Москве, предполагается к сносу в связи со строительством новой автодороги, и это стало одной из основных сюжетных линий фильма. .
в повествовании Снегирёва заново приобретает человеческие черты то, что мы привыкли считать малоинтересным, мимо чего привыкли проходить, не оборачиваясь, и от этого воплощения становится страшновато. Детали, излишне выпуклые, даже кажущиеся искусственными — церковные свечи, например, в праздничном торте … говорят лишь о тщательности подхода автора, не экономящего ради «альфочек», пафоса и стиля. «Нефтяная Венера», кстати, это картина в стиле, надо понимать, арбатского гиперреализма, обнажённая натура на фоне берёз, на которую, подобно Данае, проливается чёрный нефтяной дождь. Охотникам до толкования символов такая возможность предоставлена: Россия, углеводороды и безвкусица, бизнес кошмарят…[6]. В романе полно сложных, очень неудобных сцен, но Снегирёву каким-то поразительным образом удаётся нигде не сфальшивить. Вообще, Снегирёв, при всём своём умении взять за душу, не только крайне уместный, но и очень умный писатель.
«Нефтяная Венера» — хороший роман. В нём есть настоящий катарсис[7]. . «Надо про книжку написать. Молодого автора», — сказал мне главный редактор Time Out Игорь Шулинский. И, предупредив, что сюжет витиеватый, тут же его со скоростью скороговорки пересказал…[8]. перед нами молодое дарование, вступающее на широкое литературное поприще.