Где живет в России малочисленный народ Тофалары, какая его численность?


 Россия▼762 (2010)[1]. Тофала́ры, то́фы (прежнее название — карага́сы, самоназвание — тоъфа, тофа, топа, тоха, множ. число — тофалар) — тюркоязычный коренной малочисленный народ России, проживающий в Восточной Сибири. . Проживают на территории Тофаларии, юго-западной части Нижнеудинского района Иркутской области, в бассейнах рек Бирюсы, Уды, Кана, Гутары, Ии и других на северо-восточных склонах Восточного Саяна.
. В настоящее время тофалары проживают, в основном, в трёх организованных советской властью в 1920-1930-х годах населённых пунктах Алыгджер, Верхняя Гутара и Нерха, куда были принудительно переселены при переведении на оседлый образ жизни и поселены вместе с русскоязычными переселенцами. Сёла эти расположены в самом сердце Тофаларии. Транспортное сообщение с этой территорией осуществляется только по воздуху , зимой возможно добраться также на специализированной технике по льду реки. . Стоит отметить, что примерно с конца XVII века, когда возникли ведомости о сборе и распределении ясака, до 1925 года, когда была начата коллективизация, их численность оставалась стабильной и колебалась в пределах 400-500 человек. Такая низкая численность отдельного народа удивительна.
Никаких свидетельств о том, что в прошлом произошла массовая гибель тофаларов, не сохранилось ни в летописях, ни в архивах. Вероятно, на момент прихода русских в Присаянье, численность тофаларов была близка к современной и даже ниже, и её снижение никак не связано с освоением этой территории русскими и произошло оно гораздо раньше. . Численность тофаларов в населённых пунктах Иркутской области в 2002 г.: село Верхняя Гутара — 262; село Алыгджер — 248; деревня Нерха — 144[11]. . Тофаларский язык относится к саянской группе восточнотюркских языков. По переписи населения 2002 г.
в Иркутской области из 723 тофаларов родным языком владели 114 чел. (16 %), русским — все 723 чел. (100 %)[12]. Для тофаларского языка разработана письменность, изданы букварь и учебные пособия. . Изучение тофаларского языка началось с середины XIX века. С XVII века в результате установления тесных контактов тофаларов с русскими, в результате чего в лексике тофаларского языка оказалось много русских заимствований, часть тофаларов перешла на русский язык.
До революции при кочевом образе жизни доля тофаларов, владевших русским языком, была незначительна, владели им, в основном, мужчины, но русский язык не являлся языком домашнего общения. Кроме того, в связи с довольно тесными контактами с бурятами часть тофаларов знала бурятский язык. . После революции и особенно с 1930-х годов, в связи с принудительным переведением тофаларов на оседлый образ жизни и организацией тофаларских посёлков, где вместе с тофаларами жили русские, а в открытых в посёлках школах тофаларского языка не преподавалось, началась значительная культурно-языковая ассимиляция тофаларов в русской среде. . В советские годы риск исчезновения тофаларского языка был особенно велик. Однако В 1990 году началось преподавание родного языка в детских садах и школах Тофаларии.
В начальной школе было начато обучение тофаларскому языку, проводятся попытки возрождения национальных обрядов и традиций, основной задачей которых является защита и сохранение тофаларского языка и культуры. Однако несмотря на эти меры социальные функции и социальная база тофаларского языка продолжает сокращаться. Данные обстоятельства говорят о том, что в настоящее время тофаларский язык является вымирающим. . Название тофалары закрепилось относительно недавно, в 1930-х годах, и происходит оно от самоназвания тофаларов тофа, по-тофаларски — тоъфа (в отличие от других народов Севера, использующих самоназвание со значением «человек», у тофаларского слова тоъфа как такового значения нет. «Человек» на тофаларском — киши.[13]). До 1930-х годов этот народ имел другое, тотемическое название — карагасы, что предположительно переводится как чёрные гуси.
