Какая из цитат Э.М. Ремарка о любви Вам более близка (см) ? Почему?


Любовь долготерпит,милосердствует,любовь не завидует,любовь не превозносит,не гордится,не бесчинствует,не ищет своего,не раздражается,не мыслит зла;всё покрывает, всему верит,всё переносит.(1Кор 13:4,7). Что можно сказать о любви в нашу эпоху-эпоху массовой духовной нищеты?Разве что цинично срифмовать любовь-морковь.Книжные откровения какого-то там Ремарка-кому они интересны сегодня?Современный деловой человек не может позволить себе тратить время на подобную муру.Темп жизни не позволяет уединиться в укромном уголке с книжкою в руках.Хочешь жить-умей вертеться!-вот она,нехитрая премудрость сегодняшнего дня,и тут уж не до книжек.В нашем безумном,безумном,безумном, безумном,мире девальвируются не только денежные единицы,но и духовные ценности. Книга,рассказывающая о настоящей мужской дружбе,о любви и верности,начинает восприниматься как детско-юношеское чтиво,что-то вроде»Трёх мушкетёров». . «Чё там книжка?В реальной жизни всё гораздо проще.Любовь?-сто долларов в час!Товарищество?-ты мне,я тебе!Бескорыстие?-чего?чего?лузер!И никаких соплей!Дело надо делать,неуважаемый, дело».-Вот как-то так звучит голос современного,заточенного на бабло пОца.. И получается,что мы с вами-эти самые лузеры,способные над вымыслом слезами обливаться,неделями не находить себе места после кончины какой-то придуманной Патриции Хольмен.Но ведь это замечательно!Умение чувствовать чужую боль, сопереживать,любить,сострадать-всё,что другие-деловые,современные выбрасывают за ненужностью-мы сохраняем и развиваем.Мы-последние КНИГИКАНЕ.Хранители золотого запаса Человечности в человеке.И в этом нам помогает Ремарк.
P.S.Несколько лет тому назад в магазине старой книги мне в руки попала изрядно потрёпанная книжка «Три товарища».На её страницах карандашом были оставлены многочисленные пометки,а последняя страница заклеена когда-то белым,но со временем пожелтевшим листом бумаги.Примерно посередине листа простым карандашом выведены два коротких слова «Пат умерла».Должно быть,тот,кто заклеил страницу-человек сверх-сентиментальный,много раз перечитывал книгу,и не мог вынести разрывающего сердце описания последних часов жизни несчастной Патриции Хольмен.. Любовь долготерпит,милосердствует,любовь не завидует,любовь не превозносит,не гордится,не бесчинствует,не ищет своего,не раздражается,не мыслит зла;всё покрывает, всему верит,всё переносит.(1Кор 13:4,7). Что можно сказать о любви в нашу эпоху-эпоху массовой духовной нищеты?Разве что цинично срифмовать любовь-морковь.Книжные откровения какого-то там Ремарка-кому они интересны сегодня?Современный деловой человек не может позволить себе тратить время на подобную муру.Темп жизни не позволяет уединиться в укромном уголке с книжкою в руках.Хочешь жить-умей вертеться!-вот она,нехитрая премудрость сегодняшнего дня,и тут уж не до книжек.В нашем безумном,безумном,безумном, безумном,мире девальвируются не только денежные единицы,но и духовные ценности. Книга,рассказывающая о… Развернуть . На эту книгу не принято писать отрицательные рецензии. Но я все-таки рискну.
Тех, кто еще совсем не успел прикоснуться к Ремарку, я позволю себе предупредить: пожалуйста, не начинайте с этой книги. Начните с чего-то другого. Тогда Вы научитесь уважать Ремарка.. Здесь не избежать главных героев, которым ни на секунду не получается поверить. Они оба какие-то шаблонные и резиновые. Вместо эмоций, которые они должны пробуждать, они вызывали у меня зевоту. И когда я задумался о причинах, то..
. Эврика! Диалоги! Чересчур много бессмысленных разговоров двух молодых людей, считающих, что знают о жизни все. Многовато словесных перестрелок холостыми фразами. Слишком много пустых изреченьиц своей краткостью и категоричностью просто кричащих о том, что они афоризмы. Не удивительно, что они ими не стали…. До конца не проходит впечатление, что автор говорит о чем-то важном, но не теми словами, почему-то неубедительно. Как будто писал ее не Эрих Мария Ремарк, а Эрих Пауль Ремарк — вот этот мальчуган, которым он когда-то был:
Очень стандартная вышла книга. Обыкновенная.. Слава взаймы. Так я хотел бы описать судьбу этой книги. Она пользуется почтением, одолженным у более ранних произведений Ремарка. . А может, я просто слишком многого ожидал.
На эту книгу не принято писать отрицательные рецензии. Но я все-таки рискну.. Тех, кто еще совсем не успел прикоснуться к Ремарку, я позволю себе предупредить: пожалуйста, не начинайте с этой книги. Начните с чего-то другого. Тогда Вы научитесь уважать Ремарка.. Здесь не избежать главных героев, которым ни на секунду не получается поверить. Они оба какие-то шаблонные и резиновые
Вместо эмоций, которые они должны пробуждать, они вызывали у меня зевоту. И когда я задумался о причинах, то… . Эврика! Диалоги! Чересчур много бессмысленных разговоров двух молодых людей, считающих, что знают о жизни все. Многовато словесных перестрелок холостыми фразами. Слишком много пустых изреченьиц своей краткостью и категоричностью просто кричащих о том, что они афоризмы. Не удивительно, что они..
Развернуть . Конечно, от таких книг душа разрывается на части. Конечно, от таких книг ты зубами впиваешься в сжатый кулак и зарываешься поглубже в подушку. Конечно, от таких книг ты не можешь уснуть, прокручивая в голове целую галерею родных тебе лиц — тех, кто рядом, и тех, кого уже никогда не встретишь на этой земле.. Но такие книги просто необходимо читать. Хотя бы раз в жизни. Чтобы научиться ценить то, что тебе дано
Научиться жить и научиться умирать.. А я вот ее перечитала… И как только сил хватило?. Ремарк правдив. Ремарк не оставляет иллюзий. Но разве оставляет нам их жизнь? Это проникновенный, искренний роман о дружбе и любви. Ремарк заставляет переживать всю гамму чувств
Что ни страница, то- цитата, то мысли, которые ни один раз приходили долгими бессонными ночами..А надо же, мы мыслим оказывается одинаково.. Герои. Полюбила я их всей душой. Товарищи и в радости и в горе, стоят друг за друга горой. И это доказывают именно своими поступками. Тем тяжелее мне сейчас писать..Пройдя крещение войной они уже не смогут разлучиться. Их не изменит быт, на них не нападёт ржавчина алчности и жадности
Они смогут принять любимую одного из них. Они всё могут. Но на книжных страничках атмосфера трагизма. В каждой строчке, в каждой фразе что-то щемящее сердце. Но я хорошо изучила Ремарка. Он не оставляет надежды. Как иногда порой не оставляет её жизнь
Но три товарища идут по жизни, и пока они вместе с ними ничего не может случиться. Им надо быть вместе. Просто необходимо. Но разве в жизни всегда бывает то, что необходимо? Зарождающееся чувство, побеждающее цинизм, переходит в настоящую любовь. Настоящую, где есть место доверию и пониманию, где просто понимаешь другого, лишь посмотрев в его глаза. А как они не хотели признаваться сами себе в этой любви! И на вопрос, который задавали друг другу: «Ты меня любишь?», отвечали «Нет». И никто не обижался, всё понималось правильно
Но семя, случайно брошенное взглядом, словом, движением, в душе дало росток. Почва была благодатная, за маской скептицизма и цинизма была чистая и светлая душа, которая не очерствела во время войны, которая смогла сохранить себя. Смогла сохранить дружбу. Как Робби обращался к Пат- «мой старый дружище». (до сих пор слёзы на глазах). А то, что сделал для Робби Отто- всё это не может оставить равнодушным. Никто не скажет, что так не бывает, потому что Ремарк, повторюсь ещё раз правдив, ему веришь, и хочется, что бы он немного отступил от своей реальности, немного смягчил, украсил..Но разве так бывает в жизни? И как порой мы уходим в своё горе, часто не замечая горе других
И задаём себе эти бесконечные вопросы- почему это случается именно со мной ( с близким мне человеком)..А вокруг такие же люди со своими страданиями и радостями. Но ты этого не хочешь принимать. Ремарк не оставляет иллюзий, да. Но Ремарк не жесток. Ремарк- философ, рассказывающий нам о жизни такой, какая она есть. Он не выливает ушат грязи, но и не надевает розовых очков. Вот она жизнь- такая, какая есть
Она распростёрта перед вами- смотрите и живите. А как жить- уж решайте сами. Но только уж прошедшие войну товарищи понимают больше. И поэтому так ценят свою дружбу и то, что у них есть.. Товарищи, дорогие мои товарищи..Почему, вспоминая вас теперь, после того, как я закрыла книгу, я не могу вас забыть? Почему мне хочется плакать, а в то же время я знаю, что ни один из вас этого не одобрил бы? Это всё он, Ремарк..Романтик. Реалист. Где-то циник, философ, это он, не оставляющий надежд..
