Какое впечатление произвел на Вас фильм «На границе миров» (Швеция/2018)?


Каннский кинофестиваль. Послать ссылку на email или через персональное сообщение. файл добавилКиноПоиск. Какого-то цельного и четкого высказывания-то не вышло, и если пытаться разобраться в мешанине проблем, то ничего хорошего, к сожалению, не выходит. Вопросов остается куда больше, чем ответов, но вопросы эти при этом ни к чему не ведут. О большинстве проблем говорили куда интереснее в других произведениях. Вот и выходит, что и сказать нечего, и сказка так себе..
В менее чутких режиссерских руках это все бы скатилось в ироничное фрикование в стиле «Сального душителя» или банального сюрреализма Кантена Дюпье, но Аббаси на стыке реального и фэнтезийного последовательно развивает свою систему образов. Просто он показывает более сложные и чужеродные способы достижения киноманского счастья, чем это привыкли делать люди.. Имя «шведского Стивена Кинга» Юна Айвиде Линдквиста стало широко известно многим благодаря отличной экранизации его романа «Впусти меня» (2008), после успеха которой остальные произведения писателя почему-то кинематографистов не привлекали. Исправить столь досадное упущение взялся этнический иранец Али Аббаси, чей мистический хоррор «Шелли» (2016) был довольно высоко оценен критикой, и «На границе миров», основанный на произведении Линдквиста «Граница», стал призером программы «Особый взгляд» на минувшем Каннском кинофестивале. На границе Финляндии и Швеции работает странная сотрудница таможни по имени Тина, в чьи обязанности входит встреча и проверка пассажиров парома, курсирующего между Хельсинки и Стокгольмом. Мягко говоря, выглядит она непривлекательно — Тина скорее похожа на волосатого неандертальца, но коллег ее внешность не смущает, поскольку она обладает уникальной интуицией, помогающей ей выявлять нарушителей в огромной толпе. Однажды Тина останавливает незнакомца, невероятно похожего на нее саму, но досмотр, за исключением одной анатомической особенности, не объясняет, что же такого подозрительного он мог скрывать.
Тина решает продолжить знакомство с мужчиной, в результате чего она узнает всю правду о собственном происхождении, объясняющую как ее необычный вид, так и сверхъестественные способности. Поначалу кино кажется довольно серьезным испытанием для зрительского чувства прекрасного, когда публике предлагаются романтические отношения между героями, больше напоминающими каннибалов из «Поворота не туда» — особенно это касается дикой сцены секса в лесу, наглядно демонстрирующей, что рейтинг 18+ взят не с потолка. Но спустя некоторое время порог неприязни переступается и потихоньку начинаешь ощущать это желание постановщика передать всю ту холодную и естественную красоту первозданной природы с ее мрачностью и суровыми нордическими пейзажами. Как и прошлый «оскаровский» лауреат, «Форма воды» Гильермо Дель Торо, картина Аббаси старается переложить множество актуальных современных вопросов в плоскость волшебной притчи — здесь и проблема гуманизма, и сложности отличия от большинства, когда даже в толерантной среде «другой» человек постоянно ощущает себя чужаком и восполняет внутреннюю пустоту лишь в компании близкого по духу, и темы уродства истинного и мнимого. И если Дель Торо обыгрывал конфликты по лекалам жанра сказки с ее условностями, контрастно-гиперболизированными персонажами и в очень яркой, визуально насыщенной манере, то Аббаси предпочитает переосмыслять скандинавский фольклор языком артхаусной драмы, тем самым соблюдая авторскую интонацию Линдквиста, обожающего растворять мистические события в сугубо бытовой урбанистической среде. В результате «На границе миров» оказывается северной народной легендой в декорациях из «Икеи», герои которой хоть и принадлежат к волшебному миру (дико извиняюсь за спойлер, но сам факт, что тролль сыгран актером по фамилии Милонофф, это просто какой-то нечаянно бомбический мем), все равно выглядят как участники самой обычной фестивальной драмы с их ежедневными проблемами и серыми буднями. Рассказывая историю, где хорошо угадывается параллель между идентификацией главной героини и самоопределением режиссера-иранца в условиях европейского менталитета, Аббаси не забывает про увлекательные детали, наполняя картину саспенсом, жутковатыми эпизодами и даже небольшой детективной линией, а заложенные метафоры и аллюзии не вызывают неприятного ощущения конъюнктурности и плакатных лозунгов.