Возможно, первоначально это было название одного из тофаларских родов, а позже оно распространилось на весь народ. По мнению большинства исследователей, карагасы кочевали в этой местности уже на момент прихода в долину реки Уды первых русских землепроходцев — казаков. . Но с советских времён название «карагасы» тофы стали считать обидным. Возможно, представители советской власти убедили их, что человек не может называться «звериным» именем. Территория же, известная как Карагасия, с 1934 года получила официальное название — Тофалария. .
Впервые тофы упоминаются как племя дубо (туба, туво) в китайских летописях Вэйской династии V века как народ, проживавший восточнее Енисея[14]. Они являлись данниками различных центральноазиатских империй. . В XVII веке Тофалария вошла в состав Московского государства, став пограничной территорией с Китаем. После 1757 года, когда Тува вошла в состав маньчжурской империи Цин, Тофалария осталась в составе Российской империи, испытывая значительное административное и культурное (речевое и на уровне быта) влияние со стороны русских. Административно была создана Удинская землица с пятью улусами в её составе. Для тофаларов устанавливался ясак пушниной и мясом, отдельные годы был фиксированным и не зависел от природных условий и реального числа охотников.
О точном количестве народа на время первых статистических данных (1851 год) судить трудно. . В общественной жизни тофаларов (вплоть до Октябрьской революции 1917 года) большое значение имели ежегодные (иногда раз в 2 года) декабрьские собрания всех тофов — сугланы (от бур. суглаан — собрание) — для избрания должностных лиц. . К началу XX века в среде тофаларов сохранились значительные признаки родоплеменной структуры, в частности, разделение на 5 патрилинейных родов (Каш, Сариг-Каш, Чогду, Кара-Чогду и Чептей; специалисты установили, что ранее таких родов было 8) и патронимические группы, между которыми разделялись территории для кочёвок и промысловые угодья. С конца XIX века из-за оскудения лесов пушными животными такие переделы стали ежегодными.
. В 1939 году в составе Иркутской области РСФСР был организован Тофаларский национальный район с центром в селе Алыгджер, но уже в 1950 году он был упразднён, и вместо него появились два тофаларских сельсовета — Тофаларский, с центром в Алыгджере, и Верхне-Гутарский, с центром в селе Верхняя Гутара, в составе Нижнеудинского района Иркутской области. . Тофалары вели кочевой или полукочевой образ жизни, в основе хозяйственной деятельности которого лежали охота и оленеводство. Основными объектами охотничьего промысла у тофалар были: белка, соболь, выдра, бобр, лисица, лось, марал, косуля и др. Тофы были и остаются опытными следопытами, из поколения в поколение им передавались знания о тайге. В процессе своего исторического развития тофалары создали уникальную материальную и духовную культуру, хорошо отражавшую их хозяйственный уклад и позволившую им максимально приспособиться к суровой таёжной жизни кочевников.
Тофалары вели кочевой образ жизни и кочевали по горной тайге Восточных Саян, сохраняя своё историко-культурное наследие, до конца 1920-х годов. . Всё изменилось, когда до этих территорий добралась советская власть, лишившая тофаларов их традиционного образа жизни. С 1930 года они попадают под влияние государственных экономических процессов и проектов новой власти, которые в первую очередь были направлены на коллективизацию, искоренение кочевого образа жизни, незнания русского языка и религии. . В 1920-х 1930-х годах под влиянием советской власти тофы оставили кочевой образ жизни и перешли на оседлый, стали вступать в колхозы и трудовые хозяйства, практически прекратили заниматься оленеводством. С первых лет советской власти, а она пришла к ним в начале 1920-х годов, тофалары стали вливаться к социалистическое общество.
У них произошли принципиальные изменения в формах ведения хозяйства. Участвуя как члены колхозов в ведении коллективного хозяйства, они освоили новые для них виды труда: огородничество, разведение коров и свиней, сенокошение, деревенский способ заготовки дров. Однако большинство из этих видов деятельности в Тофаларии не прижилось. Позже у тофов появилась техника: моторные лодки, автомобили, мотоциклы, тракторы. Тофалары обучились промышленной рубке и заготовке леса, его обработке на пилорамах, научились изготавливать на месте и обжигать кирпич, жечь известь, плотничать, класть печи, штукатурить и белить дома. . При этом в хозяйственной жизни тофов значительное место всё равно занимали традиционные таёжные промыслы: охота, рыболовство, сбор кедровых орехов.
