Может ли человек объективно оценивать себя, свои поступки?


. У большинства людей проявляется тенденция оценивать себя чуть выше среднего. Это позволяет сделать вывод, что человеку свойственна потребность в достаточно высокой самооценке, т. е. каждому хочется уважать себя. У людей, страдающих неврозами, самооценка чаще бывает завышенной или заниженной, а иногда даже крайней (самый добрый, самый стеснительный, самый честный). Люди с истерическими про-явлениями высказывают такие суждения: «Я гораздо умнее, красивее, добрее большинства людей, но я самый несчастный и самый больной».
Завышенная самооценка способствует обидчивости, нетерпимости к малейшим замечаниям (правда, бывает и другая крайность: с высоты своего «Я» даже серьезную критику не принимает близко к сердцу). Человек с неадекватно высокой самооценкой потенциально конфликтен в ситуациях, когда речь заходит о вознаграждениях и поощрениях за труд. Несовпадение ожидаемой и реальной наград закономерно выливается в обиду и зависть, которые накапливаются и, наконец, прорываются резким обвинением в чей-либо адрес. Излишне низкая самооценка человека влечет за собой чрезмерную его зависимость от других, несамостоятельность и даже заискивание, проявляется робость, замкнутость, даже искаженное восприятие окружающих, формируется «комплекс неполноценности», поведение «неудачника».. На формирование самоуважения и самооценки влияют многие факторы, действующие уже в раннем детстве — отношение родителей, положение среди сверстников, отношение педагогов. Сопоставляя мнение о себе окружающих людей, человек формирует самооценку, причем любопытно, что человек вначале учится оценивать других, а потом уже оценивать себя. И лишь к 14-15 годам подросток овладевает умением самоанализа, самонаблюдения и рефлексии, анализирует достигнутые собственные результаты и тем самым оценивает себя («Если я не спасовал в трудной ситуации, значит, я не трус», «Если смог осилить трудную задачу, значит, я способный» и т
п.). Сложившаяся у человека самооценка может быть адекватной (человек правильно, объективно оценивает себя), либо неадек-ватно завышенной или неадекватно заниженной. А это, в свою очередь, будет влиять на уровень притязаний личности, который характеризует степень трудности тех целей, к которым стремится человек и достижение которых представляется человеку привлекательным и возможным. Уровень притязаний — тот уровень трудности задания, который человек обязуется достигнуть, зная уровень своего предыдущего выполнения. На уровень притязания оказывает влияние динамика неудач и удач на жизненном пути, динамика успеха и неуспеха в конкретной деятельности. Уровень притязания может быть адекватным (человек выбирает цели, которые реально может достичь, которые соответствуют его способностям, умениям, возможностям) либо неадекватно завышенным, заниженным.. Чем адекватнее самооценка, тем адекватнее уровень притязаний.
Характер проявляется не только отношением к другим людям, но и к самому себе. Каждый из нас, намеренно или сам того не осознавая, нередко сравнивает себя с окружающими и в итоге вырабатывает довольно устойчивое мнение о своем интеллекте, внешности, здоровье, положении в обществе, т. е. формирует «набор самооценок», от которого зависит, скромны мы или высокомерны, требовательны к себе или самоуспокоены, застенчивы или кичливы.. Заниженный уровень притязаний, когда человек выбирает слишком простые, легкие цели (хотя он мог бы достичь значительно более высоких) возможен при низкой самооценке (человек не верит в себя, низко оценивает свои способности, возможности, чувствует себя «неполноценным»), но также возможен и при высокой самооценке (когда человек знает, что он умный, способный, но цели выбирает попроще, чтобы не «перетруждаться», «не высовываться», проявляя своеобразную «социальную хитрость»). Завышенный уровень притязаний, когда человек ставит перед собой слишком сложные, нереальные цели, объективно может приводить к частым неудачам, к разочарованию, фрустрациям.. Самоуважение — обобщенное отношение личности к самой себе, прямо пропорционально количеству достигнутых успехов и обратно пропорционально уровню притязаний (самоуважение = успех/притязание), т
е. чем выше притязание, тем большими должны быть достижения человека, чтоб он мог себя уважать.. Если человек выдвигает нереалистические притязания, он часто сталкивается с непреодолимыми препятствиями на пути к достижению цели, терпит неудачи, испытывает, по научному, фрустрацию.. Фрустрации — специфические эмоциональные состояния человека, возникающие в случае появления непреодолимых препятствий на пути к достижению желаемой цели. Фрустрация проявляется как агрессия, озлобленность, которая может быть направлена на других («агрессивная фрустрация»), либо на себя, обвиняет в неудачах самого себя (регрессивная фрустрация). Часто повторяющиеся состояния фрустрации могут закрепить в личности человека некоторые характерные черты: агрессивность, завистливость, озлобленность — у одних; вялость, неверие в себя, «комплекс неполноценности», безразличие, безынициативность — у других.. Если человек длительное время не выходит из фрустрационного состояния, то формируется невроз — болезнь, возникающая вследствие конфликта человека с окружающей средой на почве столкновений желаний человека и действительности, которая их не удовлетворяет.