Он не идет на поводу у публики, привыкшей, что среди персонажей, связанных романтическими отношениями, кто-то непременно должен быть красивым или, как минимум, миловидным, а уж если урод — то с обязательным превращением в финале. Загримированная до неузнаваемости актриса Ева Меландер, в реальности смахивающая на Еву Польну, выглядит в кадре так, что Шарлиз Терон в «Монстре» позавидует, хотя отличный пластический мейкап (заслуженная номинация на «Оскар») не сковывает ее как лицедея, а лишь добавляет штрихи к этому сложному персонажу, предлагающему каждому зрителю лично пройти тест на способность испытывать положительные эмоции по отношению к чему-то сугубо отталкивающему внешне. 8 из 10. Скандинавская природа с необычной стороны. Скандинавы известны на весь мир своим необычным подходом к чему бы то ни было. Сделать обыденное экстраординарным, но не кричащим — это вполне в их духе. Что уж говорить об изначально странном материале.
Вот возьмем зачин про девушку, которая может унюхать, как люди что-то скрывают. Добавим туда скандинавской мифологии, любви к природе, троллей в конце концов. Но не будем стараться сделать это красиво. Или, по-крайней мере красиво в том обычном понимании, что мы привыкли. И вы получите представление о том, что из себя представляет этот фильм. Лес, вода… Действие практически всего фильма происходит внутри природы, но она показывается не как в Триеровских картинах, где ты поражаешься ее красотой и мощью, а, скорее, фоном для событий фильма и естественным нормальным антуражем для всего происходящего. Пожалуй, «некрасивость» фильма и есть причина его низких оценок.
Авторы не стараются сделать красивым ни окружающий мир, ни самих главных героев. Скорее наоборот, они — уродцы в нашем традиционном понимании. Да и вообще, эстетически фильм произвел лично на меня немного подавляющее впечатление. Событийная линия, на самом деле, не поражает какими-то сверх неожиданными ходами, но задумка настолько интересная, что как минимум половину фильма сидишь с мыслью «Что здесь вообще происходит!?!?!?!». Наверное, странно будет делать из всего вышесказанного какой-то определенный вывод, но я уверен, что фильм будет интересен любителям Скандинавии и любителям необычного кино (хотя я сам, казалось бы, причислял себя к таковым). Как я уже сказал, я не определился в оценке, но я точно благодарен этому фильму за тот выход из зоны комфорта, который я смог совершить благодаря нему.. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий.
«На границе миров» — пронзительная романтическая история шведско-иранского режиссера Али Аббаси, наполненная всякого рода иносказаниями и пропитанная духом фэнтези и скандинавской мифологией. Эта картина, поставленная по одноименной новелле Юна Айвиде Линдквиста, автора бестселлера «Впусти меня», настолько многогранна, что выбивается из четких жанровых границ, и дать ей точное определение просто невозможно. Граница здесь вообще, во всех смыслах этого слова, является одной из центральных тем. Главная героиня работает в таможенной службе на паромной переправе в Стокгольме и встречает «чужаков» из Хельсинки. Она обладает умением распознавать человеческие эмоции (страх, стыд, чувство вины), имеет странную внешность и ощущает себя явно не такой как все. Помимо этого в картине поднимаются и другие вопросы, которые затрагивают те или иные рубежи. Примечательно также и то, что главные роли были отданы финскому актеру Ээро Милоноффу и шведской актрисе Еве Меландер.
Они играют внешне похожих друг на друга персонажей и даже более (но не будем раскрывать всей интриги). При этом оказываются такими же разными, как Скандинавия и Финляндия. «На границе миров» своего рода шведская «Форма воды», только не прямолинейно бьющая в лоб сказка о плохом белом человеке, угнетающим любого не похожего на него (будь то чудовище-амфибия, немая уборщица, чернокожая служащая или стареющий художник гей), а чарующее и завораживающее произведение, пусть и тоже не без фантастики, говорящее, что доброта и любовь может быть в каждом из нас, равно как ненависть и злоба, а также о том, — каким бы «другим» не был человек (ведь все мы абсолютно разные), он может обрести свое счастье, лишь оставаясь самим собой, таким, каким он есть, и прежде всего это касается не тех или иных меньшинств, а человека, как такового. 7 из 10. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Почти невозможно рецензировать «На границе миров» без каких-либо спойлеров, однако зритель должен иметь право на острые ощущения. «На границе миров», второй проект режиссера Али Аббаси, больше всего напоминает идеологического предшественника — «Впусти меня».