Но хочется всё-таки верить, что их нам оставит жизнь.. Огромное спасибо, manuello . Это было необыкновенно… Ремарк правдив. Ремарк не оставляет иллюзий. Но разве оставляет нам их жизнь? Это проникновенный, искренний роман о дружбе и любви. Ремарк заставляет переживать всю гамму чувств
Что ни страница, то- цитата, то мысли, которые ни один раз приходили долгими бессонными ночами..А надо же, мы мыслим оказывается одинаково.. Герои. Полюбила я их всей душой. Товарищи и в радости и в горе, стоят друг за друга горой. И это доказывают именно своими поступками. Тем тяжелее мне сейчас писать..Пройдя крещение войной они уже не смогут разлучиться. Их не изменит быт, на них не нападёт ржавчина алчности и жадности
Они смогут принять любимую одного из них. Они всё могут. Но на книжных страничках атмосфера трагизма. В каждой строчке, в каждой фразе что-то щемящее сердце. Но я хорошо изучила Ремарка…. Развернуть . Это не книга, нет
Это целая жизнь, пробирающая до мурашек, от которой невозможно оторваться и которая надолго останется в сердце. На такие книги сложно писать отзывы, даже слишком. Потому что они сбивают с ног и не дают времени, чтобы опомниться. С самых первых строк читателя как будто подхватывает волной, такой огромной, а он сидит на гребне, не в силах ничего изменить, не имея возможности выбраться на берег. Потому что книга – как море. И даже больше.. Два человека
Мужчина, «жалкий романтик, лишенный иллюзий и временно именуемый в этой короткой жизни Равик». Женщина, «амазонка с глазами цвета морской волны, наделенная инстинктом наседки и проповедующая банкирский идеалы», Жоан. Профессиональный хирург, лучший из лучших, которому приходится прятаться от полиции в чужой, однако более родной, чем Германия, стране, не выдавая себя, работая подпольно, отдавая все свои заслуги другому. Актриса, и сама понимающая, что ее талант не идеален, яркая и эмоциональная, отличающаяся от многих и мечтающая о том, чтобы любили и восхищались только ей. Что их объединяет? Любовь, конечно же она. Трагичная, в чем-то сумасшедшая, но однако любовь. Они потрясающие, их невозможно не полюбить
А как меняется Жоан на протяжении всей книги! Впервые мы встречаем безучастную ко всему, «пустую женщину», а к концу она расцветает, меняется до неузнаваемости. И вместе с тем меняет Равика, с ног на голову перевернув его жизнь, всколыхнув старые воспоминания. А между всем операции, удачные и неудачные, мальчик без ноги, женщина, которая больше никогда не родит. И Кэт со смертью в животе. К ней я особенно привязалась. Она смогла. Она смогла принять это, смогла смириться
Потом сестра, которой выздоравливающие дарят подарки, а умирающие не дарят ничего. Семья евреев и мальчик, задающий глупый, однако все равно безответный вопрос. И женщина, видящая тараканов, одних тараканов вокруг. Столько людей, столько образов. И все это в предвоенном Париже, понимающем неизбежность войны, однако все еще надеющемся на то, что кровавые бои его не заденут. И между тем там остается место для мести, беспощадной, угнетающей, затуманившей рассудок. Однако справедливой
Для меня она более, чем справедлива. Пусть Хааке лишь жалкий человек, выполняющий чьи-то поручения, пусть он на деле никто, однако именно в нем выражается вся злоба, все несчастья — это именно он. «Время лечит». Люди постоянно твердят это, считая эти слова лучшим утешением, ведь «через пару лет ты и совсем про это забудешь». Однако это не правда, теперь я не верю. Это глупые, глупые слова. Время с прошлым всегда у тебя за спиной, от них никуда не деться, если днем еще возможно скрыться, соорудить неприступную стену, то ночью они обязательно тебя найдут
И они не дают ране зажить, снова и снова напоминая о ней. Время не лечит. Это мне рассказал Равик, а ему я верю. Знаете, бывает такое, когда полностью, со всеми концами, погружаешься в книгу, что из нее не вытащить никакими способами. А ты как будто стоишь где-то в стороне, за углом, и наблюдаешь за героями. Ведь бывало такое? У меня с «Триумфальной аркой» все было именно так и никак иначе. Хотела смаковать описания, чтобы она тянулась, как патока, эта потрясающая книга, и в начале это даже получалось, а в итоге проглотила ее за один день
А как она закончилась! И теперь я понимаю, что конец не мог быть никаким другим, только так, пусть жестоко, пусть тяжело, но никак иначе. В конце эта книга ударила наотмашь, а потом выстрелила в шею, попав прямо в седьмой позвонок. И у меня парализовало ноги, потом руки, а потом стало сложно дышать. Это сильная книга, производящая не менее сильное впечатление.. Потрясающий момент, когда каждый их них заговорил на своем языке. Они сломили все преграды, разрушили все стены, но это случилось слишком поздно. А ведь Жоан не раз говорила, что между ними какая-то стена
А когда преграда исчезла, она не смогла вдоволь насладиться этим, не смогла насладиться и тем, что наконец-то полностью заполучила Равика. Именно эта сцена очень сильно меня потрясла. . * Люблю тебя (итал.) И во мне тогда что-то оборвалось. И до сих пор я под впечатлением, эта книга о многом. Это книга, которая оставляет после себя горькое послевкусие.. Книга прочитана в рамках флешмоба «ТТТ»
Особая благодарность Roni за совет, без вас я не знаю, как скоро добралась бы до этой книги.. Это не книга, нет. Это целая жизнь, пробирающая до мурашек, от которой невозможно оторваться и которая надолго останется в сердце. На такие книги сложно писать отзывы, даже слишком. Потому что они сбивают с ног и не дают времени, чтобы опомниться. С самых первых строк читателя как будто подхватывает волной, такой огромной, а он сидит на гребне, не в силах ничего изменить, не имея возможности выбраться на берег. Потому что книга – как море
И даже больше.. Два человека. Мужчина, «жалкий романтик, лишенный иллюзий и временно именуемый в этой короткой жизни Равик». Женщина, «амазонка с глазами цвета морской волны, наделенная инстинктом… Развернуть . — Что вы читаете? — Книжку. — Интересно? — Очень
Как она называется? «Три товарища». Я не читал. Странно, сейчас вся Москва это читает.. Конечно, я не могла не вспомнить любимый с детства фильм, когда ехала на днях с этой книгой в метро. А что сейчас читает вся Москва? Как вышло так, что литературу заменила печатная продукция ни уму, ни сердцу и глянцевые сборники сплетен? . Самый красивый в ХХ столетии роман о любви.. Эта аннотация и совдеповское название несколько лет были для меня пугачом
Не люблю я сюжеты, где любовь является доминантой. В большинстве случаев она кажется мне или скучной, или фальшивой. Я ожидала роман о благородном соперничестве или женском вероломстве, где настоящая мужская дружба, разумеется, победит. Моя приземленная фантазия ошиблась по всем пункам. Одной любовью роман не ограничивается. Ремарк, как врач из своего же романа, проводит нас по палатам судеб разных людей, позволяя внимательно посмотреть на них. Каждый со своей болью, увечьем, бедой
Со своей надеждой. Здесь меня ждала любовь без рюшечек и фентифлюшечек. Любовь на поступках, а не на словах, о такой не говорят, слова всё только портят. А на этих строчках я почувствовала с книгой настоящее родство душ.. Мне всегда было противно, когда смешивали разные вещи, я ненавидел это телячье тяготение друг к другу, когда вокруг властно утверждалась красота и мощь великого произведения искусства, я ненавидел маслянистые расплывчатые взгляды влюбленных, эти туповато-блаженные прижимания, это непристойное баранье счастье, которое никогда не может выйти за собственные пределы, я ненавидел эту болтовню о слиянии воедино влюбленных душ, ибо считал, что в любви нельзя до конца слиться друг с другом и надо возможно чаще разлучаться, чтобы ценить новые встречи.. Здесь любовь на пределе. Боюсь, что такая может быть только на грани, у черты
Когда человек ежечасно понимает, что всё может кончиться в любой момент, тогда он не разменивается на дрязги и мелочное раздражение. У него просто нет на это времени, приходит понимание истинно важного. Какое это счастье, когда можно строить планы на следующий день, следующее лето, следующий год в полной уверенности, что он у тебя будет. Что серые будни для одних, то бесценное богатство для другого. Как жаль, что когда время есть в избытке оно часто тратится так бездарно. . Эта книга хороший, крепкий такой подзатыльник
Ее обязательно надо перечитать, правда мне не так просто будет на это решиться.. — Что вы читаете? — Книжку. — Интересно? — Очень. Как она называется? «Три товарища». Я не читал. Странно, сейчас вся Москва это читает.. Конечно, я не могла не вспомнить любимый с детства фильм, когда ехала на днях с этой книгой в метро
А что сейчас читает вся Москва? Как вышло так, что литературу заменила печатная продукция ни уму, ни сердцу и глянцевые сборники сплетен? . Самый красивый в ХХ столетии роман о любви.. Эта аннотация и совдеповское название несколько лет были для меня пугачом. Не люблю я сюжеты, где любовь является доминантой. В большинстве случаев она кажется мне или скучной, или фальшивой. Я ожидала роман о благородном соперничестве или женском вероломстве, где настоящая мужская дружба, разумеется, победит. Моя приземленная фантазия ошиблась по всем пункам
Одной… Развернуть . Невероятно! Книга-коньяк. Только взяла ее в руки, а уже знаю, что не подведет — все-таки выдержана временем. Не хочется спешить с ней. Медленно, спокойно читаешь страницу за страницей. Задерживаешься на отдельных фразах, пытаешься распробовать, осознать, что за нотки кроются в этих строках
Где-то история обжигает все нутро, на глаза выступают слезы. Закрываешь, откладываешь, чувствуешь легкое головокружение и приятное послевкусие. Становится очень тепло. Понимаешь, что хочется читать эту книгу еще и еще. . Книга-портвейн. Кажется легкой, а бьет в голову со страшной силой
Красота слога опьяняет. Сладость любви дарит чувство эйфории. Однако перебора не чувствуется, головную боль и тошноту не вызывает. Если, конечно, вы не относитесь к тем странным людям, которые терпеть не могут портвейн. . Книга-шампанское. Игристая, как сам характер Пат
Веселая и стремительная. Скорость «Карла» сводит с ума. Гонки, улицы, машины. Глупости, мелкие и не очень. Немного стыдно, порой, но все прощается. Хочется смеяться до боли в животе и танцевать до стертых ног.
Книга-водка. Лучшие друзья, болезненные воспоминания, война, горечь утрат. Хочется пить до беспамятства. Хочется пить, говорить и плакать. Иначе нельзя. Иначе все накопится и будет слишком больно.
Да, пусть в жизни эти напитки мешать не стоит, но Ремарку удалось соединить это все во вкуснейший коктейль «Три товарища». И на десерт еще подать ящик рома.. Книжное путешествие. Тур 5. Горы. Игра в классики. Тур 2
Четыре сезона. Осень-2014. Пинок от Romawka20 .. Невероятно! Книга-коньяк. Только взяла ее в руки, а уже знаю, что не подведет — все-таки выдержана временем. Не хочется спешить с ней. Медленно, спокойно читаешь страницу за страницей
Задерживаешься на отдельных фразах, пытаешься распробовать, осознать, что за нотки кроются в этих строках. Где-то история обжигает все нутро, на глаза выступают слезы. Закрываешь, откладываешь, чувствуешь легкое головокружение и приятное послевкусие. Становится очень тепло. Понимаешь, что хочется читать эту книгу еще и еще. . Книга-портвейн
Кажется легкой, а бьет в голову со страшной силой. Красота слога опьяняет. Сладость любви дарит чувство эйфории. Однако перебора не чувствуется, головную боль и тошноту не вызывает. Если, конечно, вы не относитесь к тем странным людям, которые терпеть не могут портвейн…. Развернуть . Читая Ремарка, я выделила несколько его особенностей, которые отличают его творчество от других авторов лично для меня.
