Какие были традиции в семье мальчика из романа Шмелева «Лето Господне»?


Северодвинский филиал Поморского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Образ ребенка в романе И.С. Шмелева «Лето господне».
Наталья Павловна Замятина, . Елена Юрьевна Шестакова . Образ ребенка является центральным в романе И. С. Шмелева «Лето Господне» (1927-1933). Повествование в произведении ведется от лица ребенка, в настоящем времени: «Я просыпаюсь от резкого света в комнате: голый какой-то свет, холодный, скучный… Я смотрю на растерзанные бумажные цветочки, на золоченый пряник «масленицы» — игрушки, принесенной вчера из бань: нет ни медведиков, ни горок — пропала радость» [8, с.
5]. Перед нами возникает мир, увиденный «глазами ребенка с чистым, наивным и ясным взглядом» [1, с. 433]. . Основа романа — впечатления детства, отражение мира детской души. В романе писателю важно раскрыть то, как меняются и ширятся представления ребенка об окружающем мире, когда он соприкасается с обыденной реальной жизнью, как происходит духовное становление национального русского характера. Жизнь главного героя — мальчика Вани — подчинена православному годовому циклу.
. Каждый день имеет свое название. Особое значение придается двунадесятым праздникам, поэтому первая часть «Лета Господня» и называется «Праздники». Повествование в первой части начинается с Великого поста и заканчивается Масленицей, за Масленицей следует опять Великий пост, замыкая круг детской жизни. . В первой части романа И. С.
Шмелев показывает, как формируется человеческая душа, соприкасаясь со святынями, с духовными традициями, идущими из старины. Вторая часть «Лета Господня» — «Радости» — описывает события в порядке движения от праздника к празднику, что составляет второй жизненный круг маленького героя. . С православным календарем в тексте романа связаны не только ритуальные действия (крестный ход, именины, говенье), но и хозяйственные работы (заготовка льда, засолка огурцов, капусты), а также купеческие дела отца Вани (наем рабочих, катание на лодках в Троицын день, катание на санях с горок на Масленицу, подготовка проруби на Крещенье). Вторая часть романа рисует человеческую душу в состоянии радости, в ярких проявлениях ее счастья, живописно раскрывает мелочи, которые обычно так дороги человеческому сердцу. Третья (завершающая) часть «Лета Господня» называется «Скорби». Это третий круг жизни героя.
Он переживает первую страшную трагедию — смерть отца. Время скорби противопоставлено счастливым, праздничным дням, которые описаны в первых двух частях романа. Все события в третьей части для Вани лишаются своего глубинного смысла: «Нонче и праздник не в праздник нам…» [8, с. 579]. . Заключительная часть произведения — это скорбное, лирическое и трогательное повествование о человеческих утратах, которые на жизненном пути настигают каждого из нас. Так в романе «Лето Господне» герой проживает три жизненных цикла, которые составляют один большой цикл, включающий в себя праздники, радости и скорби.
. По словам И. А. Ильина, в романе И. С. Шмелева изображается «встреча мироосвящающегося православия с разверстой и отзывчиво-нежной детской душой» [5, с. 130].
Все в окружающем Ваню мире наполнено высшим смыслом. Обыденные вещи одухотворяются, наделяются несвойственной им характеристикой. Ваня видит пролетающие за окном воздушные шары и сравнивает их с пасхальными яйцами. Шары наделяются мальчиком способностью спускаться с неба, подобно ангелам: «По таким полосам, от Бога, спускаются с неба Ангелы, — я знаю по картинкам. Если бы к нам спустились!» [8, с. 110]. .
Природа в восприятии Вани полна благодатного божьего присутствия. При выносе иконы Богородицы герой видит, как «никнут над ней березы золотыми сердечками, голубое за ними небо», «во всех щелях, в дырках между досками, в тихом саду вечернем… стелются петые молитвы» [Там же, с. 117]. . В день Пасхи «и небо золотое, и вся земля». Черный воз можжевельника видится Ване «мохнатою горою», от которой «священно пахнет».
В Троицын день мальчику кажется, будто церковь превращается в рощу, лики икон напоминают выглядывающих из-за веток людей. Все березы в этот день — «святые, божьи», «благодать Господня шумит за окнами» [Там же]. По замечанию И. А. Ильина, Ваня «ликует от прикосновения к святости» [5, с. 181]. На Троицу трава, цветы, вся земля, люди — «именинники, кланяются Ему».
. В восприятии ребенка в Рождество все в природе становится другим: солнце «пламенное, густое, больше обыкновенного», звезды и снег «святые, новые». В дни Масленицы снег «маслится» на солнце. Тишина Великого поста, его печальные дни наступают под «унылое бульканье капели». В день Радуницы герою видится в тополе «сквозисто-зеленый, живой, будто бы райский свет» [8, с. 130]. И.