Сочетание социального реализма и сверхъестественного ужаса формирует особую среду, странную и пугающую, а довершается всё этаким доморощенным скандинавским нуаром. Вначале сюжет работает довольно стандартно, прокладывая путь к обособленной романтике, однако с каждой новой темой, с каждым новым открытием, «На границе миров» превращается в ловкую и тёмную сказку. Редко, когда главной героиней делают столь экзотичного персонажа как Тина. Женщина обладает действительно пугающей внешностью: выступающий лоб, широкий нос, клыки, кожа в пятнах и волосы на теле. Тем не менее, душа у Тины добрая, сама она вполне уважаема местной общиной и работает на таможне. Женщина с помощью своего необыкновенного обаяния лови преступников. Однажды на работе Тина останавливает Воре, который выглядит совсем как Тина и, судя по всему, немного не тот, кем себя выдает.
В Воре Тина находит родственную душу и наконец открывает секреты прошлого. На первый взгляд «На границе миров» напоминает заунывный детектив с бесконечными самокопаниями главной героини. Сюжет Тины заключается в основном в расследовании преступлений педофилов и романтических чувств к Воре. Чем больше Тина общается с последним, тем больше она узнает правды о самой себе и тем сильнее меняется её картина мира. В конце концов это приводит к ряду шокирующих сцен. «На границе миров» показывает некоторые моменты непристойно и даже мерзко, однако всё при этом подается в некотором контексте истории. Сценарий очень чувственно обращается как со своими персонажами, так и с обрамляющим их сюжетов.
В романе Тины и Воре есть куда больше двусмысленности, чем кажется по просмотру, что ставит интересные вопросы о природе мести и мизантропии. В остальном же «На границе миров» переосмысливает фольклорные страхи как отражение темных пятен современного общества. Как это ни парадоксально, но желание режиссера раскрыть именно этот аспект, немного тормозит сюжет. После того как в повествование вводят ключевую деталь образа Тины (или по крайней мере сообщают о ней зрителю), медленно тлеющий социальный сюжет уступает громогласной байке, которая гремит на поворотах сюжета каждые 20 минут хронометража. Весь нюансированный материал начинает струиться изо всех щелей и, хотя это по-прежнему интересно, ни одно из рациональных зёрен не прорастает как следует. Двусмысленность пропадает, аккуратные мессаджи об отцах и детях исчезают, а затем сценарий проходит по касательной с гендерфлюидной тематикой. Это не очень-то и нужно в мрачной сказке, временами доходит до абсурда, однако очень смело.
Естественно, что «На границе миров» строится на актерской игре. Два ведущих актера играют своих странных персонажей с таким правдоподобным сочувствием, что «Граница» работает лучше на драматических обходных путях, чем по части процедурного сюжета. Фильм сохраняет чувство благоговения перед природой отношений Тины и Воре: их связь способна разрушать социальные конструкты, связанные с внешностью влюбленных. Результатом актерской игры Евы Меландер и Ээро Милоноффа становится готический роман, по духу близкий «Форме воды», только не настолько прямолинейной по части этого аспекта идеи фильма. Каждый год на Каннском кинофестивале проявляют себя какие-то особо нервные силы: высоколобые европейские киногурманы морщат лбы, смотрят на экран с открытой челюстью. Многие режиссеры сделали себе имя на таких подходах, да даже в Каннах в 2018-м блеснули Ларс фон Триер и Гаспар Ноэ. Али Аббаси нашел свою нишу среди них: «На границе миров» больше всего напоминает полуночное зрелище для лиц, приевшихся арт-хаусом, хотя, вероятно, для обычных думающих зрителей перспективы его распространения также высоки.
