Космическая музыка — как она появилась?


В первой половине XX в. космос не очень-то интересовал широкую публику. Да, появлялась первая научная фантастика о попытках полететь на Луну или о злобных пришельцах, но в целом для большинства космос был бесконечно далеким, непонятным, куда смотрят только эти странные ученые в свои телескопы. В общем, примерно таким, как у Гумилева:.
На далекой звезде Венере. Солнце пламенней и золотистей,. На Венере, ах, на Венере. У деревьев синие листья…. Но годы шли, и человечество пережило две войны, и что-то вдруг стало получаться по заветам Циолковского. Вот и первый спутник, и собаки на орбите, а вот уже и первый человек. И космос вдруг стал намного ближе.
И пустил корни в фантастические романы и фильмы, а следом и везде в массовую культуру. Уставшим от войн людям захотелось приблизить это светлое будущее, где можно слетать в отпуск на Луну, на орбитальной станции цветут цветы с Проксимы Центавра, а бравые космические разведчики жмут щупальце представителю внеземной цивилизации. Все это нашло отражение и в дизайне (интерьер дома должен выглядеть, словно прибыл из следующего столетия), и в одежде и, конечно, в музыке. Эту эпоху оптимистичного ожидания «космического будущего» позже назовут «Space Age», ну а музыку — «Space Age Pop». Позитивная, легкая и доступная, чаще всего инструментальная, наполненная звуками оркестра, впитавшая в себя влияния джаза, лаунжа, латиноамериканской музыки, саундтреков к голливудскому кино, она зародилась в 50-х и сохраняла популярность до середины 60-х. Нередко в Space Age Pop применялись электроинструменты (еще не синтезаторы) и, например, терменвокс для создания «таинственных» завываний. .
Jimmie Haskell — Asteroid Hop (1959). Большой популярностью пользовались и саундтреки к кинофантастике тех времен. Одна из самых известных тем — из сериала «Доктор Кто», написанная Делией Дербишир. Одной из первых женщин в электронной музыке, к слову. Применение осцилляторов и манипуляции с магнитофонной пленкой позволили добиться странного «потустороннего» звучания. . Delia Derbyshire — Dr.
Who Theme (1963). Конечно, и советская музыка не могла обойти вниманием космос — да и могло ли быть иначе в стране, первой покорившей космическое пространство? Отечественная эстрада воспевала подвиги первопроходцев и сулила прекрасное будущее, где яблони на Марсе, и смотрят в небо звездолеты, и наши следы на пыльных тропинках далеких планет — ну, вы и сами знаете ). Георг Отс — «я верю, друзья…». Во второй половине 60-х на космос начинают обращать внимание и наиболее прогрессивные представители крепнущей рок-сцены. . Pink Floyd — Interstellar Overdrive (1967). На рубеже 60-70-х в среде западногерманского рок-андеграунда появилось течение, названное англоязычными журналистами «краутрок».
Его деятели что-то зачерпнули у британского психоделик-рока, что-то у академических авангардистов, но в своих экспериментах пошли гораздо дальше, широко применяя новомодные синтезаторы и студийные манипуляции со звуком. Более атмосферно-электронное ответвление краутрока стали нередко называть «Kosmische Musik» (а то и просто «Kosmische»), то есть «космическая музыка». Название было подхвачено с обложки одного из знаковых альбомов жанра, «Alpha Centauri» группы Tangerine Dream — так сам лидер группы Эдгар Фрёзе охарактеризовал музыку альбома. Космос в представлении немцев весьма мрачен и психоделичен, и полеты по нему, в общем-то, не отделяются от трипов по глубинам расширенного сознания под действием различных химических соединений. Позже «космише музик» эволюционировала в «берлинскую школу» электронной музыки. . Tangerine Dream — Fly and Collision of Comas Sola (1971).
Параллельно созревал «британский ответ». Space rock — сплав психоделии, прогрессив-рока и электроники, приправленный научно-фантастическими или абстрактно-мистическими текстами. Вероятно, пионерами его были все те же Pink Floyd, но скоро знамя подхватили Hawkwind. Этот жанр и сегодня себя неплохо чувствует — дело продолжают такие ребята, как Ozric Tentacles и Quantum Fantay. . Hawkwind — Masters of the Universe (1972). Ко второй половине 70-х окончательно оформилась «классическая» электронная музыка и, разумеется, ее деятели обращались к теме космоса — ведь она витала в воздухе.