1. Возникает ощущение, что все романы Ремарка — это один длинный и не сильно меняющийся роман о, наверное, каким-то образом случайно выжившем Пауле Боймере из «На западном фронте без перемен». Выжить-то он выжил, а что делать дальше — не знает, и скитается из книги в книгу, меняя имена, профессии и людей вокруг, но сохраняя в целом один и тот же характер и настроение. И это не есть плохо, потому что это герой умный и интересный. Вот и «Чёрный обелиск» не оказался исключением, только Пауля здесь зовут Людвиг и работает он в похоронной конторе.. 2. Язык Ремарка настолько афористичен и образен, что большую часть книги хочется немедленно растащить на цитаты
И очень жаль, что некоторые моменты процитировать просто невозможно (ну вот как передать в цитате тот факт, что я искренне восхищаюсь способом тонкого издевательства (вот он троллинг-то откуда!) над Эдуардом, владельцем ресторана?). Цитаты из Ремарка… Такая же распространённая штука, как цитаты, например, из Паланика или Фрая, даже если Ремарк не читан, то с цитатами из него большинство людей так или иначе столкнулись.. 3. Ремарк настолько «добротно» пишет о еде и выпивке, что во время прочтения хочется выпить чего-нибудь этакого и плотно закусить.. 4. Очень-очень личное ощущение, что Ремарк больше для читателей женского пола, чем для мужского
Не знаю, почему, объяснить логически не получается, а ощущение есть. Отсюда же — женские второстепенные образы у Ремарка куда более яркие, чем большинство мужских. Дама, рявкающая басом, дама, выдирающая гвоздь из стены филейной частью, учительницы, ставшие проститутками. От мужских «положительных» образов самое главное — ощущение крепкой дружбы, ещё более тесной из-за войны.. 5. Обречённость из света, смех сквозь слёзы и тёплая ирония над тем, что, в общем-то, весьма печально. Оклеивание стен денежными листами, потому что это дешевле, чем обои
Пресловутые учительницы-проститутки, которые узнают собственных учеников. Попытка спекуляции собственным памятником.. 6. Странное ощущение мистичности и магического реализма, которого, на самом деле, в книге совсем нет. Похороны недругов на рисунках, запугивание Кнопфа с помощью водосточной трубы, дабы он не справлял малую нужду на пресловутый обелиск. Разговоры с девушкой-шизофреничкой и внутренние монологи.. Ну и, напоследок, любовная линия
Главный герой влюблён в девушку, больную шизофренией, которая на фоне всеобщего безумия выглядит едва ли не самой нормальной. Он не столько влюблён в неё саму, сколько в её сумасшедшесть, поэтому они, наверное, и называются другими именами, а после выздоровления уже не интересуют друг друга. Линия красивая и интересная, о ней, пожалуй, не стоит говорить в рецензии, а стоит читать и думать самому.. Откладываешь прочитанный роман Ремарка — на душе гарантированно остаётся лёгкое чувство тёплой грусти.. Заметки о читаемом в телеграме. Читая Ремарка, я выделила несколько его особенностей, которые отличают его творчество от других авторов лично для меня.. 1
Возникает ощущение, что все романы Ремарка — это один длинный и не сильно меняющийся роман о, наверное, каким-то образом случайно выжившем Пауле Боймере из «На западном фронте без перемен». Выжить-то он выжил, а что делать дальше — не знает, и скитается из книги в книгу, меняя имена, профессии и людей вокруг, но сохраняя в целом один и тот же характер и настроение. И это не есть плохо, потому что это герой умный и интересный. Вот и «Чёрный обелиск» не оказался исключением, только Пауля здесь зовут Людвиг и работает он в похоронной конторе.. 2. Язык Ремарка настолько афористичен и образен, что большую часть книги хочется немедленно растащить на цитаты. И очень жаль, что..
Развернуть . Сегодня мы бродили бы по родным местам как заезжие туристы. Над нами тяготеет проклятие — культ фактов. Мы различаем вещи, как торгаши, и понимаем необходимость, как мясники. Мы перестали быть беспечными, мы стали ужасающе равнодушными. Допустим, что мы останемся в живых; но будем ли мы жить? Мы беспомощны, как покинутые дети, и многоопытны, как старики, мы стали черствыми, и жалкими, и поверхностными, — мне кажется, что нам уже не возродиться.. Я думаю, что этой цитатой можно сказать всё, что я испытала..Всю беду потерянного поколения войны
И неважно, какая это война, важно то, что после неё теряешь себя в мире. Очень сильное произведение. Я впервые читаю о войне, повествование о которой ведётся от имени немецкого солдата. Солдата, который был вчерашним школьником, который любил книги, жизнь. Которого не сломали трудности- он не стал трусом и предателем, он сражался честно, трудности не сломали, просто он потерялся на этой войне..Правильно сказал один из его друзей- пусть бы генералы вышли бы один на один, и из исхода этого поединка определили бы победителя. Сколько судеб..Сколько людей. Как это страшно.
Мы видим людей, которые еще живы, хотя у них нет головы; мы видим солдат, которые бегут, хотя у них срезаны обе ступни; они ковыляют на своих обрубках с торчащими осколками костей до ближайшей воронки; один ефрейтор ползет два километра на руках, волоча за собой перебитые ноги; другой идет на перевязочный пункт, прижимая руками к животу расползающиеся кишки; мы видим людей без губ, без нижней челюсти, без лица; мы подбираем солдата, который в течение двух часов прижимал зубами артерию на своей руке, чтобы не истечь кровью; восходит солнце, приходит ночь, снаряды свистят, жизнь кончена.. Как же я привязалась к героям Ремарка! Как они не унывали на войне, сохраняли чувство юмора, боролись с голодом и поддерживали друг друга. Как они хотели жить..Вчерашние мальчишки, которым пришлось вот так быстро повзрослеть. Которым пришлось видеть смерть, которым пришлось убивать. Конечно, им трудно адаптироваться в другой жизни, из которой они вышли, попав сразу в войну. И как это ярко описывает Ремарк устами главного героя. И начинаешь понимать, что для кого-то человеческая жизнь ничего не стоит..А ведь Пауль, сидя в окопе с убитым французским солдатом, думал обо всём этом
Думал, что они защищают своё отечество, но и французы защищают своё отечество. Всех кто-то ждёт. Им есть, куда возвращаться. Но смогут ли они потом жить? Постоянно отзывается эхом война в душах тех, кто прошёл её. Какая бы это война не была, она всегда калечит судьбы. И страдают те, кто выжил- победители и побеждённые, и страдают родные и близкие тех, кто не вернулся с войны. И долго ещё они видят сны, вздрагивая от каждого шороха
Это очень тяжёлое произведение. И надо бы собрать все эти книги о войнах в разные времена, в разных странах и дать почитать всем тем, кто развязывает это кровопролитие . Дрогнет что-то в груди? Защемит сердце? Не знаю… Сегодня мы бродили бы по родным местам как заезжие туристы. Над нами тяготеет проклятие — культ фактов. Мы различаем вещи, как торгаши, и понимаем необходимость, как мясники. Мы перестали быть беспечными, мы стали ужасающе равнодушными
Допустим, что мы останемся в живых; но будем ли мы жить? Мы беспомощны, как покинутые дети, и многоопытны, как старики, мы стали черствыми, и жалкими, и поверхностными, — мне кажется, что нам уже не возродиться.. Я думаю, что этой цитатой можно сказать всё, что я испытала..Всю беду потерянного поколения войны. И неважно, какая это война, важно то, что после неё теряешь себя в мире. Очень сильное произведение. Я впервые читаю о войне, повествование о которой ведётся от имени немецкого солдата. Солдата, который был вчерашним школьником, который любил… Развернуть 
Я много лет старательно избегала Ремарка. Еще в институте мы учили немецкий язык, и мои однокурсницы из рук в руки передавали его книги. Они читали Ремарка в метро, дома, на парах, выходили из аудиторий с заплаканными глазами, приезжали утром на занятия невыспавшиеся и абсолютно удрученные. Я смотрела на них и понимала – не хочу таких книг! И яркости такой не хочу. Тогда в 20 лет яркость эмоций представлялась мне только в позитивном свете и никак иначе. Тогда я еще не умела плакать над книгами, и уж точно не считала нужным выбирать подобную литературу специально. В общем, прошло уже достаточное количество лет, я пролила немало слез на страницы книг, но от Ремарка по-прежнему шарахалась
Где-то там, на подкорке, ясно и отчетливо было записано: «Ремарка не читать!» Так и было – не читала, – до недавнего времени. И вот сижу я на кухне с чашкой горячего чая в одной руке, с яблоком – в другой, и перед глазами у меня – «Триумфальная арка», или красивейший из европейских романов XX века. Роман о любви, войне и смерти. Эрих. Мария. Ремарк. И я знаю, что в этой книге отчаяние, тоска, боль, знаю, что пролью немало слез, знаю..