Формулу для самооценки человека (самоуважение = успех/притязание) предложил американский психолог Уильям Джемс.. Уровень притязаний — уровень, которого человек стремится достичь в различных сферах жизнедеятельности (карьера, статус, благосостояние и т. п.), идеальная цель его будущих действий. Успех -факт достижения определенных результатов, выполнение определенной программы действий, отражающих уровень притязаний. Из формулы видно, что самооценку можно повысить либо снижая уровень притязаний, либо повышая результативность своих действий.. При сильных отклонениях от адекватной самооценки личность может испытывать психологический дискомфорт и внутренние конфликты. Печальнее всего то, что, сам человек зачастую не осознает истинных причин этих явлений и ищет причины вне себя.
При явно завышенной самооценке человек: — приобретает комплекс превосходства («я самый правильный»), или комплекс двухлетних детей («я лучше всех»); — имеет идеализированное представление о себе, о своих способностях и возможностях, о своей значимости для дела и для окружающих людей (стараясь жить согласно этому идеальному «Я», часто создает ничем неоправданные трения с другими людьми; ведь, как говорил Ф. Ларошфуко, нет лучшего способа попасть в жизни впросак, чем считать себя лучше других); — игнорирует личные неудачи ради поддержания своего психологического комфорта, сохранения привычного для себя высокого самомнения; отталкивает все, что мешает сложившемуся представлению о себе; — истолковывает свои слабые стороны как сильные, выдавая обычные агрессивность и упрямство за волю и решительность; — становится недосягаемым для других, «душевно глухим», теряет обратную связь с окружающими, не прислушивается к чужому мнению; — свой неуспех связывает с внешними факторами, чужими происками, кознями, обстоятельствами — с чем угодно, но только не с собственными ошибками; — к критической оценке себя со стороны других относится с явным недоверием, относя все это к придиркам и зависти; — как правило, ставит перед собой невыполнимые цели; — имеет уровень притязаний, превышающий его реальные возможности; — легко приобретает такие черты, как высокомерие, зазнайство, стремление к превосходству, грубость, агрессивность, жесткость, неуживчивость; — ведет себя подчеркнуто независимо, что воспринимается окружающими как высокомерие и пренебрежительность (отсюда -скрытое или явное негативное отношение к нему); — подвержен преследованию невротических и даже истерических проявлений («я способнее, умнее, практичнее, красивее, добрее большинства людей, но я самый несчастный и невезучий»); — прогнозируем, имеет стабильные стандарты своего поведения; — имеет характерный внешний вид: прямая осанка, высокое положение головы, прямой и устойчивый взгляд, командные нотки в голосе.. При явно заниженной самооценке человек: — обладает преимущественно тревожным, застревающим, педантичным типом акцентуации характера, что и составляет психологическую базу такой самооценки; — как правило, неуверен в себе, застенчив, нерешителен, чрезмерно осторожен; — остро нуждается в поддержке и одобрении окружающих, зависит от них; — легко поддается влиянию других людей, необдуманно идет у них на поводу; — страдая комплексом неполноценности, стремится самоутвердиться, самореализоваться (иногда — любой ценой, что приводит его к неразборчивости в средствах достижения своих целей), лихорадочно наверстать упущенное, доказать всем и, прежде всего самому себе, свою значимость, что он чего-то стоит; — ставит перед собой более низкие цели, чем может достигнуть; — нередко «уходит» в свои неприятности и неудачи, преувеличивая их роль в своей жизни; — слишком требователен к себе и окружающим, чрезмерно самокритичен, что приводит нередко к замкнутости, зависти, подозрительности, мстительности и даже жестокости; — становится часто занудой, раздражает окружающих мелочами, вызывая конфликты как в семье, так и на работе; — имеет характерный внешний вид: голова чуть втянута в плечи, походка нерешительная, как бы вкрадчивая, при разговоре глаза часто отводит в сторону.