Жан-Мишель Жарр, к слову, в те годы ничего на космическую тему не сочинял, хоть у нас его и любят причислять к «космонавтам». А вот у грека Вангелиса есть целый альбом, посвященный космосу — «Albedo 0.39» 1976 г. С парочкой эталонных для жанра треков. Alpha — один из таких. Это музыка космоса романтичного, грандиозного, манящего тайнами. Очень в духе времени.. Vangelis — Alpha (1976).
Ну а для тех, кому хотелось попроще и подоходчивей, да чтоб потанцевать можно было, параллельно появилось Space Disco — явление европейское, главным образом французское и немного итальянское. Танцевальные диско-ритмы, яркие мелодии синтезаторов (которые тогда все еще выглядели чудом техники) и интерпретация фантастики в самом «попсовом» (или ироничном) ее проявлении — не из книг и фильмов, а из комиксов и дешевых НФ-сериалов, где бравые пилоты звездолетов сражаются со злобными инопланетными роботами и спасают дев в соблазнительных скафандрах…. Droids — (Do You Have) the Force (1978). Одним из ведущих представителей сцены спейс-диско был и всенародно любимый у нас коллектив Space во главе с Дидье Маруани. Жаль, что только он один, других как-то не заметили. Кроме, может, еще Rockets с их забавным хитом «Galactica». .
Space — Magic Fly (1977). Ну и наш «инструментальный рок-ансамбль» Zodiac не забудем — у них спейс-диско с легким налетом арт-рока получалось вполне себе на уровне.. Zodiac — Таинственная галактика (1982). Но все же мало какой еще жанр столь естественно ложится на космическую тематику, как эмбиент. Пространные, лишенные ритма звуковые полотна с медленно текущими текстурами — что может лучше подходить для того, чтобы, глядя в звездное небо, предаться мыслям о бесконечной Вселенной и о крошечном себе. Неудивительно, что львиная доля эмбиента была так или иначе посвящена космосу. Во все времена.
. Michael Stearns — Life in the Gravity Well (1981). В 90-х интерес публики к космосу несколько угас. Наверно, не в последнюю очередь это было связано с разочарованиями. «Космическая гонка» сверхдержав закончилась, никаких грандиозных проектов не предвиделось, а обещанное фантастами будущее так и не наступило. Да и тот космос, что уже был разведан, оказался не таким интересным: Венера — раскаленный ад, Марс — голая пустыня, и никаких на нем каналов, и никаких марсиан… Да и вообще, надо с земными делами разобраться сначала, а уж потом деньги на какие-то космолеты распылять.
На этом фоне и «космическая музыка» как-то увяла. Правда, в наших краях как раз в это время начала выходить радиопередача Мартина Ландерса «Back to the Universe», которая, в общем-то, и познакомила широкую постсоветскую аудиторию с «околокосмической» музыкой. И, конечно, привила ее наше, местное восприятие: космическая музыка — она вот такая, масштабная, гармоничная, неспешная, аналогово-электронная. Такая, как у нашего, пожалуй, самого известного космомузыканта Андрея Климковского.. Андрей Климковский — Перекрёсток миров (1998). Но в новом веке интерес к космосу вновь начал разгораться. Может, соскучились, а может, повлияли новые успехи космической науки — «Кассини», «Хаббл», марсоходы…
И фильмы о космосе вновь начали снимать, и музыку создавать. Но космос в ней представал зачастую совсем не таким, как в романтичные 70-е. К космической теме обратилась «повзрослевшая» тяжелая музыка, предлагая свое видение его — холодной, враждебной черной бездны.. Rosetta — Europa (2005). Бездны, в которой происходят колоссальные, немыслимые, грандиозные процессы — слияния черных дыр, взрывы сверхновых, рождение и смерть звездных систем — в сравнении с которыми человек не то что песчинка — жалкий атом. И музыка по масштабам должна, что называется, соответствовать. Это еще далеко не самый длинный трек данного коллектива..
NǽnøĉÿbbŒrğ VbëřřĦōlökäävsŦ — The Extrasolar Suite (2015). Вместе с тем, наблюдается и ренессанс космического «олдскула». И аналоговый электронный звук снова в почете, и молодые сочиняют по заветам классиков, и космос у них все тот же — эпично-прекрасный. . Zombi — Serpens (2004). Ну и не электроникой единой — всевозможной околопсиходелии, так или иначе (эзотерически, метафорически, научно-фантастически) посвященной космосу, в наши дни тоже в достатке.. Maat Lander — Spiral Arms (2015).