и все равно открываю первую страницу… Говорят, что запретный плод – сладок. Вот и Ремарк стал для меня таким «запретным плодом». Сама того не зная, я построила для себя железный занавес, разрушить который было так же восхитительно, как и неимоверно ужасно. Я читала, глотая слезы, и не могла остановиться. Меня засасывало, эта книга притягивала, не отпускала, била по сердцу, заставляла задерживать дыхание от отчаяния, но не давала уйти, не позволяла отдохнуть, прийти в себя. До самой последней страницы она тисками держала меня и безраздельно владела моим вниманием
Она не дарила ни капли надежды, но бросить и не дочитать было совершенно невозможно.. Читать о боли тяжелее, чем испытывать ее самой. Даже сам факт необратимости меркнет перед невозможностью помочь или хотя бы поддержать. Нужно быть неимоверно сильным человеком, чтобы согласиться стать сторонним наблюдателем без единого шанса быть услышанным – хоть связки себе сорви от крика. Я до сих пор не могу понять, как можно так писать, что даже в счастливых моментах сквозит печалью? И она притягивает – эта сладковатая, терпкая печаль с привкусом одиночества, – в буквальном смысле слова манит. Ей хочется дышать, как дышишь дымом сигарет, ее хочется пить, как кальвадос. И легкий яблочный оттенок в горечи водки будет постоянно напоминать о том, что грусть может быть с привкусом сладости, с ароматом лета
И с ней невозможно бороться, нельзя противостоять, устоять, пережить: либо принять – вдохнуть глубоко в легкие дым, который подарит минуты наслаждения и будет медленно отравлять организм изнутри; либо попытаться сбежать, отказаться, забыться – оставить бутылку кальвадоса на столе нетронутой… хотя бы на сегодня. «Триумфальная арка» не поразила меня, нет. Эта книга превратила свои печатные слова в кулак и со всего размаху ударила меня в солнечное сплетение. Она заставила меня сжаться от ужаса в комок, тихонько заплакать в подушку и восхищенно замереть перед ней, перед ее величием и каким-то совершенно необъятным пониманием жизни. Ремарк совершенно не жалеет своих читателей, он предлагает им самую жесткую, самую необратимую и удручающую правду жизни – и этим он прекрасен. Его произведения как будто светятся – тусклым желтым светом уличного фонаря, блеклыми каплями дождя на оконном стекле
Но вместе с тем этот приглушенный отсвет настолько уютен и притягателен, что даже в самой критической боли, в самом бездонном отчаянии можно разглядеть потрясающую красоту, нежность и легкость. Моя однокурсница как-то охарактеризовала книги Ремарка: «Безысходность». Мне показалось, что именно ради этой безысходности и стоит читать его произведения. Пусть я скажу безумно банальную фразу – но именно безысходность учит замечать мелочи вокруг. Когда мир сужается до пределов боли, то в этих границах человек начинает обращать внимание на мелочи – на бабочку, капли дождя, огонек от спички… Книга «Триумфальная арка» заставила меня другими глазами взглянуть на свою обыденность и повседневность. У Ремарка совершенно потрясающий, просто невероятный язык! Его манера повествования буквально вскружила мне голову
Ремарк столь мастерски простым языком описывает самые повседневные мелочи жизни (которые, порой, и не замечаешь), что хочется сейчас же, немедленно оказаться там и все это прочувствовать самой, увидеть своими глазами.. В окно мягкими пальцами стучался дождь.. На улице стоял вечер с фиолетовыми глазами.. Манто соскользнуло с плеч и черной пеной легло у ее ног.. Спичка крохотной кометой летит на землю.. С площади Этуаль на серебряных ступнях незаметно пришла прохлада.. И это только малая часть примеров прекрасного, волнующего слога Э.М
Ремарка. . Теперь утром, проезжая мимо высоток, я смотрю на окна. За этими окнами чего только не происходит: люди просыпаются, завтракают, ссорятся, мирятся, расстаются, кому-то звонят, кто-то просто смотрит в окно на рассветное небо… А я вижу, что солнышко, которое только-только начинает просыпаться, одинаково радостно и ярко отражается в каждом окне. Ему не важно, что происходит за каждым стеклом, оно просто дарит всем свою яркость, начиная наше утро. Я не могу так же красиво, как Ремарк, написать про эти самые оранжевые лучи в окнах домов, но я вижу их, вот просто вижу солнечных зайчиков и улыбаюсь
И эта красота находит свои слова в душе – те самые, которые нельзя выразить буквами. Вот так через призму боли и уныния можно увидеть красоту и тепло в самых обычных и повседневных вещах. Учиться жить можно и нужно всегда: в любом возрасте, в любое время, в любой ситуации. Безусловно, хорошо, что есть такие книги – в «Триумфальной арке» настолько большая концентрация ада при жизни, что невольно начинаешь искать те малые крохи позитива, которые автор скудной россыпью поместил на страницах. А после, отрывая взгляд от книги, начинаешь с настойчивой дотошностью осматривать свой мир – здесь лучше, чем там, и это уже совсем неплохо. Мне кажется, что Эрих Мария Ремарк до умопомрачения любил жизнь. Он видел ее с разных сторон: в его жизни была и любовь, и потери, и война, и смерть
Все это, безусловно, отразилось в его произведениях. Да, конечно, в них слишком много гнетущего, разящего, сбивающего с ног, но невозможно не увидеть безмерную жажду жизни, нескончаемую любовь к ней, желание творить и дышать полной грудью.. Книга прочитана в рамках игры Флэшмоб 2015 Спасибо огромное за совет Femi . Я думаю, что теперь я все-таки открыла для себя путь к Ремарку.. Я много лет старательно избегала Ремарка. Еще в институте мы учили немецкий язык, и мои однокурсницы из рук в руки передавали его книги. Они читали Ремарка в метро, дома, на парах, выходили из аудиторий с заплаканными глазами, приезжали утром на занятия невыспавшиеся и абсолютно удрученные
Я смотрела на них и понимала – не хочу таких книг! И яркости такой не хочу. Тогда в 20 лет яркость эмоций представлялась мне только в позитивном свете и никак иначе. Тогда я еще не умела плакать над книгами, и уж точно не считала нужным выбирать подобную литературу специально. В общем, прошло уже достаточное количество лет, я пролила немало слез на страницы книг, но от Ремарка по-прежнему шарахалась. Где-то там, на подкорке, ясно и отчетливо было записано: «Ремарка не читать!» Так и было – не читала,… Развернуть . Все-таки отзывы на такие книги лучше писать по горячим следам
Две недели назад купила ее в подарок, открыла, и… в подарок отправилась другая книга, а эту отдать так и не смогла. Честно говоря, не могла даже выпустить ее из рук, хотя сюжет, конечно, был давно известен. Прочитала за один день. Помню, после того, как закрыла последнюю страницу, было стыдно за очень многое. За свои реакции на какие-то жизненные обстоятельства. За жалость к себе в некоторых ситуациях
За плохое настроение. За дурацкие обиды. За лень. . Вот ведь как люди не умеют ценить Жизнь! И не важно, когда человек обречен, как он заполняет свое время: платьями, поездками, вечеринками или казино. Или философскими разговорами. Неужели только в такой момент можно по-настоящему радоваться Жизни, ценить ее? Всем ведь, наверное, знакомо это — убереги Бог от самого страшного, болезни себя и близких, катастрофы
Остальное все не смертельно, все можно исправить! Но — нет же, все равно находятся поводы сердиться, раздражаться, обижаться. И так будет всегда.. Я не определяю, худший это роман у Ремарка или лучший. Да, сюжет сходен с «Тремя товарищами», да, много разговоров о жизни, да, героиня весьма эксцентрична и кому-то может показаться недостаточно чуткой … Но лично на меня все книги Ремарка действуют очищающе. Все они о любви к Жизни. И я готова читать его бесконечно.
Все-таки отзывы на такие книги лучше писать по горячим следам. Две недели назад купила ее в подарок, открыла, и… в подарок отправилась другая книга, а эту отдать так и не смогла. Честно говоря, не могла даже выпустить ее из рук, хотя сюжет, конечно, был давно известен. Прочитала за один день. Помню, после того, как закрыла последнюю страницу, было стыдно за очень многое. За свои реакции на какие-то жизненные обстоятельства
За жалость к себе в некоторых ситуациях. За плохое настроение. За дурацкие обиды. За лень. . Вот ведь как люди не умеют ценить Жизнь! И не важно,… Развернуть 
4\30Книга из флэшмоба 2011. Большое человеческое спасибо sweeeten , за то что она помогла мне вернутся к позабытому мною Ремарку.У меня еще одна длинная переполненная мыслями и чувствами рецензия.. Я поняла, что Ремарка читать больно, но необходимо. Не для кого не секрет, что все его книги полны отчаяния и боли — они полны правды, а правда слишком горькая. У Ремарка не бывает «хэппи эндов». Зато полно человеческих чувств, мыслей и эмоций. Эта еще одна книга о боли, о потерях.
о войне.. Черней вороньего крыла В оковах силы, разбудившей тьму Лежит распятая земля С мольбой взирая в пустоту Земля и стонет и дрожит Вокруг смятенье, боль рождает злость Тебе ещё нет двадцати И быть в аду не довелось.. © В. А. Кипелов. Нас с рождения учат, что Великая война — это Великая победа русских, что немцы гады, а русские лишь защищались и спасали свою страну, свою родину, свои семьи. Никогда я не собиралась спорить о фашизме, и сейчас не буду
Фашизм — зло. Просто у каждой медали две стороны, и Ремарк (противник нацизма) не защищает своих земляков, он лишь показывает то, что оставалось за кадром. Мы ничего не знаем о немецких солдатах — ничего кроме концлагерей и их надзирателей, газовых камерах, бесчеловечных расстрелов и зомби-лозунга «хайль гитлер!» Всё это всегда делало и будет делать их убийцами в наших глазах. Под их автоматами и танками гибли наши деды и прадеды, и каждый год мы отдаем дань памяти, скорбим и превозносим наших дорогих защитников. Бесспорно это Великие люди. Это Великая победа. Но..
Ремарк рассказывает нам о солдате. Эрнст Гребер. Который впервые за два года войны и страха, отправляется в отпуск на две недели. Две недели, которые для солдата ценны как целых два года. Два года — время жить. Это обычная книга — книга о буднях рядового солдата немецкой армии, о буднях вне полевых сражений. Он уезжает с войны, чтобы снова оказать на войне — в городе, подваргающемся регулярным бомбежкам
В городе где свет в квартире является ужасным преступлением против отечества, где никому и никогда нельзя доверять своих мыслей и чувств, потому что это грозит донесением и расстрелом. Война. Она делает прекрасное звездное небо — опасным. И смотря на него, ты не видишь красоты, а лишь угрозу.. В хорошую погоду легче бомбить. Мы, по сути, мало что знаем о тех немецких солдатах, которых так ненавидим мы и наверняка будут ненавидеть следующие наши поколения. Но среди них были такие же обычные люди, люди легко поддающиеся страху, желающие жить
Все войны начинают «большие» люди, а страдают почему-то всегда самые обычные.. Когда бомбят нас, мы шлем в след их самолетам проклятья и плачем — они «гады», а когда мы бомбили их, там точно так же умирали люди и слали проклятья в небо, на наши семьи. Плохо когда у человека нет выбора. Когда малейший намек на «мы отступаем и проигрываем» — карается смертью, за неуверенность в своем отечестве. За попытку усомнится в силе и уме фюрера.. Мне не раз приходила на ум книга Бернхарда Шлинка «Чтец», прочитанная мною ранее. мы так легко осуждаем людей за их поступки, но никто не знает как бы он поступил на их месте
И в голове постоянно крутился вопрос заданный Ханной Шмиц судье: «А что бы Вы сделали на моем месте?» Любое неподчинение карается смертью. А каждый человек, в этой и любой другой войне, хочет доползти до «времени жить».. То, что мы здесь, ничего не меняет. Мы тогда внушали себе, что не хотим бросать отечество в трудную минуту, когда оно ведет войну, а что это за война, кто в ней виноват и кто ее затеял — все это будто бы неважно. Пустая отговорка, как и прежде, когда мы уверяли, что поддерживаем их только, чтобы не допустить худшего. Тоже отговорка. Для самоутешения
Пустая отговорка! ©. Бесспорно, в этом романе есть личности, которых хотелось удавить собственными руками. Но так же в нем есть всё то человеческое, о чем люди забыли и забывали. На тему «системы» и «винтиков» можно рассуждать бесконечно долго, и это бесконечно больная тема. Тема нацизма, так же как и религии будет подниматься всегда, и всегда вызывать споры…и даже войны. Это печально… Война без правил, без границ, В одном потоке жарком кровь и пот, Хохочет Смерть, сыграв на бис Каприз ,где судьбы вместо нот
Пощады нет в её глазах, Ты смотришь в них и не отводишь взгляд, Сгорает твой животный страх, Шипя и корчась на углях © В. А. Кипелов. Мне глубоко противна вся система фашизма, когда люди как стада овец шло и убивало других людей, таких же как и они сами — живых и имеющих право жить. Мне глубоко противно все это зомбирование, все эти лозунги и то что люди шли против людей с таким остервенением, какое не встретишь даже в животном диком мире. И никогда я не пойму этого добровольного массового убийства. Никогда.
— Этого нельзя простить, никогда, — сказал кто-то позади Гребера. В голове шевелится клубок мыслей, и это настроение не спадает у меня уже несколько дней, не считая те дни пока я читала. Я ехала в метро и читала, и закрывала книгу, потому что слезы уже заполняли глаза. Я читала про то, как Гребер среди развалин города встречал одинокое цветущее дерево, озаренное светом от пожаров.. и в душе его зарождалась надежда, и чувство.. прекрасное легкое чувство. Жизнь..