7 из 10. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. На границе тучи ходят хмуро…. Порою каннский веник, старательно выметающий со своей сцены всё не годящееся для ее мишурного украшения, на мгновение замирает и гостям фестиваля дают взглянуть на «диковинки» кинематографа. Так случилось и с «Границей» Аббаси (хочется всё-таки сохранить оригинальное название фильма), заработавшей «Особый взгляд» лазурных критиков. Конечно, внимание Канн, уже давно превратившихся в образцовую ферму по заготовке силоса для дойных коровок с премированием наиболее продуктивных слезных доярок и фермеров, умеющих наметывать сено в наиболее высокие стога, может несколько насторожить иного зрителя. Но тут взгляд всё-таки «особый», и дарованный сразу по нескольким очевидным причинам: режиссер сам-то не местный, а к таким положено относиться с повышенной симпатией; потом, некоторое количество мягкого сенца в фильме Аббаси всё же присутствует; наконец, иногда нужно делать вид, что интересуешься альтернативной кормовой базой.
Впрочем, говорить о собственно альтернативном мейнстриму кино в случае Аббаси нельзя. Режиссер и его со-сценаристы ловко прошли по узкой границе-мосткам между болотом вполне себе фестивального кино и свежим лесным озером независимого авторского, то невинно собирая кувшинки на одной стороне, то поднимая со дна другой необычных созданий, пускающих любовные пузыри в этом водоеме и пугающих добропорядочных обывателей. Жертва чудищу обыденности была принесена не зря — без нее дальше Роттердама не пустили бы, а так фильм прямиком отправился на Лазурный берег и далее в Севилью (прошлогодняя площадка Европейской кинофермы), а кто-то даже называет «Границу» шведской «Формой воды» — фильмом, если из него вырезать несколько интимных сцен, предназначенным десятилетней аудитории (не по месседжу — он для всех, а по детсадовскому сценарию и соответствующей постановке). Спорить о правомерности подобных сравнений дело, вестимо, пустое — у каждого своё видение кино. А вот что отрицать сложно, так это значимость сохранения интриги сюжета в упомянутых работах. Для «Воды» сиё не играет никакой роли, тогда как «Граница» будет воспринята несоизмеримо увлекательнее, будучи просмотрена «с чистого листа». Посему, если кто-то еще не успел прочесть всякие умности или глупости про сюжет фильма Аббаси, постарайтесь этого и не делать до просмотра — интереснее будет даже в том случае, если вы потом с поносом у рта начнете ругать его работу: гнев будет праведней.
А вот причину ругани — как уже в обилии существующей, так и грядущей — всё же необходимо обсудить. Поостыв после просмотра от эмоций и положив руку на то место, где у некоторых бьется сердце, давайте честно ответим на вопрос о главном раздражителе фильма. Субъективное мнение таково: это всего лишь одна сцена, которую очень скоро в синефильских кругах все будут называть «та самая эротическая сцена из Аббаси». И слава всем тринадцати скандинавским богам и четырем богиням, у режиссера хватило смелости от нее не отказаться! «Я человек, и всё нечеловеческое мне чуждо» — перефразируя древнеримского комедиографа, так можно охарактеризовать причину неприятия «той самой сцены», а заодно и ироничный посыл режиссера зрителю, кидающего несвежие томаты в «Границу». Рассуждения же о половых особенностях героев фильма не мудрее решения вопроса о гендерной принадлежности Колобка из одноименной сказки. Что до заявлений некоторых об очередном слове в защиту сексуальных меньшинств, то тут уж кому что ближе… Человек с интересом наблюдает за спариванием каких-нибудь жучков в научпопе, но недолго думая давит их, если они кажутся ему угрожающе страшными в реальной встрече. Человек увлеченно поглощает зрелище копуляции других людей, но наблюдение за аналогичным процессом гуманоидов вызывает у него стойкое чувство отвержения.