Адекватность самооценки определяется соотношением двух противоположных психических процессов в человеке: — познавательного, способствующего адекватности; — защитного, действующего в направлении, обратном действительности.. Самооценка связана также с самоуважением. От себя не убежишь и не скроешься, поэтому каждый из нас должен видеть себя со стороны: кто я такой; чего ждут от меня другие; в чем совпадают и расходятся наши интересы. Уважающие себя люди имеют и свою линию поведения: они уравновешенны, не агрессивны, независимы.. Оценить самого себя — это значит рассмотреть себя внутри некой иерархической системы
Люди весьма различаются по их чувству собственного достоинства, и многие из этих различий обнаруживаются в повседневной жизни. Когда человек отказывается сделать то, что, как он считает, несовместимо с его моральной ценностью, о нем говорят, что он гордый. Когда человек старается изо всех сил убедить других в своей значительности, его обвиняют в тщеславии. Когда человек отказывается дать самому себе высокую оценку, которую, по мнению других, он заслуживает, его называют скромным.. Многое из того, что человек делает или отказывается делать, зависит от его уровня собственного достоинства. Те, кто сам не считает себя особенно талантливым, не стремятся к очень высоким целям и не проявляют огорчения, когда им не удается что-нибудь хорошо сделать. Люди, считающие себя не способными противостоять искушению, избегают ситуаций, в которых они могли бы поддаться соблазну
Человек, который думает о себе как о никчемном, ничего не стоящем существе, часто неохотно прилагает усилия, чтобы улучшить свою судьбу. С другой стороны, те кто высоко себя ценит, часто склонны работать с большим напряжением. Они считают ниже своего достоинства работать недостаточно хорошо.. Уровень собственного достоинства человека определяется не тем, что он заявляет публично, и не тем, что он искренне думает о себе самом, но тем, как он постоянно действует по отношению к самому себе. Если человек особенно чувствителен к невниманию, если он отчаянно избегает ситуаций, в которых могут обнаружиться его слабости, если он так предается мечтам, что ухудшается его дееспособность, есть основания заключить, что он серьезно в себе не уверен.. Уже давно подозревали, что те, кто очень самодоволен и властен, лишь компенсируют укоренившееся чувство неполноценности. Если человек говорит весьма уверенно, но избегает ситуаций, где его способности могут быть беспристрастно проверены, то каждый начнет в нем сомневаться
Сознательная самооценка оказывается лишь защитной броней, способом помешать взглянуть на себя слишком внимательно.. Когда человек не может принимать самого себя таким, каков он есть на самом деле, основные усилия направляются скорее на самозащиту, чем на самопознание.. Психологические эффекты нашего самосознания. Миллионы российских граждан «подрабатывают» политологами, экономистами и социальными психологами. Чуть ли не на каждой кухне можно услышать развернутое объяснение того, что происходит в России, на Украине, на всей планете. Мы не только способны оценить событие (самым объективным образом! По крайней мере, нам так кажется.), но и объяснить, что творится в голове у каждого из участников. Правда, на самом деле, это у нас редко получается сделать
Уж слишком много ловушек разбросано внутри нашего сознания. За минувшее столетие психологи экспериментально установили множество закономерностей нашего мышления.. 01. Другие всегда одинаковы. Научное название эффект гомогенности аутгруппы.. Самая простая иллюстрация: нам кажется, что у нас, у европейцев, лица очень разные, а вот китайцы или негры все одинаковые. Или еще пример
Задайте любому жителю Центральной России простой вопрос: «Какого цвета волосы у чеченцев?» И вы тут же получите однозначный ответ: «Черные. Какие же еще?» Но у чеченцев волосы могут быть и черными, и медно-рыжими, и русыми.. То же самое происходит на уровне социальных характеристик. Адвокаты, полицейские, западные украинцы, рыбаки, жители сел, американцы, оппозиционеры… Нам кажется, что это единая масса с общими взглядами на жизнь и единым психологическим устройством.. Разделение мира на «своих» и «чужих» выработалось еще в давние времена. Палеонтолог Александр Марков в своей книге «Эволюция человека» ссылается на эксперимент с обезьянами, которым показывали фотографии разных зверей — как обезьян того же вида, так и слонов, бегемотов, жирафов