И я не забуду это чувство. Метро — движущееся бомбоубежище переполненное людьми, это отчаяние, щупальцами проникшее в тебя со страниц книги.. А потом.. твоя станция, ты поднимаешься по эскалатору, выходишь на улицу.. А там… Там весна. Солнце уже печет тебе затылок, и эти новые забытые за зиму свежие запахи, и щебетание птиц
Огромная толпа вываливается из подземелья на улицу, спешит по делам и на работу. А я вышла.. остановилась, закрыла глаза и дышала.Я ДЫШАЛА! И чувствовала это время — «время жить». Невозможно передать какое легкое и всепоглощающее счастье меня захлестнуло в тот момент. Я просто остановилась, и стояла. И ничего в тот момент не было прекраснее, чем просто дышать и чувствовать на коже пришедшую весну. Ничего кроме этого дыхания не существовало
И я была благодарна Ремарку за его эту книгу.. и я благодарна ему всем своим существом. За правду, за боль…и за эти минуты когда ценишь даже свой собственный вдох, за то что дышишь «как в последний раз».. 4\30Книга из флэшмоба 2011. Большое человеческое спасибо sweeeten , за то что она помогла мне вернутся к позабытому мною Ремарку.У меня еще одна длинная переполненная мыслями и чувствами рецензия.. Я поняла, что Ремарка читать больно, но необходимо. Не для кого не секрет, что все его книги полны отчаяния и боли — они полны правды, а правда слишком горькая
У Ремарка не бывает «хэппи эндов». Зато полно человеческих чувств, мыслей и эмоций. Эта еще одна книга о боли, о потерях.. о войне.. Черней вороньего крыла В оковах силы, разбудившей тьму Лежит распятая земля С мольбой взирая в пустоту Земля и стонет и дрожит Вокруг смятенье, боль рождает злость Тебе ещё нет двадцати И быть в аду не довелось.. © В. А
Кипелов. Нас с рождения учат, что Великая война — это Великая победа русских, что немцы… Развернуть . «Это — «Ночь в Лиссабоне». Ночь, когда человек, потерявший последнее, что осталось от его в осколки разбитой войной жизни, отчаянно исповедуется перед случайным встречным. Ночь, когда за бутылками и бутылками дешевого вина раскрывается кровоточащая душа — и рассказывается, рассказывается рвущая душу история о любви и жестокости, странной верности и странной отваге…». «Это было
Разве этого не достаточно?…». И на этом все…………….. А я теперь помолчу. Совсем немного или чуточку дольше. Столько, сколько потребуется для того, чтобы рассказать или выслушать, пережить или только представить эту боль души и сердца. Ах, господин Ремарк, я не писатель, и не виртуоз пера. Нет в моем лексиконе слов волшебных, слов правдивых, слов, способных описать
И где мне, такому вот не писателю, взять эти слова?! Как же мне, не зная их, описать и выразить то, что кричит внутри?! Как быть с тем, что ты немеешь вдруг и одновременно наружу рвется крик, а ты душишь в себе слова одно за одним, не в силах решить, какие выпустить на волю, какие из них смогут выразить, какие не покажутся дешевым пафосом, а скажут все как есть? И что делать с тем, что ты услышал? Как-будто все это рассказывали одному тебе. Постараться забыть, чтобы на душе было безмятежнее? Или сохранить в себе, чтобы помнить? И почему охватывает чувство такой безысходности, как-будто ты мог, но не решился что-то исправить? И по ком ты плачешь сейчас — по ушедшим и невинно обиженным или по собственной жизни? Ах, как же быстро иногда летят ко всем чертям все представления о правильном и не правильном, о добре и зле. В моменты, когда человек поставлен в условия нечеловеческие, о чем каждый думает в первую очередь?. «…И никогда не будет иного ответа, только тот, что вы даете себе сами.». Книга, как удар, после которого кажется — уже не встать. И, вместе с тем, как рука помощи, как напоминание о том, что вставать нужно… пока есть хоть какие-то силы и крохи надежды, нужно.
Большое спасибо Полине Lut4 за то, что подарила мне эту книгу!. «Это — «Ночь в Лиссабоне». Ночь, когда человек, потерявший последнее, что осталось от его в осколки разбитой войной жизни, отчаянно исповедуется перед случайным встречным. Ночь, когда за бутылками и бутылками дешевого вина раскрывается кровоточащая душа — и рассказывается, рассказывается рвущая душу история о любви и жестокости, странной верности и странной отваге…». «Это было. Разве этого не достаточно?…». И на этом все…………….
А я теперь помолчу. Совсем немного или чуточку дольше. Столько, сколько потребуется для того, чтобы рассказать или выслушать, пережить или только представить эту боль души и сердца. Ах, господин Ремарк, я не писатель, и не виртуоз пера. Нет в моем лексиконе слов волшебных, слов правдивых, слов, способных описать. И где мне, такому вот не писателю,… Развернуть 
Факты бытия просты и тривиальны. Лишь наша фантазия способна их оживить. Она превращает факты, эти шесты с веревками для сушки белья, во флагштоки, на которых развеваются полинялые знамена наших грез.. Каждый раз, когда мне задают вопрос»Твоя любимая книга? Твое любимое кино?» На меня нападет столбняк! Ну как же так, всегда думала я, прочитать столько книг, пересмотреть столько фильмов и при столь обыденном вопросе выдавливать из себя только «эээээ,нуууу». Но вчера вечером все в корне изменилось. Это даже не книга, это какое-то откровение, над которым хочется плакать, смеяться, жить, впитывать в себя. Первый раз я поймала себя на мысли, что без зазрения совести загибаю у книги углы на понравившихся местах(абсолютное святотатство для меня), потом я твердо решила, что запру эту книгу в шкафу и ни кто не получит ее даже почитать! Она будет моя и только моя!
Видишь огни фонарей и тысячи пестрых вывесок? Мы живем в умирающее время, а в этом городе все еще клокочет жизнь. Мы оторваны от всего, у нас остались одни только сердца. Я был где-то на луне и теперь вернулся… И ты здесь, и ты – жизнь. Ни о чем не спрашивай. В твоих волосах больше тайны, чем в тысяче вопросов. Впереди ночь, несколько часов, целая вечность..
пока за окном не загремит утро. Люди любят друг друга, и в этом – все! Это и самое невероятное, и самое простое на свете. Я это почувствовал сегодня… Ночь растаяла, преобразилась в цветущий куст, и ветер доносит аромат земляники… Без любви человек не более чем мертвец в отпуске, несколько дат, ничего не говорящее имя. Но зачем же тогда жить? С таким же успехом можно и умереть…. Все, что когда-то было мной забыто, закинуто куда-то на задворки памяти, все радости и печали при прочтении этой книги нахлынули вновь, как будто вчера
Все прекрасные воспоминания, влюбленности, то прекрасное чувство, когда начинается любовь… Все те горечи, когда она кончается или когда тебя вообще никогда не любили.. Все, абсолютно все всколыхнулось за эти несколько дней чтения. Никогда, никогда со мной такого не было! А как был несчастен и одновременно счастлив Ремарк, когда писал ее! . Сердце, подумал он. Сердце! Как оно готово на все отозваться. Как учащенно бьется оно! Окно, одиноко светящееся в ночи, отсвет другой жизни, неукротимо бросившейся ему навстречу, открытой и доверчивой, раскрывшей и его душу
Пламя вожделения, блуждающие огни нежности, светлые зарницы, вспыхивающие в крови… Все это было знакомо, давно знакомо, настолько, что казалось, сознание никогда больше не захлестнет золотистое смятение любви… И все-таки он стоит ночью перед третьеразрядным отелем, и ему чудится – задымился асфальт, словно с другой стороны земли, сквозь весь земной шар, с голубых Кокосовых островов пробивается тепло тропической весны, оно просачивается через океаны, через коралловые заросли, лаву, мрак, мощно и неодолимо прорывается здесь, в Париже, на жалкой улице Понселе, в ночи, полной мести и прошлого, неся с собой аромат мускуса и мимозы… И вдруг непонятно откуда приходит умиротворение…. И теперь, если вы зададите мне вопрос о любимой книге вы уже будете знать мой ответ….. Факты бытия просты и тривиальны. Лишь наша фантазия способна их оживить
Она превращает факты, эти шесты с веревками для сушки белья, во флагштоки, на которых развеваются полинялые знамена наших грез.. Каждый раз, когда мне задают вопрос»Твоя любимая книга? Твое любимое кино?» На меня нападет столбняк! Ну как же так, всегда думала я, прочитать столько книг, пересмотреть столько фильмов и при столь обыденном вопросе выдавливать из себя только «эээээ,нуууу». Но вчера вечером все в корне изменилось. Это даже не книга, это какое-то откровение, над которым хочется плакать, смеяться, жить, впитывать в себя. Первый раз я поймала себя на мысли, что без зазрения совести загибаю у книги углы на понравившихся местах(абсолютное святотатство для меня), потом я твердо решила, что запру эту книгу в… Развернуть . Наконец-то свершилось! Больше двух лет я мечтала познакомиться с Ремарком, зачитываясь проникновенными рецензиями
Начинать, честно, просто боялась, боялась по причинам военной тематики и по ряду других причин, не всегда понятных даже мне самой. Поэтому, когда в лотерее одной из трех книжек выпала книга Ремарка, я решила, что пришло время, и уже не выбирала. Вновь «Дайте две!» подтолкнула к чтению столь великолепной литературы! Пришла и моя очередь написать рецензию. Я даже переживаю немножко… Сложно написать что-то новое о книге, которая настолько зацепила, что определенно стала любимейшей среди любимых книг и нашла отклик в сердцах миллионов читателей. Я всегда пребывала в полной уверенности, что эта книга о войне. Но нет
Не в прямом смысле. Она о другой войне, о войне за человеческое счастье…. Такая любовь настигла Робби и Пат. О такой Любви не говорят, ее боятся. К ней прислушиваются и не признают, от нее сбегают, как от болезни… Она сильная и страстная, этой Любви суждено пройти длинный путь до того, как она захлеснет с головой, когда уже не выбраться. Такую Любовь нужно хранить, хранить бережно, никому не показывая
Хранить для своей половинки. Чувство Робби и Патриции не рассыпется, оно вечно. Любовь такой силы редка, потому ее надо отстаивать, бороться за нее… Влюбленным суждено пройти величайшие испытания. Испытания Жизнью и Смертью. Познать Жизнь сквозь Смерть и Смерть сквозь Жизнь. Они жуткие и настоящие
Чтобы выдержать все это, Патриции и Робби нужно действительно Любить. Любить всем сердцем, всей душою, всем существом. Измениться ради половинки, отдаться другой, чужой жизни, отдаться бесстрашно и радикально. Сделать эту жизнь общей. Всеми силами постараться не дать дуэли Жизни и Смерти состояться. Ведь Робби знает ровный почерк Смерти. Она прошлась по жизни мужчины четким, солдатским, чеканным шагом
Смерть показала Робби тысячи кончин, заставляла убивать на войне ради сделки с Жизнью. Она не оставила без внимания даже крепкую Дружбу, забирая у Робби дорогих людей. Он знает вкус потери. Он знает вкус Любви, теперь знает. Бывший военный горою станет за свою Любовь, выбивая у Смерти года, месяцы, дни, минуты, секунды жизни своей любимой Пат. Ради торжества Любви. Ради нее и ради себя
Жить. Эта Любовь всегда будет жить, кто бы ни выиграл противостояние. Но попытаться продлить свое неожиданное счастье еще хоть на Жизнь всегда стоит.. Величайшая книга. Проникновенная до дрожи. Эрих Мария Ремарк великолепен, велик. Он настоящий, жизненный..