Кто же мы на самом деле — Homo sapiens или Homo instinctus? Наверное, нечто среднее. И в массе своей стремимся к чему-то среднему, не выходящему за «рамки». Только вот признать то, что рамки эти образованы скованностью разума никому не хочется; гораздо проще загнать всех в границы обыденности. Так для кого мы отправляем приветственные послания в далекий космос, если на своей планете к иным формам жизни в лучшем случае относимся как к корму? С чьим разумом хотим подружиться, если у себя дома готовы общаться только с себе подобными? Основные идеи фильма просты как решка пяти шведских крон: человечеству в массе свойственен стадный образ мышления; пока ты как все или хотя бы приносишь видимую пользу — ты в стае, а чужой обречен на одиночество или уничтожение; зло порождает ответную реакцию; любовь сохраняет жизнь. Обо всём этом снято сто тысяч фильмов и написано столько же романов, но темы эти злободневны от времен первых мифов до сегодняшнего дня. «Граница», оформленная в пограничных жанрах киноискусства и безгранично адресованная, лишь предлагает пронести через таможню вашего разума некоторые совсем не криминальные мысли, способствующие продвижению на пути познания себя и мира.. А нюх, как у собаки.
А глаз, как у орла. Я — гениальный сыщик! Мне помощь не нужна! Найду я даже прыщик На теле у слона. Как лев сражаюсь в драке. Тружусь я, как пчела. А нюх, как у собаки. А глаз, как у орла. Первые впечатления — удивление.

Внешность дамы — само собой разумеющееся. Лицо — исковерканная маска. Даже не маска, а глиняная масса брошенная создателем в этот чугунок с душой. А вот «натасканность» ищейки, определяющей по запаху тревожность человека, страх, нервозность, впечатлила. Обоняние запредельное. Хотя только ли обоняние? А может быть чутьё? Чего здесь больше? Людской ручей, мимо неё потоком. Коридорный терминал таможни, её вотчина.
Она едва ли не человек рентген. Серый форменный комбинезон с погонами, дубинка-«демократизатор» на поясе. Так и хочется прокричать: Абдулла, таможня дает добро! Но не всем и не всегда. «Тянешь» в страну контрабанду? Не декларируешь излишки? Ты обречён. У тебя нет шансов. Шлагбаум, в виде экстравагантной внешне Тины, обеспечен. Кого же она напомнила? Ах, да. Победителем 6-го сезона «Битвы экстрасенсов» стал уральский таможенник Александр Литвин.
Теперь понятно, как себя ощущали хитрецы тайно пытавшиеся «нагреть» государство. Мимо, не проскочишь. Так что же Тина? А что Тина, то ли человек, то ли животное. Другого объяснения нет. Уж не профессор ли Преображенский здесь поставил эксперимент по превращению собаки в разумное двуногое? Господин Шариков, пардон, товарищ Шариков, с девицей по внешним атрибутам — один к одному.- Доктор Борменталь, благоволите предъявить Шарика следователю. — Но позвольте, как же он служил в очистке? — Я его туда не назначал. Ему господин Швондер дал рекомендацию.
Если я не ошибаюсь. — Это он? — Он самый. Только, сволочь, опять оброс. — Он же говорил! — Он и сейчас ещё говорит, но только всё меньше и меньше. Так что пользуйтесь случаем. Наука ещё не знает способов обращать зверей в людей. Вот видите, я попробовал, он заговорил и начал обращаться в первобытное состояние.
— Атавизм. Диалог, в равной степени подходящий и под «Собачье сердце», 1988 года и под «На границе миров», 2018. Не находите? Согласитесь, в Булгаковском звере гораздо больше привлекательности нежели в ирано-скандинавском омуте 2018. А если еще вспомнить, что Тине «кобелька» для обретения земного счастья «подсадили». А потом режиссёрская мысль начала вибрируя скользить по пикантным тонкостям интимного мира двоих существ… И для чего? Для того, чтобы порадовать собравшихся у экрана развесистой клубничкой а-ля уличный собачий секс? Поразительно, что иранский режиссёр, сменил восточный хиджаб на европейскую наготу. Сменил не заморачиваясь. С лёгкостью.
Попытка ли это ассимилироваться в чужой культуре или угодливый реверанс в сторону принятой толерантности? Здесь, пожалуй, мыслей гораздо больше можно накопать, чем в самой картине. Угодливость? Скрытые желания? Болезненное воображение? Шизоидный бред, изредка накрывающий в процессе творчества? Разумная вседозволенность нового социума? Развязанные руки? Желание славы в эпатаже? Вопросы. Сплошные вопросы. К личности. Серой тучей ненастья вымарана вся лента. Депрессивный психоз Али Аббаси нам демонстрирует. Когда же он это снял? Перед тем как лечь на излечение в психиатрическую клинику или сразу после выписки? Набравшись, так сказать, там сил и впечатлений? Уж слишком раскрепощённый опус демонстрирует.