В незначительной степени сохранилось и оленеводство. . В результате активной антирелигиозной пропаганды со стороны советской власти, проводившейся в 1930-е годы, многие тофалары постепенно отошли от традиционной веры — шаманизма. В результате внедрения в жизнь тофов новой для них культуры оседлой жизни, в том числе и в бытовой сфере, они утратили многие элементы своей традиционной бытовой и духовной культуры, связанной с кочевым бытом. Из традиционной национальной культуры у тофов сохранились только навыки оленеводства, таёжных промыслов и тофаларский язык, который, однако, используется в быту всё меньше. В быту перестала использоваться национальная одежда, на смену которой пришла покупная одежда русских, национальные костюмы не носятся даже при праздниках. Не готовится национальная пища.
Перестало существовать традиционное жилище тофаларов — чум, чумы перестали ставиться даже в тайге во время охоты и выпаса оленей, вместо них строились зимовья. Свадьбы стали проводиться по общепринятым советским стандартам, умерших начали хоронить на христианских кладбищах. В середине-конце 1980-х началось возрождение интереса тофаларов к своему языку и национальной культуре. В этот период в населённых пунктах Тофаларии были созданы Центры этнической культуры, национальные фольклорные ансамбли, стали проводиться ежегодные национальные летние игры, начался процесс возрождения национальной культуры. . По сути, тофалары являются одним из старейших этносов Саян с изменённым образом жизни, с создаваемой заново материальной, бытовой и духовной культурой, представляющей фактически симбиоз некоторых черт традиционной культуры и видов хозяйственной деятельности с новыми, русскими по происхождению. Однако этот новый образ жизни и культура находятся пока ещё в стадии становления.
. Традиционно тофалары являются полукочевым народом. Основными занятиями были охота и рыболовство, у северных групп также отгонное оленеводство, преимущественно транспортного направления. . Традиционным жилищем тофаларов являлся чум конической формы, из жердей, зимой крытый ровдугой (замшей из шкуры изюбря или лося), летом — берестой. Чум делился на женскую (справа от входа) и мужскую (слева) половины. .
Стойбище обычно насчитывало от 2 до 5 чумов, летом — до 10. Уже с начала XIX века среди тофаларов получили распространение срубные дома. . Мужская одежда представлена штанами из шкуры кабарги или козла (летом из ровдуги или покупной ткани) и разнообразными кафтанами с застёжкой на правую сторону, которые надевали на голое тело, и поясом. Уже в XIX веке перешли на унифицированный костюм русских сибиряков, сохраняя национальную особенность в деталях (правосторонние застежки, отделка, пояса). Тофаларский женский наряд состоял из штанов и платья с разрезом на груди, а также пояса. Традиционные женские украшения — серьги, оловянные браслеты и кольца.
Зимой тофалары носили тулупы из оленьей шкуры мехом внутрь. Специфическими являются головные уборы: летом — войлочная шапочка маньчжурского типа (но обычно без кисти; позже её заменила фуражка), зимой — меховые шапки-ушанки, которые подвязывались у подбородка. . Основу рациона тофаларов составляло мясо, в том числе дичи и оленина; ржаные хлебцы, выпекаемые в золе или на камнях; в качестве приправ и приложений — многочисленные корни и дикорастущие растения (дикий лук, черемша, ягоды, кедровые орехи и т. д.). Из-за уплаты тяжелых податей, в отдельные годы питание было довольно скудным. Как среди мужчин, так и женщин было распространено табакокурение. .
У тофаларов богатый устный фольклор — пословицы и поговорки, сказки, легенды и предания. . Среди исследователей традиций тофаларов ярко выделяются как известные тюркологи широкого профиля Радлов В. В. и Катанов Н. Ф., так и те, что сделали немало для изучения именно тофаларов — Петри Б. Э., Рассадин В.