Зря, очень зря я так долго оттягивала знакомство!!! Впрочем, уже очень скоро буду читать еще одну его книгу, в рамках легкой версии этой же лотереи. С нетерпением жду новых встреч, встреч открытых чувств! Читайте Ремарка и никогда не затягивайте знакомство с Таким автором!. Прочитано в рамках флэшмоб-лотереи «Дайте две!» 2/2 (вишлист tyz666 и мой тоже).Хочу сказать спасибо tyz666 за то, что я наконец-то познакомилась с творчеством Ремарка! Надеюсь и Вас история не оставит равнодушной! Так же спасибо, vittorio и amanda_winamp , за потрясающие рецензии на книги автора! Именно они сподвигли меня сделать, без сомнения, правильный выбор в лотерее! Спасибо!. Наконец-то свершилось! Больше двух лет я мечтала познакомиться с Ремарком, зачитываясь проникновенными рецензиями. Начинать, честно, просто боялась, боялась по причинам военной тематики и по ряду других причин, не всегда понятных даже мне самой. Поэтому, когда в лотерее одной из трех книжек выпала книга Ремарка, я решила, что пришло время, и уже не выбирала. Вновь «Дайте две!» подтолкнула к чтению столь великолепной литературы! Пришла и моя очередь написать рецензию
Я даже переживаю немножко… Сложно написать что-то новое о книге, которая настолько зацепила, что определенно стала любимейшей среди любимых книг и нашла отклик в сердцах миллионов читателей. Я всегда пребывала в полной уверенности, что эта книга о войне. Но нет. Не в прямом смысле. Она о другой войне, о войне за человеческое… Развернуть 
Очарован. Обескуражен. Опустошён. . За окном сгущаются тени, грозовые тучи. Остывает недопитый кофе. Ремарк бесподобен
«Ночь в Лиссабоне» я пережил в молчаливом обществе недорогого красного вина (которое подходит к этому роману просто идеально), крепко свареного кофе и бутербродов. Поистине, страшнее ночи мне не доводилось видеть. Чувствовать. . Читать начал вечером в воскресение. Засиделся до глубокой ночи, забыв про грядущие проблемы понедельника. Естественно, проспал университет
Вышел под восьмичасовой утренний дождь, прошёлся по безлюдному парку в небольшом тумане. Купил вина. Вернулся домой. Учёба подождёт до завтра.. Закончил читать ближе к вечеру. закрыв книгу, сидел, не двигаясь минут сорок. Роман тронул меня до глубины души, буквально перепахав последнюю
Знаю, что пишу банально-избитыми клише, но трудно подобрать слова, точно выражающие моё впечатление. . Атмосфера напряжённо-уютного кабачка, с витающими внутри парами алкоголя, запахом раков и выпечки, сгущающиеся сумерки за окном над Тахо. Ожидание долгой, грустной и тягучей ночи в последнем оплоте человека… Будучи невидимым свидетелем разговора двух мужчин, один из которых передаёт Надежду другому, я не мог оторваться от рассказа Шварца. Была в романе строчка, относящаяся к нему, будто он святой. Да
На мой взгляд, путь Шварца — путь святого. Необычайная смелость, позволившая человеку сделать невозможное, и в то же время абсурдное — пробраться в фашистскую Германию, на бывшую родину, к любимой женщине. Счастливые мгновения встречи. Побег. Эмиграция. Всепобеждающая Любовь двух душ, звучащая убедительно и печально. Елена, Шварц..
Недосказанность, отчуждённость, близость, понимание… Переплетение судеб, заключённое в колючие путы войны. Оттого, быть может, во много раз усилены чувства, что каждый миг вместе с любимым\любимой может оказаться последним. . С каждой страницей романа сердце моё билось всё быстрее, и было понятно, что все благие попытки Шварца спастись и спасти любимую, сверхчеловеческие попытки, не увенчаются ******** ( за сим скрывается словами непередаваемое). Почему? Виной тому одна лишь болезнь Елены, этой прекрасной женщины? Или, быть может, раковая опухоль Европы в лице Фашизма сыграло немаловажную роль? В романе больше вопросов, на которые ответит каждый сам, дослушав рассказ Шварца, вкусив невероятный коктейль из дешёвого вина, слёз Елены, приправленный особым ароматом надежды лиссабонской ночи. Пройдя через такое, человек уже не есть человек в полном смысле слова
Елены нет. Шварц перестаёт бояться смерти, от которой столько скрывался. Он, подобно многим, восстаёт против адского зверя, олицетворением коего является нацист-красавчик. Он идёт мстить (?), спасая тех, кого ещё можно уберечь от гибели, как спас он мальчика в украденной машине, и двух человек, отдав им свои паспорта и визы. Он святой, вне всяких сомнений. . Ужасы фашистской оккупации в романе раскрыты ярко, страшно, вызывающе, на примере нескольких судеб, задушенных рукой зла
Но. Есть место в книге и романтике. И настоящей любви. Любви бесконечной, увековеченной в памяти случайного собеседника Шварца и в душе читателя. А значит, любовь Елены и Шварца всё ещё дышит, колышется в старом замке, где бродят тени в маскарадных костюмах девятнадцатого века, где потрескивают дрова в камине, где платьями задрапированы окна, чтобы снаружи не заметили свет… Любовь колышется там, в Лиссабоне, когда опускается ночь на город, и можно встретить мужчину с женщиной, сидящих у воды, допивающих терпкий коньяк.
_____________________________ Сильная книга. После неё хочется выйти в ночь, забрести в тихий уголок на берегу холодной Волги и под дождём допить оставшееся вино. Такое чувство, что я пережил целую жизнь. Нелегко… Именно теперь я понял желание Шварца поделиться своей историей. Я бы хотел поделиться впечатлением от романа со случайным человеком на улице, просто поговорить о том, что жизнь в мире — и что же ещё нужно человеку? Идти под мирным дождём, слушая шелест ветра, не думая об опасности быть застигнутым врасплох бомбардировщиками, «мессершмитами», не думать о том, что электрический свет способен привлечь врага… Мы можем спокойно любить
Спокойно…. Мне особо запомнилась одна цитата, заставившая на несколько минут задуматься, поразив меня своей искренностью и молчаливым воплем:»Одиночество ищет спутников и не спрашивает, кто они. Кто не понимает этого, тот никогда не знал одиночества, а только уединение.» Восемью словами сказано всё, что нужно. Спасибо, Ремарк. _______________________________. P.S. Я хочу выразить благодарность одному хорошему человеку, читателю, Amid29081992
Достаточно давно, прошлым летом, он посоветовал мне романы Ремарка. Не сразу, но в своё время я последовал совету. Если бы не он, до «Ночи в Лиссабоне», как и до других книг писателя, я добрался ещё бы Бог знает когда.. Очарован. Обескуражен. Опустошён.
За окном сгущаются тени, грозовые тучи. Остывает недопитый кофе. Ремарк бесподобен. «Ночь в Лиссабоне» я пережил в молчаливом обществе недорогого красного вина (которое подходит к этому роману просто идеально), крепко свареного кофе и бутербродов. Поистине, страшнее ночи мне не доводилось видеть. Чувствовать.
Читать начал вечером в воскресение. Засиделся до глубокой ночи, забыв про грядущие проблемы понедельника. Естественно, проспал университет. Вышел под восьмичасовой утренний дождь, прошёлся по безлюдному парку в небольшом тумане. Купил вина. Вернулся домой. Учёба подождёт до завтра.
Закончил читать ближе к вечеру. закрыв книгу, сидел, не двигаясь минут сорок. Роман тронул меня до глубины души, буквально перепахав последнюю. Знаю, что пишу… Развернуть . Книга, которая перевернула мир многих читателей; которая заставила их переосмыслить свою жизнь; которая сумела затронуть самые сокровенные струны в душах многих и многих; которая препарирована для цитатников; которая стала откровением и открытием; которая рассказывает о настоящей любви и дружбе; которая вообще самая крутая, круче только варёное яйцо…. Вообще, я многого начиталась об этом произведении — наверно, даже слишком, и вполне вероятно, что именно поэтому не смогла воспринять её адекватно: без лишних ожиданий, иллюзий, постоянного поиска «ну где же начнётся то самое откровение?»
Очень простенькое произведение, написанное до безобразия скупым языком, с плоскими героями и не менее плоскими чувствами, в которые совсем не верится — всё какое-то пластмассовое, не настоящее, наигранное и слишком алкогольное.. Я совсем не ожидала, что в книге будут столько пить — ром и коньяк в каждой главе, на каждой странице, у каждого героя на языке и в желудке, отравляет печень всех и вся без разбору и жалости. Мне вообще сложно представить две вещи: как можно столько пить и как может у человека не быть других вариантов проведения досуга? При этом человек, работающий в такси, посреди своего рабочего времени спокойно идёт в бар с таким же таксистом — и употребляет алкоголь как будто так и должно быть. Я в праведном гневе.. Меня очень удивило то, насколько книга скучна — события развиваются медленно, первую половину повествования — так вообще никак не развиваются, какое-то действие худо-бедно начинается после двух третей, да и то слишком предсказуемо. Любовная линия до одури пресная — такая спокойная любовь поражает — где страсть, экспрессия? Жизнь где? Истории о второстепенных героях гораздо ярче и жизненнее, действительно трогательны и забавны, в отличии от основной сюжетной линии.. Три товарища, которые по идее должны быть вполне равноправными — не особо впечатляют своей дружностью
Действительно удивляет и вызывает восхищение только Отто Кёстер, который демонстрирует то лучшее, что может испытывать один человек по отношению к другому, который по-настоящему жертвует во имя дружбы, самоотверженно готов идти на выручку и мстить за товарища. Ну а непосредственно главный герой — Роберт Локамп — деревянное подобие мужчины, вообще не вызывает никаких эмоций — ни отрицательных, ни положительных, причём его несостоятельность проявляется не только в любви, но и в дружбе — такое ощущение, что его друзья постоянно занимаются опекой несмышлёного Робби, показывая как нужно водить машину, где нарвать цветов и каким образом раздобыть денег. Собственно, возлюбленную он избрал себе в масть — холодная и аморфная Патриция Хольман создана для того, чтоб вызывать к себе жалость и только, бедный маленький воробушек — не только телесно, но и интеллектуально, судя по её поступкам.. В итоге, мне довольно странно — что же такого в этой книге, почему такой бешеный успех? Есть истории о дружбе гораздо более настоящие и впечатляющие. Есть рассказы о любви на порядок более проникновенные и трогательные. Есть притчи о смерти намного более жизнеутверждающие. Мистика какая-то
А может — просто хороший пиар?.. . Прочитано в рамках игры «Дайте две!». Читалось вместе с Riha .. Книга, которая перевернула мир многих читателей; которая заставила их переосмыслить свою жизнь; которая сумела затронуть самые сокровенные струны в душах многих и многих; которая препарирована для цитатников; которая стала откровением и открытием; которая рассказывает о настоящей любви и дружбе; которая вообще самая крутая, круче только варёное яйцо…. Вообще, я многого начиталась об этом произведении — наверно, даже слишком, и вполне вероятно, что именно поэтому не смогла воспринять её адекватно: без лишних ожиданий, иллюзий, постоянного поиска «ну где же начнётся то самое откровение?». Очень простенькое произведение, написанное до безобразия скупым языком, с плоскими героями и не менее плоскими чувствами, в которые совсем не верится — всё какое-то пластмассовое, не настоящее, наигранное..