Может быть на съёмочной площадке никого и не стошнило, а вот в зале, если ещё пришли на сытый желудок рвотные рефлексы могут захлестнуть легко. Чудаковатый, уродливый, я бы сказал, фильм. Да-да, именно уродливый. Так и не смог отделаться от этого гадостного впечатления до самых титров. Первый посыл — лица. Как это было у всеми любимого песенного классика?Лица стерты, краски тусклы, То ли люди, то ли куклы. Взгляд похож на взгляд, А день — на день.
Я устал… За один час и ещё сорок минут, что меня пичкали этим зрелищем — я устал. Я устал. Удовольствия, увы, не получил. Так, набор каких то противоречий — и фильм не фильм, и сказка не сказка. Муть. Муть на любителя позабавить себя чем то необычным. И обрести в след за создателем, как он сам, кстати об этом говорит в интервью, — понимание снятого в размытости жанра.
3 из 10. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Мир противоположный нашему. Герои предстают странными существами, которые не только нюхом чуют человеческие эмоции, но и едят насекомых, имеют совершенно непривычные половые признаки, выглядят как мутанты, при этом естественны и натуральны как животное в естественной среде обитания. Видимо поэтому герои не вызывают отторжение. Близость героев к природе подчеркнута необычайно красивыми видами. Отсутствие музыки и усиленные окружающие звуки приближает зрителя к героям, которые чувствуют запах страха и вины и наверняка имеют острый слух.
Это история любви существ, которые казалось должны вызывать отвращение, отторжение и страх, но в итоге выглядят сказочными и гармоничными как сама природа. Фильм конечно о тех, кто не такой как все, о поиске родственной души и о том, как мы отдалились от природы. P.S. Интересно было взглянуть на исполнителей главных ролей без грима. Оказалось актер похож на Илью Лагутено (Мумия Тролля).. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. «На границе миров» — новое слово в кино.
Жанр определен, в том числе, как «фэнтези», что в некотором роде является и спойлером и ошибкой. Да, фильм режиссера Али Аббаси трудно классифицировать, это похоже на социальный реализм про других существ, но это не волшебные пони и ничего из того, что мы привыкли называть фэнтези. Снято очень смело, без боязни быть уродливым и мерзким. Удивительно, но картинка одновременно чужеродная, отталкивающая на грани фола, и в то же время полностью гармоничная. Естественная. Ей веришь. Фильм открывает окно в совершенно другой мир, абсолютно ЧУЖОЙ и тем не менее парадоксально правдоподобный, реальный, как соседи по подъезду.
«Они» показаны живыми и понятными, им сопереживаешь. Не люблю всю разом пропаганду толерантности, но фильм «На границе миров» заставляет задуматься о живущем параллельно с нашим другом мироощущении, другом самосознании. Фильм о способности принять себя таким, какой ты есть. О любви к себе. Скандинавское творчество любит показывать всякую толерантную хрень, как норму жизни, но это кино — совсем другое дело. Это душевно, искренне. Фильм — притча, о добре и человечности.
Смотреть всем, кто склонен к самокопанию и чтению классической русской литературы.. Датско-шведский фильм «На границе миров» получил в в Каннах награду «Особый взгляд Каннского кинофестиваля». Главное слово в данном предложении не «награда», не «кинофестиваль», а «особый». Я всё могу понять, я сам поклонник артхауса, но некоторые элементы фильма — уже перебор. Привожу примеры. Допустим, удивляться мужику с влагалищем или женщине с половым членом в наше время — глупо, поэтому тут я ничего не скажу. Но показывать сцену секса оных — это слишком.