А. Ильин писал: «Все очерки окрашены в предмолитвенные или послемолитвенные тона… Все светится изнутри — молитвою» [5, с. 178-179]. . Молитва для Вани — насущная духовная потребность. В молитве душа ребенка открывается в любви, обращенной к Богу: «Что-то я постигаю в этот чудесный миг…
— есть у людей такое… выше всего на свете… — Святое, Бог» [8, с. 115]. За выученными словами молитвы в мальчике просыпается осознание истинной, личной связи со Спасителем. Ваня постигает через молитвенное слово божественное присутствие на земле. Примечательно, что после трагической смерти отца мальчик приходит к мысли о справедливости божественного мироустройства.
. Потеря близкого человека вызывает в ребенке не чувство внутреннего протеста, отвержения, а принятия высшей воли. Маленький герой поднимается до высоты святого прозрения, духовного смирения и чистоты, на которую не способен иногда и взрослый человек: «Я стараюсь думать, что папашенька не совсем умрет, до какого-то срока только… будет Там, Где-то поджидать нас… И мы уйдем Туда, когда придет срок» [Там же, с. 550]. .
К православной духовной культуре Ваня приобщается в кругу семьи, где главную роль играет отец. Необходимо отметить, что тема отцовства (небесного и земного) является центральным мотивом романа «Лето Господне». . Начиная с заглавия книги, тема Отца Небесного организует весь словесный материал в единое целое. Название «Лето Господне» восходит к Евангелию от Луки, в котором повествуется о том, как Иисус Христос пришел в Назарет, где был воспитан, в субботний день вошел в синагогу и стал читать. Ему подали книгу пророка Исайи, где сообщалось о Духе Господнем, который послал пророка исцелять и «проповедовать лето Господне благоприятное». .
Слово «лето» здесь используется в значении «год», «жизнь». И. С. Шмелев в своем романе повествует об одном годе жизни в Боге по благословению Отца Небесного. Ваня особенно ощущает Его присутствие и любовь в Великие праздники — Пасху, Троицын день, Масленицу, Преображение. Защита Отца Небесного изменяет окружающий мальчика мир, он становится радостнее, отступает страх: «Ночь. Смотрю на образ, и все во мне связывается с Христом: иллюминация, свечки, вертящиеся яички, молитвы, Ганика, старичок Горкин, который, пожалуй, умрет скоро…
Но он воскреснет! И я когда-то умру, и все. И потом встретимся все» [Там же, с. 300]. русский детство роман шмелёв родина. Всегда рядом с мальчиком и отец земной — Сергей Иванович. Н. Г.
Морозов отмечает: «В повести «Лето Господне» И. С. Шмелев восстанавливает глубокую, цельную систему семейного воспитания, основанную на святоотеческой православной традиции» [6, с. 31]. В первой и второй частях романа личность отца Вани раскрывается в «прямой» авторской характеристике его отношения к церкви, церковным служащим, своей работе, домашним делам, сыну, простому народу, в неразрывной связи с которым и протекает его жизнь. . Перед нами предстает образ человека красивого, делового, талантливого, энергичного: «В одном пиджаке, без шапки, вскакивает на лед отец, ходит по острым глыбам, стараясь удержаться: машет смешно руками.
Расставив ноги, выпятив грудь, смотрит зачем-то на небо. Должно быть, он рад весне» [8, с. 274]. . Православные традиции, в которых воспитан отец Вани, являются основой его успеха в делах. Он ведет дела честно, уважает нанятых работников, исправно им платит, награждает за труд, талант и мастерство. Наблюдая за отцом, мальчик узнает, что в жизни почитать надо не деньги, а человеческое достоинство, труд, нестяжательство, совесть.
Сергей Иванович не просто работает, а «кипит в делах». Его уважают, любят, но и побаиваются. Он вспыльчив, но отходчив, справедлив и щедр. Это в полном смысле слова организатор, центр семейно-мастерового трудового клана, сложившегося еще во времена его отца и деда. . Отец Вани не забывает о библейских заповедях, соблюдает православный календарь. Мальчик наблюдает, как отец вечерами зажигает лампадки в своей комнате, вместе с ним стоит на церковных службах.
По словам исследователя, «авторитет отца, утверждающего в семье начала православной нравственности, важнейшая роль стоятеля, духовного наставника мирян, понятие общества как артели, единой семьи, свято исповедующей православие, — вот принципы, по которым (по мнению автора «Лета Господня») надо следовать для воспитания нравственных людей» [6, с. 31]. . Не менее важную роль в приобщении Вани к православной культуре играет его наставник Горкин — «человек молитвы и пения», «блюститель душ» [5, с. 189]. Горкин — значащая фамилия, Красной Горкой в народе называли Пасху. Наставник Вани представляет собой особый тип русских людей — хранителей святоотеческих заветов.
