В какой русско-турецкой войне участвовал Пирогов и почему?


Lost your password? Please enter your email address.
You will receive a link and will create a new password via email.. Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.Morbi adipiscing gravdio, sit amet suscipit risus ultrices eu.Fusce viverra neque at purus laoreet consequa.Vivamus vulputate posuere nisl quis consequat.. Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.Morbi adipiscing gravdio, sit amet suscipit risus ultrices eu.Fusce viverra neque at purus laoreet consequa.Vivamus vulputate posuere nisl quis consequat.. Николай Иванович Пирогов- русский хирург, основоположник русской военно-полевой хирургии, основоположник русской школы анестезии.. Родился в 1810 году, умер в 1881 году.. Участвовал в двух войнах.. В Крымской, участник героической обороны Севастополя..
Оперируя раненых солдат, Пирогов впервые в России применил гипсовую повязку, положив начало сберегательной тактике лечения ранений. Многим благодаря этому удалось сохранить конечности.. В Севастополе Пирогов применил новую тактику лечения раненых. Их сразу сортировали в зависимости от тяжести ранения. Одних немедленно оперировали, других отправляли в тыл для лечения в стационарных госпиталях.. И русско-турецкой 1877-1878 годов. Пирогову было 67 лет когда император Александр Второй предложил ему как выдающемуся организатору медицинской службы возглавить медицинскую службу России в Болгарии.
Пирогов согласился и справился с полученной задачей на отлично.. Николай Пирогов пятый Почетный Гражданин Москвы.. Несмотря на героическую оборону, Севастополь был взят осаждающими, и Крымская война была проиграна Россией. Вернувшись в Петербург, Пирогов на приёме у Александра II рассказал императору о проблемах в войсках, а также об общей отсталости русской армии и её вооружения. Царь не захотел прислушаться к Пирогову. С этого момента Николай Иванович впал в немилость, он был направлен в Одессу на должность попечителя Одесского и Киевского учебных округов. Пирогов попытался реформировать сложившуюся систему школьного образования, его действия привели к конфликту с властями, и учёному пришлось оставить свой пост.
Его не только не назначили министром народного просвещения, но и отказались даже сделать его товарищем (заместителем) министра, вместо этого его «сослали» руководить обучающимися за границей русскими кандидатами в профессора. Он выбрал своей резиденцией Гейдельберг, куда прибыл в мае 1862. Кандидаты были ему очень благодарны, об этом, например, тепло вспоминал Нобелевский лауреат И. И. Мечников. Там он не только выполнял свои обязанности, часто выезжая в другие города, где учились кандидаты, но и оказывал им и членам их семей и друзьям любую , в том числе, медицинскую помощь, причём один из кандидатов, глава русского землячества Гейдельберга, провёл сбор средств на лечение Гарибальди и уговорил Пирогова осмотреть раненого Гарибальди. От денег Пирогов отказался, но к Гарибальди поехал и обнаружил не замеченную другими всемирно известными врачами пулю, настаивал, чтобы Гарибальди покинул вредный для его раны климат, в результате чего итальянское правительство освободило Гарибальди из плена.
По всеобщему мнению, именно Н. И. Пирогов тогда спас ногу, а, скорее всего, и жизнь осуждённому другими врачами Гарибальди. В своих «Мемуарах» Гарибальди вспоминает: «Выдающиеся профессора Петридж, Нелатон и Пирогов, проявившие ко мне великодушное внимание, когда я был в опасном состоянии, доказали, что для добрых дел, для подлинной науки нет границ в семье человечества…».Пос­ле этого случая, вызвавшего фурор в Петербурге, произошли покушение на Александра II нигилистами, восхищавшимися Гарибальди, и, главное, участие Гарибальди в войне Пруссии и Италии против Австрии, что вызвало неудовольствие австрийского правительства, и «красный» Пирогов был вообще уволен с государственной службы даже без права на пенсию.. В расцвете творческих сил Пирогов уединился в своём небольшом имении «Вишня» неподалёку от Винницы, где организовал бесплатную больницу. Он ненадолго выезжал оттуда только за границу, а также по приглашению Петербургского университета для чтения лекций. К этому времени Пирогов уже был членом нескольких иностранных академий.