Причём не издалека, как подумает любой нормальный читатель рецензии, а вблизи и во всех подробностях. На фоне этого многочисленные сцены поедания личинок и прочих насекомых не кажутся такими уж страшными, не правда ли? А вот вырастание полового члена у женщины прямо на глазах у несчастных зрителей — страшно. А как вам ребёнок-мутант, который является неоплодотворённой яйцеклеткой мужчины? После этого стоит лишь поблагодарить создателей за то, что педофилия в фильме ограничивается лишь звуковым рядом… Что характерно, при этом всём с точки зрения артхауса «На границе миров» работает как надо. Главные герои, очевидно, в фильме «не такие как все». Но! Здесь к ним не относятся как-то по-особенному да и главной не очень-то и хочется этого, у неё вполне нормальная жизнь. И вот появляется второй главный герой. Их конфликт заключается в различном видении их же положения: первая выступает за мучительную ассимиляцию, второй — за проявление собственной индивидуальности, противопоставление социуму.
Показано это неочевидным и необычным способом, спойлерить не желаю. Хотя знатоки скандинавского фольклора сразу поймут подвох, если обратят внимание на имена персонажей. Из технических моментов могу отметить общую депрессивную цветовую гамму, а также очень проникновенный саундтрек. Работа у актёров на это раз была сложная. Им было необходимо носить тонну грима, а также сильно поправиться для съёмок. Ева Меландер и Ээро Милонофф превосходно справились в ролями. В их… особенности действительно верится.
Слишком эпатажная подача материала и отвратительность некоторых сцен резко портит восприятие фильма. Честно, я не готов порекомендовать «На границе миров» к просмотру. Одной из зрительниц в кинозале, к слову, от очередной выходки создателей даже сделалось нехорошо. Потому — решайте сами, нужно ли вам такое кино.. Необычный и очаровательный фильм, поднимающий как социальные вопросы нашей современной обстановки, так и раскрывающий личные чувства героев (тут не обходится без внутренних конфликтов). Ханжам и людям со средне-высоким уровне брезгливости смотреть с осторожностью. Тина работает на таможне и безошибочно определяет «контрабандистов», нарушающих закон содержимым своих сумок и не только их. Она знает, чувствует, не просто смотрит, но и видит людей — их эмоциональное наполнение и «хвосты» переживаемых и пережитых событий.
На вид непривлекательная, с мужским типом телосложения героиня, раскрываясь в процессе производит приятное впечатление (речь, мысли, поведение). Внутри она прекрасна, что раскрыто через ее близость с природой. Сцены взаимодействия с природой и животными полны гармонии и особого погружения, даже смакования, в которое погружаешься сам при просмотре фильма. Хочется остановить на минуточку всю эту мирскую суету вокруг и выйти в «свою природу», наполнится ее энергетикой и самостью. Вскоре Тина встречает мужчину, мысли, чувства и помыслы которого она почувствовать не в силах. Он для нее закрытая книга, в которую она смотрится как в зеркало — настолько они похожи по своей природе. Дальнейшие события развиваются нетривиально и наталкивают на многие мысли социально-общественной направленности и личного плана.
Отслеживается мысль как человечество дошло до стадии самоуничтожения, паразитируя на собственном потомстве. Тема отображена как в отношениях Тины и отца: когда, казалось бы, адекватный взрослый мужчина впадает в роль обиженного и отвергающего родителя, требуя от нее «хорошего обращения и тона», иначе он с ней общаться не намерен. Будь удобной и послушной — и я буду тебя любить. Любовь с условиями. Делая из нее нечто удобное и потребное социуму. Терпеливую, тихую и незаметную Тину, выделяющуюся только своей внешностью. Подавляя этим ее самость, настоящую, животную и не страшную, а прекрасную.
Истинную и природную. Но это не удобно, растить детей, учитывая их реальные потребности и желания — задача не из легких. Тема порнографии — конечно гипертрофированная метафора паразитирования и декаданса, тем не менее сразу бьющая не в бровь, а в глаз и не пройдет мимо невнимательного зрителя или того, кто не привык отслеживать сюжетные мысли. Тина живет с мужчиной непонятного статуса, которому удобно (снова удобно) жить с ней, т. к. есть кров. Тина в свою очередь так спасается от одиночества («мне нравится, что в этом доме живет хоть кто-то»). Сцены близости главных героев не вызвали у меня отрицательных эмоций, все было уникально и смотрелось как познание природы инопланетян.