Когда животное видело сородичей, то задерживало взгляд и рассматривало каждую фотографию как нечто новое. А вот слоны и бегемоты интереса не вызывали: зачем смотреть картинки, если там один и тот же зверь?. У человека к этому врожденному механизму добавляется так называемый принцип когнитивной экономии. Наш мозг очень ленив и всячески стремится сократить объем перерабатываемой информации. Зачем анализировать психологию каждого отдельного чиновника или полицейского, когда можно использовать простую схему: раз он относится к этой профессиональной группе, значит, он циничный, жадный, уверенный в себе, любит Путина1 и так далее.. 02. Все немножко безумны
В психологии это называется субъективная ценность, иррациональной выбор.. Понять действия других очень просто. Люди делают то, что им выгодно. Они предпочитают продавать подороже и покупать подешевле. Кто платит, тот и заказывает музыку. К счастью (или к сожалению), эта модель редко когда работает. Но реальные люди очень часто поступают абсолютно иррационально, совершая то, что, по идее, им невыгодно
Это относится и к торговле, и к политике, и к личным отношениям. Детально иррациональность потребителей описал в свое время психолог Даниэль Канеман, за что получил Нобелевскую премию по экономике.. Ценность принятого решения не исчисляется в рублях и долларах. Люди делают выбор, задействуя кучу факторов: эмоциональный фон, сравнение с окружающими, собственный опыт, культурные нормы и многое другое.. 03. Плохие ситуации встречаются чаще, чем плохие люди. Называется это фундаментальная ошибка каузальной атрибуции
Зубодробительное название лишний раз показывает, что психология — это все-таки наука, а не досужие разговоры о смысле жизни. Если перевести на человеческий язык, то «каузальная атрибуция» — это про то, как мы объясняем причины поступков других людей или самих себя. Фундаментальная она потому, что встречается очень часто, а ошибка — она и есть ошибка.. Представьте, что перед вами двое незнакомых мужчин. Один сурово произносит: «Все должно быть сделано так, как я сказал». Другой покорно кивает. Что мы можем предположить? Первый, скорее всего, человек авторитарный, любит командовать, стремится все контролировать, имеет решительный характер
Второй же наверняка труслив, обладает заниженной самооценкой, склонен подчиняться. Правильно? Но ведь поведение этих двоих может быть связано вовсе не с их характером, а с конкретной ситуацией. Самое простое: один начальник, а другой подчиненный. Причем босс на самом деле человек мягкий и нерешительный, просто сегодня его попросили быть построже. А может, он и не начальник вовсе, а просто ответственный за проект. Тот же, кто покорно кивает, вполне вероятно, в другой ситуации окажется тираном и деспотом, просто сейчас он опоздал на работу, ощущает свою вину и поэтому не возражает. Вдобавок мы не можем исключить, что вчера он смешал коньяк с сухим вином или пивом, и теперь у него такое тяжкое похмелье, что силы есть только на кивание.
И даже зная, что человеку такое поведение навязано извне, мы продолжаем подозревать, что дело не в ситуации, а в характере. Классический эксперимент на эту тему был проведен психологами Эдуардом Джоунсом и Виктором Гаррисом еще в конце шестидесятых. Группе студентов нужно было произнести речь о Фиделе Кастро. Одним по жребию выпала задача его хвалить, другим ругать. Никакой связи с реальными политическими пристрастиями не было. Еще одна группа слушала эти выступления и должна была оценить, как на самом деле человек относится к кубинскому лидеру. И хотя наблюдатели знали, как распределились роли, они все равно были склонны считать, что люди, которым случайно выпало защищать Фиделя, в реальности ему тоже симпатизируют, и наоборот.