Развернуть . Я обожаю Ремарка. Он один из столпов, на которые опираются мои литературные предпочтения. А в этой книге я острее всего ощутил его желание открыться, приподнять завесу над своей израненной душей. Ведь он тоже был отверженным.. Край, где течет молоко и мед, земля обетованная, островок рая на раздираемой в чудовищном военном катаклизме планете. Думаю, такой представлялась Америка тысячам, сотням тысяч, миллионам обездоленных, лишенных Родины и всего на свете людей.
И вот они там. Не все, но кое-кто. Мы знаем их (или нам кажется что знаем) и они проходят перед взором нестройной вереницей имен, образов, жизней. Престарелый, порядочный до нереальности врач Грефенгейм, прозорливый Фриландер, дерзкий, отчаянный герой времен оккупации Кан, почти непорочно чистая в своей инфантильности Кармен, Бетти, которой обязан практически каждый, Равик, в особых представлениях не нуждающийся, Росс, от лица которого идет повествование. Их много и в то же время так безумно мало… И на этой «земле обетованной» они носятся как щепки в реке, с обрубленными, а зачастую и «с мясом» вырванными корнями. Живут воспоминаниями о прошлом, которого нет, придавая ему неестественно романтический ореол, лишь бы удержаться на грани безумия и уцелеть
А у кого-то прошлое как тяжелый тюк за спиной, и уже, не ясно ты ли не желаешь его оттолкнуть или оно само присосалось как клещ и тянет из тебя жизнь.. А потом наступает утро. Серое, безрадостное, нереальное и зыбкое утро. И будущее, которое толи мираж, то ли часть этой безумной какофонии воспоминаний, образов, мыслей, желаний, чаяний и надежд, щемящей тоски и липкого страха. И как щепки в бурлящем потоке, так и эти жизни, слетевшиеся в этот край «молока и меда» как мотыльки на свет лампы – мечутся, сталкиваясь друг с другом и разлетаясь. И в этом почти ритуальном танце на пепелище воспоминаний они образуют причудливые узоры на канве судьбы.
Как тени на стене. Тени в раю…. Я обожаю Ремарка. Он один из столпов, на которые опираются мои литературные предпочтения. А в этой книге я острее всего ощутил его желание открыться, приподнять завесу над своей израненной душей. Ведь он тоже был отверженным.. Край, где течет молоко и мед, земля обетованная, островок рая на раздираемой в чудовищном военном катаклизме планете
Думаю, такой представлялась Америка тысячам, сотням тысяч, миллионам обездоленных, лишенных Родины и всего на свете людей.. И вот они там. Не все, но кое-кто. Мы знаем их (или нам кажется что знаем) и они проходят перед взором нестройной вереницей имен, образов, жизней. Престарелый, порядочный до нереальности врач Грефенгейм, прозорливый Фриландер, дерзкий, отчаянный герой времен оккупации Кан, почти непорочно чистая в своей инфантильности Кармен,… Развернуть . Бесконечно трогательный роман Ремарка
Эта тема – тема никому ненужных, отвергнутых своей страной, скитальцев . Брошенные на произвол судьбы, кочующие из одной страны в другую, но неунывающие, полные жизни и радости, встречающие каждый новый день с радостью. И откуда берутся силы? И как не настигает глубокое отчаяние? А потому что есть надежда. А ещё потому, что они держатся вместе. Помогая друг другу и поддерживая, не требуя ничего взамен, потому они- большая семья. Большая и дружная семья. Ремарк очень тонко передаёт это чувство- чувство братства, чувство дружбы, чувство любви
Даже в таких условиях, когда кажется, что впереди нет ничего, один сплошной мрак, они сохраняют не только веру и надежду, они не теряют азарта жизни, юмора и авантюризма. Я восхищена этими людьми. И восхищена умением Ремарка передать атмосферу этой большой странствующей семьи. А ещё они не боялись любить. Они не боялись ответственности и готовы были отдать жизнь за любимого человека. За одно мгновение отдать жизнь. За то, что бы видеть глаза своей любимой, зная, что это в последний раз, не слушая доводов друзей и советов, пусть даже осмысленных..А это не может оставить равнодушным
И как всегда у Ремарка- мудрые мысли, что ни фраза, то заставляет задуматься, заставляет осмыслить свою жизнь. Начинаешь ценить ещё больше то, что имеешь- крышу над головой и работу, и радоваться, что твой ребёнок может ходить в школу, что не боишься шагов в подъезде, ночных звонков, что у тебя есть паспорт в конце концов! Это такое счастье иметь паспорт! Потому что всё познаётся в сравнении, а главное не допустить войны. Любая война это горе и беды, изгнания и потери..И Ремарк это очень тонко передаёт через своих героев- отношения, чувства и дружбу. Даже негодяи, которые встречаются на пути героев, не могут подорвать веру и надежду, которая живёт в сердцах. А это ли не есть настоящая сила – не обозлиться, не сломаться, не поддаться случайным обстоятельствам, а продолжать жить, любить и радоваться. А ещё верить..И возлюбить ближнего своего… Бесконечно трогательный роман Ремарка
Эта тема – тема никому ненужных, отвергнутых своей страной, скитальцев . Брошенные на произвол судьбы, кочующие из одной страны в другую, но неунывающие, полные жизни и радости, встречающие каждый новый день с радостью. И откуда берутся силы? И как не настигает глубокое отчаяние? А потому что есть надежда. А ещё потому, что они держатся вместе. Помогая друг другу и поддерживая, не требуя ничего взамен, потому они- большая семья. Большая и дружная семья. Ремарк очень тонко передаёт это чувство- чувство братства, чувство дружбы, чувство любви
Даже в таких условиях, когда кажется, что впереди нет ничего, один сплошной мрак, они сохраняют не только веру и надежду, они не теряют азарта жизни, юмора и авантюризма. Я восхищена этими людьми. И восхищена… Развернуть . Это любовь и все- таки нечто другое. . Когда я встречаю своего школьного учителя литературы, он всегда говорит, что я читаю не ту литературу
Что мне, девушке еще юной, нужно читать более легкие, добрые, наполненные любовью и чудесами произведения, как «Алые паруса» Грина, например. И что Ремарк вовсе не тот писатель и не те его произведения. А я очень рада, что прочитала его. И слушая многочисленные восклицания, что школьная учебная программа совершенно не подходит для детей, я думаю, что «Три товарища» подходят. Что я в школе с большим интересом и рвением прочитала бы Ремарка, чем, да простит меня Платонов, «Котлован». «Три товарища» — роман, который я хотела бы прочитать раньше, чтобы определить некоторые понятия, и позже, чтобы, пожалуй, убедиться, что ничего не изменилось. Что жизнь все так же состоит из испытаний, страданий, смерти, любви, дружбы (ах, какой дружбы!), одиночества, несправедливости, неравенства, горя
Каждая категория раскрыта, не дерзко и с нахрапом, а неспешно, терпеливо. В каждом витке сюжета заключен этот смысл. На мой взгляд, у Ремарка совершенно замечательный слог, от чего роман легкий в своем прочтении и тяжелый в содержании.. Теперь лицо Готтфрида пожелтело и запало. Рот чуть искривился, глаза были полузакрыты- один чуть плотнее другого. Он смотрел на нас. Он непрерывно смотрел на нас.
Рядом был Кестер, мой товарищ; был я- верный товарищ Пат. Сначала должны умереть мы. А пока мы живы, мы ее вытянем. Так было всегда. Пока жив Кестер, я не умру. А пока живы мы оба, не умрет Пат.
Вся книга в закладках, не так часто это бывает.. Это любовь и все- таки нечто другое. . Когда я встречаю своего школьного учителя литературы, он всегда говорит, что я читаю не ту литературу. Что мне, девушке еще юной, нужно читать более легкие, добрые, наполненные любовью и чудесами произведения, как «Алые паруса» Грина, например. И что Ремарк вовсе не тот писатель и не те его произведения. А я очень рада, что прочитала его
И слушая многочисленные восклицания, что школьная учебная программа совершенно не подходит для детей, я думаю, что «Три товарища» подходят. Что я в школе с большим интересом и рвением прочитала бы Ремарка, чем, да простит меня Платонов, «Котлован». «Три товарища» — роман, который я хотела бы прочитать раньше, чтобы определить некоторые понятия, и позже, чтобы, пожалуй, убедиться, что ничего не изменилось. Что… Развернуть . Короткая передышка между двумя войнами. Старая Европа замерла в ожидании, пытаясь забыться, внушая себе, что все еще можно предотвратить, что возможно откупиться Чехией, Польшей
Пуганая, недоверчивая надежда и самообман тех, кому есть, что терять. Печальная безысходность тех, кто уже все потерял, кто уже со всем примирился тех, кому просто некуда бежать. Кто-то, как Жоан торопится жить, торопится надышаться, натанцеваться, побыть счастливым. Кто-то, как Равик, пережив много горя, умудренные опытом живут только ради какой-то единственной, несбыточной или далекой цели, а может быть, просто по привычке. Меланхоличная история встречи и любви в предвоенном Париже. Никакого шика и блеска, которые казалось изначально, с рождения присущи Парижу. Париж — город романтической любви
Здесь же Париж — это город, над которым нависла тень приближающейся войны — город беженцев, город проституток, город тех, кто ищет забытья хотя бы на несколько часов, город тех, кто не хочет вспоминать прошлое или думать о будущем. И в этом городе сталкиваются двое, потерявших так много, чтобы дать друг другу немного тепла. . Книги Ремарка наполнены меланхолией, несправедливостью, потерями, какой-то щемящей тоской по прежним далеким, бездумным временам и все-таки они порождают желание жить, желание чувствовать и дышать. Триумфальная арка — это лучшее из того, что я читала у Ремарка. Та же атмосфера потерянности и грусти, тот же потрясающий язык, которого одного достаточно, чтобы влюбиться в эту книгу, та же история любви на грани жизни и смерти, любви, обращенной в настоящее, потому что будущего у нее скорее всего не будет, но в ней есть и что-то еще, что выделяет ее на фоне других его произведений. А Равик стал для меня примером стойкости и упорности, несмотря даже на его кажущуюся порой твердолобость и бесстрастность, даже бессердечность, он вызывает море положительных чувств
С ним не хочется расставаться на такой ноте, хочется узнать дальше о его жизни, но у Ремарка не предусмотрено happy end’ов, потому что это — настоящая жизнь, такова, как она есть, как она была в то безумное время всеобщей потерянности. . Книги Ремарка — они все особенные. Мне хотя бы раз в год необходимо читать что-нибудь из него, как инъекция спасительной меланхолии. Даже не знаю, что буду делать, когда прочту их все…Каждую строчку хочется выписать, выгравировать, заучить, но ведь невозможно выписать и запомнить все? Остается только возвращаться и вспоминать. Почему Ремарк не получил Нобелевскую Премию, а Белль получил? Не понимаю!. Короткая передышка между двумя войнами
Старая Европа замерла в ожидании, пытаясь забыться, внушая себе, что все еще можно предотвратить, что возможно откупиться Чехией, Польшей. Пуганая, недоверчивая надежда и самообман тех, кому есть, что терять. Печальная безысходность тех, кто уже все потерял, кто уже со всем примирился тех, кому просто некуда бежать. Кто-то, как Жоан торопится жить, торопится надышаться, натанцеваться, побыть счастливым. Кто-то, как Равик, пережив много горя, умудренные опытом живут только ради какой-то единственной, несбыточной или далекой цели, а может быть, просто по привычке. Меланхоличная история встречи и любви в предвоенном Париже. Никакого шика и блеска, которые казалось изначально, с рождения присущи Парижу
Париж — город романтической любви. Здесь же Париж… Развернуть . Тут в повествовании есть такая дама, которая может попой вырвать гвоздь из стены! Я в шоке просто! Такая силища! Хотел бы посмотреть! Круто!. Ну ладно, а теперь серьёзно, ведь роман то серьёзный. Это моё первое знакомство с Ремарком. Не знаю что я ждал от него, и, более того, никак не пойму что же получил
Впечатления очень неоднозначные. Сразу скажу – я полностью признаю, что это великий шедевр! С объективной точки зрения тут не должно возникнуть и грамма сомнений. Но вот что касается субъективности, не всё так просто. Ведь я не критик, я читатель. И для меня самым главным критерием в выставлении оценки является понравилось/не понравилось. А тут я прям даже и не знаю.
