Какие грузинские фильмы вы знаете? Кто режиссер? О чем фильм?


В честь старта в отечественном прокате ленты Георгия Параджанова «Все ушли» КиноПоиск предложил создателям этого фильма вспомнить свои любимые грузинские картины — от творений Георгия Данелии до экспериментальных работ Сергея Параджанова.. В российский прокат вышла картина Георгия Параджанова «Все ушли» — ностальгическая лента о детстве, проведенном в Тбилиси. Это дебютная игровая картина известного документалиста. . По сюжету «Все ушли» главный герой (Зураб Кипшидзе) приезжает в город, где прошло его детство, находит старый дом, в котором когда-то жил с дедушкой и бабушкой, и погружается в воспоминания. «Это мой „Амаркорд“», — говорит о своем фильме Параджанов, написавший сценарий еще в середине 1990-х. Тогда текст «Все ушли» получил главный приз конкурса «Зеркало», председателем жюри которого был Алексей Герман-старший, а Тонино Гуэрра, прочитав его, сказал, что мечтает увидеть эту историю на экране.
«Все ушли» соткан из снов и тех неуловимых детских впечатлений, в которых все причудливее и интереснее, ярче и необычнее. «Магический реализм» — эти два слова лучше всего описывают кино Георгия Параджанова. Символический сон бабушки о цветущей зимой вишне, гадалка Нина, собирающая плохие сны в бутылки, — все эти удивительные обрывки воспоминаний складываются в один хитрый узор. . Этот самобытный рассказ вызывает ностальгию не только по собственному детству, но и по грузинскому кино — теплому, солнечному, ни на что непохожему; по его актерам — характерным, ярким, бесконечно органичным и музыкальным. «Все ушли» напоминает не только об ушедшей эпохе 1960-х и 1970-х, визуально восстановленной прекрасным оператором Сергеем Мачильским, но и об ушедших режиссерах и их шедеврах, часто незаслуженно забытых. .
К выходу на экраны ленты Георгия Параджанова КиноПоиск попросил самого режиссера, а также других создателей картины вспомнить их любимые грузинские фильмы. . «Грузинский кинематограф в XX веке поражал весь мир — своим языком, своей неординарностью. Это была золотая пора. Грузины всегда были артистичной нацией, творчески колоритной. У каждого из великих режиссеров был свой язык, каждый открыл свой собственный кинематограф. Их фильмы — не под трафарет, это штучный продукт.
За каждой картиной стоит личная биография и судьба автора. На этих фильмах — Иоселиани, Абуладзе, Сергея Параджанова — мы учились, мы росли. . К сожалению, все это развалилось. Грузинское кино никто не показывает, новых режиссеров я не знаю. Я это говорю с большой грустью. Не знаю, что должно произойти, чтобы это вернулось.
Преподавателей нет, большие мастера разъехались или ушли из жизни, обучать новое поколение некому». . Первым полнометражным игровым фильмом Отар Иоселиани завоевал приз кинокритиков на Каннском фестивале. Картина о заурядном производственном конфликте и принципиальном и упрямом молодом работнике винзавода оказалась сложной, композиционно выверенной, ни на что непохожей лентой, в которой нет ни одной лишней детали. . Рассказ о том, как столкнулись два непохожих мира — мир городских музыкантов и мир деревенских жителей, — Иоселиани оставляет зарисовкой без сюжета, но зритель все равно четко ощущает перемены, последовавшие за этим столкновением. Картина снова получила приз от кинокритиков.
На этот раз на фестивале в Берлине. . Как и в кафкианском «Замке», в недрах одного советского издательства жизнь вроде как идет, но ничего не происходит. И рассказ «Голубые горы», который главный герой относит на суд издателей, бесследно там исчезает, его никто не читает, разве что маляр. Фильм, несмотря на явную сатиру на бюрократию во многих советских организациях, получил главную премию Всесоюзного кинофестиваля. . История крестьянской семьи и найденного ими синеглазого осла, которого несправедливо хотят отобрать, эта картина является дебютной для будущих классиков Тенгиза Абуладзе и Резо Чхеидзе и идет чуть больше часа.
Но за это небольшое время режиссеры сумели заявить о себе как об авторах с большой буквы и привлечь внимание жюри Каннского кинофестиваля. . Трагедия молодых влюбленных Мариты и Гедиа в грузинской деревне начала века стала второй частью «антитоталитарной трилогии» Абуладзе (после «Мольбы» и перед «Покаянием»). Картина о том, как чувства и красота обречены на гибель, как поиск счастья обречен на юродство, насыщена поэтичными символами. . Вслед за немым фильмом Ивана Перестиани «Легенда о Сурамской крепости» рассказывает древний сюжет о гадалке, насоветовавшей замуровать в стены крепости юношу, дабы крепость не обрушилась. .
«Эту черно-белую картину Иоселиани мы тоже смотрели во ВГИКе на семинаре советского фильма. Она удивительна тем, что в ней нет сюжета в том традиционном понимании, к которому мы привыкли. Это скорее созерцательное кино, которое увлекает не сюжетом, а тем, что происходит на экране в данный момент».. «Его я, пожалуй, назову в первую очередь. Замечательное, искреннее, богатое роскошными актерскими работами и абсолютно грузинское кино. Волей-неволей зритель становится соучастником самобытной жизни гурийцев на экранное время. Самый грузинский для меня фильм»..
«Этот фильм по сценарию Габреадзе и Токаревой давно и тщательно растаскан на цитаты народом, что всегда было и будет мерилом успешности любого фильма. В детстве я его глубоко ненавидела за, как мне казалось, сверхсоциальность. А сейчас очень люблю за эдакую живую советскую винтажность .Без сомнений, это визитная карточка Советской Грузии на все времена — не только в кинематографическом, но и музыкальном смысле».. «Во времена моей молодости в моем сознании не было деления на грузинское кино, русское кино, армянское кино. Все кино было мое, советское. Самым сильным впечатлением в детстве была Верико Анджапаридзе. Я не помню, где я ее увидела в первый раз.