Их на Руси принято было называть строителями за веру православную. Автор, создавая образа Горкина, обращается к «древнеевангельской, великорусской, радонежской традиции» [Там же]. . Наставник Вани — старый плотник. Он, воспитывающий в духе святоотеческих заветов своего любимца Ваню, принадлежит к типу пастырей в миру, пекущихся о соблюдении в обществе правил христианской жизни. В русской литературе XIX века такого рода персонажи «встречаются в творчестве Ф. М.
Достоевского (например, Алеша Карамазов) и особенно в творчестве Н. С. Лескова» [6, с. 29]. Горкин объясняет Ване содержание и значение каждого православного праздника, молитвы, церковного песнопения, храмов и священных мест: «Я те на Пасху свожу, дам все понятия… Все соборы покажу, и Честное-дерево, и Христов гвоздь, все будешь разуметь» [8, с. 320].
Благодаря Горкину Ваня ощущает «взаимосвязь со всеми живыми и ушедшими», осмысляет себя «включенным в вечный ход жизни» [3, с. 136]. Духовный наставник передает Ване традиции, воспринятые им еще от прабабушки Устиньи, сообщает, что «хозяева и народ за одним столом должны разговляться», «если сломал печенье — лесенку — говей до Петровок» [8, с. 320]. . Образ ребенка в романе И. С.
Шмелева предстает в своей неразрывной связи с «Богом и Родиной» [3, с. 136]. Образ России в произведении возникает как некое синтетическое целое, складывающееся из отдельных составляющих — народных характеров, национальных православных традиций, уклада жизни и быта, семьи, мира природы, истории. Причем в тексте романа «Лето Господне» представлен образ дореволюционной России, идеализированный, почти идиллический. . Об этом пишут исследователи: «И. С.
Шмелев, явно идеализируя прошлое, создал образ России, которой, возможно, не было, но такой, по разумению автора, она могла бы быть» [2, с. 88]. «Милое мое Замоскворечье» — это своеобразная утопия, сказочная страна, в которой проходит счастливое и безмятежное детство маленького героя «Лета Господня». Роман И. С. Шмелева — это воспоминание автора о своем прошлом, детстве. Как правило, любое воспоминание предполагает идеализацию, ведь в детстве ребенок ощущает себя счастливым.
. Идеализация прошлого в шмелевском произведении связана еще и с тем, что «образ потерянного детства сливается с образом утраченной Родины» [Там же]. Россия, утраченная в мировых катаклизмах, возрождалась на страницах произведения. Это служило для писателя утешением в нелегкие годы эмиграции. И. С. Шмелев не ставил перед собой задачи точной передачи исторических фактов.
Для него гораздо важнее было в художественном слове «воскресить воцерковленную, исчезнувшую Россию с ее праздниками, радостями и скорбями» [4, с. 234]. В «Лете Господнем» возникает образ Святой Руси. И. А. Ильин называл И. С.
Шмелева «бытописателем Святой Руси» [5, с. 184]. . Святая Русь осознавалась писателем как единственно непреходящая ценность. Истинное возрождение России, по мысли И. С. Шмелева, «возможно лишь на путях православия» [7, с.
34]. Как отмечают исследователи, «святость шмелевской Руси дает надежду, что не все потеряно, что святое прошлое возродится» [1, с. 433]. . Таким образом, в романе И. С. Шмелева «Лето Господне» образ ребенка предстает включенным в духовную православную культуру.
Отец Сергей Иванович и наставник Горкин ведут мальчика в его духовном путешествии, воспитывая его, помогая познать категории вечной жизни, объясняя ребенку смысл, серьезность, особенность каждого православного праздника, обычая, обряда, установленного церковного предписания. . Ребенок в романе И. С. Шмелева формируется и растет, ощущая связь со всеми живыми и ушедшими, с самим прошлым России как истинную, кровную связь. Наиболее важным для писателя оказывается изображение родства человека с Богом и Родиной, его включенность в вечный ход жизни. .
Басинский П. В., Федякин С. Р. Русская литература конца XIX — начала XX века и первой эмиграции. М., 2000. . Бронская Л.
И. Концепция личности в автобиографической прозе русского зарубежья первой половины XX века (И. С. Шмелев, Б. К. Зайцев, М. А.
Осоргин). Ставрополь, 2001. . Галимова Е. Ш. Поэтика повествования русской прозы XX века (1917-1985). Архангельск, 2002.
. Есаулов И. Праздники. Радости. Скорби. Литература русского зарубежья как завершение традиции // Новый мир. 1992.
№ 10. С. 232-242. . Ильин И. А. О тьме и просветлении.
Книга художественной критики: Бунин, Ремизов, Шмелев. М., 1991. . Морозов Н. Г. Традиции святоотеческой духовности в повести И. С.
Шмелева «Лето Господне» // Литература в школе. 2000. № 3. C. 26-31. . Пак Н.
И. Пути обретения России в произведениях Б. К. Зайцева и И. С. Шмелева // Там же. № 2.