И так, факты: Роман прекрасен, язык прекрасен. Читать его, это как ощущать грустную и обречённую романтику с перчинкой надежды. Атмосфера воссоздана на ура. Что касается героев, то для меня они явились самыми жирными плюсами всего романа. Главный герой был мне близок настолько, насколько это вообще возможно. Я его понимал. Мне были знакомы его метания, вопросы, суждения, размышления
Он очень живой человек, с цельной личностью. В нём не так то просто выделить достоинства и недостатки, всё в нём связано так прочно, что одно без другого теряет всякий смысл. И я был рад, что именно данный образ ведёт меня через повествование. Так же мне дико понравились образы Герды и Изабеллы. Эдакие две противоположности. Но вновь неожиданно живые, прекрасно выписанные. Да, на каждую из них можно навесить по штампу
Мол Герда – это добрый циник. Мол Изабелла – это воплощение романтики, истинности. Но боже мой как же эти штампы будут ограниченны, глупы! Ведь стоит только вспомнить развитие этих героев, их судьбу. Стоит вспомнить их социальное положение! Стоит вспомнить взгляд главного героя на них, их взаимодействие с другими героями, и сразу становится понятно – что это сложные личности, неоднозначные, к которым очень по-своему отнёсся мир. И они сами к себе отнеслись неожиданно. Каждая из них несёт по своей идее и вместе они несут ещё десяток! Так же и со всеми остальными героями. Каждый из них – это целый мир
И взаимодействие этих миров, накладываясь на политическую ситуацию, рождает огромный многогранный, сложный и мощный мир романа. Это больше чем роман и больше чем хроника. Это самый настоящий чёрный обелиск! Нерушимый, красивый, мрачный. Роман, где каждая деталь, каждая грань, каждое высказанное и невысказанное слово имеют значение. И этот обелиск несёт трагедию и мудрость. Он ужасает и восхищает на равных. Почему же я сказал столько слов, но не сказал главного – о чём роман? Всё просто – он слишком о многом
Разруха, романтика, жизнь и смерть, любовь, сумасшествие – всё это лишь слова. И тут они не имеют значению. Зато все они, и их многочисленные собратья громко звучат в самом романе.. А теперь о субъективизме: Я не люблю германских авторов. Ни одного. Я могу объективно понять, о чём они пишут, понять эмоциональный посыл их произведений. Но я не способен в них погрузиться, не способен прочувствовать, получить удовольствие от чтения
Да, Ремарк меня восхитил. Своими характерами, мыслями, своим талантом. Но, несмотря на все достоинства, мне было очень-очень скучно, и я хотел бросить чтение. Может быть, потом я ещё и вернусь к Ремарку. “Триумфальная арка” меня заинтересовала. Но, по правде говоря – это вряд ли.. Книга прочитанна в рамкам ещё толком не сформировавшегося, и поэтому безымянного, Белгородского книжного клуба для его первого собрания.
Тут в повествовании есть такая дама, которая может попой вырвать гвоздь из стены! Я в шоке просто! Такая силища! Хотел бы посмотреть! Круто!. Ну ладно, а теперь серьёзно, ведь роман то серьёзный. Это моё первое знакомство с Ремарком. Не знаю что я ждал от него, и, более того, никак не пойму что же получил. Впечатления очень неоднозначные. Сразу скажу – я полностью признаю, что это великий шедевр! С объективной точки зрения тут не должно возникнуть и грамма сомнений. Но вот что касается субъективности, не всё так просто
Ведь я не критик, я читатель. И для меня самым главным критерием в выставлении оценки является понравилось/не понравилось. А тут я прям даже и не знаю. . И так, факты: Роман прекрасен, язык прекрасен. Читать его, это как ощущать грустную и обречённую романтику с перчинкой… Развернуть 
Обычно я ставлю книге высшую оценку, если она читается взахлеб или просто потрясает меня. Здесь не произошло ни того, ни другого. Читался роман нормально, не более того, все было спокойно и без особых эмоций, ничего нового я не узнала. Но когда минули последние страницы, как-то странно мне стало. И после этого уже рука не поднялась поставить четверку. Потому что, черт возьми, это безумно сильная книга.. Первая мировая война
Эти ребята еще вчера были учениками. Они оказались выброшенными из жизни прямиком в окопы. Вчерашние мальчишки, под пулеметными очередями превратившиеся в стариков, вышли из-под опеки родителей, но не успели полюбить, не успели выбрать жизненный путь. Молодой Пауль теряет своих друзей одного за другим, смерть становится частью будней, но так ли это страшно? Куда страшнее вопрос, что делать, когда настанет (если настанет!) мир. Сможет ли хоть кто-нибудь из них жить дальше? Или лучше, чтобы все закончилось здесь, на поле боя? . Лучшие книги о войне – те, которые написаны таким языком. Сухим, обыденным
Герой-рассказчик не пытается выжать из вас слезу, напугать вас, разжалобить. Он просто говорит о своем житье-бытье. И вот за этим-то спокойным рассказом и показывается истинный ужас войны, когда жуткие по своей жестокости вещи превращаются в обычный будний денек.. Но что отличает этот роман среди других подобных произведений – это не собственно описание военных действий и неизбежных трагедий, а пугающая психологическая атмосфера. Молодые солдаты еще живы, но в душе фактически мертвы. Вчерашние дети, они не понимают, что им делать с жизнью, если, конечно, они останутся жить, не понимают, ради чего воюют. Они защищают отечество, но и враги-французы защищают свое
Кому нужна эта война? В чем смысл? Но главный вопрос – есть ли у них будущее, у этих ребят? Увы – будущего нет, а прошлое растворилось, кануло в небытие и кажется таким смешным, нереальным и чужим…. Очень и очень сильная вещь. И ведь читаешь – не чувствуешь ничего подобного, вся громада этой небольшой книги разрастается за страницами постепенно, но до такой степени, что под конец угрожающе нависает над сознанием.. Флэшмоб 2015 || Спасибо Karna за совет!. Обычно я ставлю книге высшую оценку, если она читается взахлеб или просто потрясает меня. Здесь не произошло ни того, ни другого. Читался роман нормально, не более того, все было спокойно и без особых эмоций, ничего нового я не узнала
Но когда минули последние страницы, как-то странно мне стало. И после этого уже рука не поднялась поставить четверку. Потому что, черт возьми, это безумно сильная… Развернуть . М-м-м. Книга — знаковая для меня. Книга-событие
91-ый год, первый год моей семейной жизни… Первый кризис семейных отношений;) И вот — эта книга оказывается у меня в руках. Как я ей благодарна! До сих пор помню потрепанный томик, взятый мною в библиотеке. Как я его исчиркала карандашом, не в силах справиться с желанием подчеркивать, обводить, выделять мысли, которые пробивали насквозь — своей точностью, искренностью, «настоящестью». Эта книга вправила мне мозги, расставила всё в моей душе (и в моем сердце) по местам, дала понять, что в этой жизни главное, а что — вторично…. Но я боюсь ее перечитывать.. — Всё, — я больше не могу, — заявила под Новый Год одна моя знакомая
— Я его ударю, или матом пошлю, или не знаю, что сделаю… Есть у неё поклонник, а у него — страстная любовь. Посему он с утра до вечера забрасывает её смсками и письмами, звонит по двадцать раз на дню, шлёт подарки и настаивает на ежедневных встречах. Барышня уже не знает, куда деваться. А все вокруг её гневно осуждают — «у него же такая любовь!» «Сначала он мне нравился, — рыдала она у меня на плече, — но теперь я видеть его не могу. Он всё делает, как мне неудобно. Вообще меня не слышит и не видит
Не могу я соответствовать тому идеалу, который он создал в своём воображении. Я хочу нормальных человеческих отношений». Да простят меня страстные поклонники хорошего немецкого писателя Эриха Марии Ремарка, но этот житейский казус я постоянно вспоминала, читая его письма. Вообще я не большая любительница писем, и во многом солидарна с рецензией telans . Но попутал бес, вернее, достали некоторые экзальтированные поклонницы Ремарка, гневно осуждающие «суку, которая не оценила ТАКУЮ любовь». Перипетии романа Ремарка и Дитрих я более-менее знала, к Марлен привыкла относиться с почтением, и концы с концами у меня не сходились. Теперь сходятся
Есть очень большая разница между жизнью и литературой. То, что очень красиво и волнующе смотрится на бумаге, может безмерно раздражать в жизни. Не говоря уже о том, что из красивых слов автоматически не следуют красивые поступки. Обсуждать письма Ремарка немного неловко: не для того они написаны. Но раз уж текст опубликован, пару слов скажу. Первое, что неприятно меня удивило, слащавость. Нет, я понимаю, что сама в письмах к любимому существу пользуюсь всякими смешными словечками, обсуждаю ерунду и обсасываю всякие детали, интересные только двоим (или мне одной)
Но как-то уж совсем это невыносимо:. Второе: абсолютная бессодержательность. Мыслей ноль. Ремарк считает Дитрих дурой? Это он зря, достаточно почитать её книгу. Может, она не светоч мысли и не величайший философ нашего времени, но далеко не глупа. Третье, я никак не могла отделаться от ощущения, что один человек приписывает другому свои мысли:. Вот это «мы» бесконечно смущает
Как и попытка рассказать другому человеку, какой он. И главное, всё это выглядит, как набор слов, ничего не объясняющий. Ремарк в своих письмах вообще всё время ускользает, прячется за слова. Много красивостей:. за которыми не видно обычных человеческих переживаний. Всё гипертрофировано, все невероятно преувеличено, словно автор писем стоит на сцене и читает душераздирающие монологи, словно актёр он, а вовсе не Дитрих. Надо сказать, и в романах своих Ремарк наименее убедителен в любовных сценах, в описаниях отношений

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *