Ден- бей из Осаки, чем зкрыл своё возвращение на Родину ( см.)?


Дэмбэй (яп. 伝兵衛; р. ок.
1670 — ум. после 1714) — один из первых японцев в России, первый японец, о котором известно, что он владел русским языком, и первый преподаватель японского языка в России. . До Дэмбэя известно только об одном японце в России. Во времена правления Бориса Годунова Россию посетил японец христианского вероисповедания. Это был молодой католик из Манилы, который вместе со своим духовным наставником Николаем Мело из ордена Святого Августина путешествовал в Рим по маршруту Манила — Индия — Персия — Россия[2]. Но Смутное время оказалось для них трагическим: как чужеземцев-католиков их схватили, и царь Борис Годунов сослал их в Соловецкий монастырь.
После шести лет ссылки царь Василий Шуйский опять сослал их в Ростовский Борисоглебский монастырь.[3] Его казнили как сторонника Лжедмитрия I в 1611 году в Нижнем Новгороде. . В России его считали, однако, индийцем, а не японцем[4]. В 1971 году проживавший с 1933 года в Японии немец-католик Хуберт Числик опубликовал его жизнеописание, в том числе в годы пребывания в России, назвав его первым японцем, посетившим эту страну[5]. . Спустя почти век в Россию попадает Дэмбэй Татэкава, сын Дэнсэя из Осаки. Известно, что на родине у него остались жена и двое детей[6].

Дэмбэй был приказчиком осакского торгового дома с судна, которое в 1695 году в составе торгового каравана следовало вдоль берега из Мияко (тогдашнее название в Киото) в Эдо (Токио)[7]. Судно было унесено в открытое море и, после долгого дрейфа, потерпело кораблекрушение у берегов Камчатки. Команда попала в плен к аборигенам[1]. Вскоре все, кроме Дэмбэя, умерли. Сам же Дэмбэй вместе со своим имуществом — книгами по искусству и двумя золотыми монетами — в 1701 или 1702 году был отбит у камчадалов Владимиром Атласовым. . Атласов доставил Дэмбэя в Москву, приняв его за индийца.
В Сибирском приказе в Москве Дэмбэй дал подробные показания о Японии и о своих приключениях («Скаска Дэмбэя»). В частности, он сообщил о состоянии торговли и финансов, о гонениях на христиан и иезуитов, о государственном устройстве и военном деле, в том числе вооружении (мушкетах, копьях, «саблях», т. е. мечах), артиллерии и даже замковой фортификации[8]. . Документ записан с его слов и содержит собственноручную подпись. Этот текст показывает, что к этому времени он уже неплохо умел объясняться по-русски.
Дэмбэй только не понял вопросов о связях Японии с Китаем (Китай называется по-японски совсем иначе — «Син» или «Тюгоку»), принял его русское название за название японского города Акита, и сообщил русским, что из его страны в «Китай» имеется сухопутная дорога. Во время беседы в Приказе Дэмбэю показывали иллюстрированные латинские книги о Японии. . Зимой 1702 года после аудиенции 8 января у Петра I в селе Преображенском Дэмбэй получил наказ стать переводчиком и преподавателем японского языка в Артиллерийском приказе. Дэмбэй лично рассказал, что мог, Петру I о Японии и тем самым дал толчок российским усилиям по исследованию Камчатки и Курил и попыткам открыть торговлю с Японией. . С 1707 года Дэмбэй жил при дворце князя и одно время губернатора Сибирской губернии Матвея Гагарина.[9] Известно, что по настоянию сподвижника Петра I Якова Брюса Дэмбэй крестился и взял имя Гавриил Богданов (что закрыло ему обратную дорогу в Японию, где христианство было запрещено).