Этот эксперимент социальные психологи повторяли много раз в самых разных формах. И результат был всегда один: оценивая причины поступков других, люди склонны преувеличивать роль особенностей характера и приуменьшать влияние социальной ситуации. Человек, взявший в руки оружие, агрессивен и жесток, а жертвующий деньги сиротам — добр и отзывчив. Для большинства это истина и они даже допустить не могут, что их мнение может быть субъективно.. От этой ошибки не застрахованы даже сами ученые. Социальный психолог Дэвид Майерс признается в своей книге: «Однажды мне довелось помогать интервьюеру, проводившему отбор сотрудников на факультет. Одного претендента мы интервьюировали вшестером, и у каждого из нас была возможность задать ему два или три вопроса
Я ушел, думая: “Какой он зажатый, неуклюжий человек”. Со вторым кандидатом мы встретились с глазу на глаз за чашкой кофе, и сразу же оказалось, что у нас есть общий близкий друг. Наша беседа продолжалась, я все больше и больше восхищался тем, какой она “сердечный, обаятельный и располагающий к себе человек”».. Одна из гипотез, объясняющих фундаментальную ошибку атрибуции, гласит, что все дело в фигуре и фоне. Для нас самое заметное — это поведение. Какие обстоятельства стоят за теми или иными действиями, со стороны не очень видно. Совсем другое дело, когда речь идет о нас
Вот если мы сами на кого-то кричим, то это вовсе не из-за нашей истеричности, а потому что нас достали. А если на чьем-то дне рождения мы сидим в уголочке, избегая общего веселья, то это не от стеснительности или сильной интроверсии, а от усталости после рабочего дня, да и компания подобралась неинтересная.. 04. У хороших людей не бывает неприятностей. В психологии это называется иллюзия справедливого мира.. Например. Шла девушка ночью через парк, на нее набросился отморозок и изнасиловал
Конечно, нам жалко жертву, но при этом проскакиевают мыслишки: «Зачем она через парк ночью потащилась?», «Нечего было в короткой юбке ходить!», «Может, это ее знакомый был, и она его на секс спровоцировала…». То же самое с любыми другими жертвами. Бездомный на улице? Наверное, пропил квартиру. Избили хулиганы? Наверное, спровоцировал их как-то. Страна объята войной? А нечего было бардак разводить и сомнительных политиков поддерживать.. Хочется процитировать Сергея Довлатова: «Когда забрали жившего ниже этажом хормейстера Лялина, отец припомнил, что Лялин был антисемитом. Когда арестовали филолога Рогинского, то выяснилось, что Рогинский пил
Конферансье Зацепин нетактично обращался с женщинами. Гример Сидельников вообще предпочитал мужчин. А кинодраматург Шапиро, будучи евреем, держался с невероятным апломбом…». Вокруг очень много боли и трагедий. Переживать это все безумно тяжело, можно с ума сойти или как минимум уйти в запой. Абстрагироваться от этого — станешь бесчувственным циником. Остается только успокаивать себя тем, что жертвы отчасти заслужили свою участь.
Еще в человеке может проснуться героическое начало. Мол, если в мире есть несправедливость, то я должен с ней бороться. Но со всей мерзостью справиться все равно не получится. А раз я не могу немедленно вступить в схватку с драконом, пожирающим невинных девиц, значит, эти девицы не такие уж невинные.. В психологии это называется ошибка хиндсайта, эффект заднего ума.. Это к вопросу о политологах-любителях. Вам очень повезло, если вы хоть раз встречали человека, который признавался: «Я предполагал, что ситуация будет развиваться так-то и так-то, но в реальности получилось иначе»
Обычно происходит наоборот. Опросы и эксперименты показывают, что практически каждый правильно прогнозировал исход президентских выборов или результаты футбольного матча. Только этот точный прогноз делался уже после того, как событие случилось.. Самое простое объяснение: человек просто врет, уверяя, что его пророчество было точным. Ведь таким образом можно легко зарекомендовать себя как знатока политики, экономики и спорта.. Более тонкий механизм — подогнать (осознанно или нет) случившееся под изначальный прогноз. Например, если партия набрала на выборах 42% голосов, это может быть оценено и как сокрушительное поражение (меньше половины), и как впечатляющая победа (самая большая фракция в парламенте).
А еще человек может внедрить в свою память воспоминание о том, что правильно прогнозировал события, хотя на самом деле ничего подобного не было. Эффект ложной памяти прекрасно продемонстрировала в своих экспериментах Элизабет Лофтус.. 06. Левые — налево, правые — направо. Ученые называют этот эффект групповая поляризация.. Приведу такой пример. Допустим, на задворках Госдумы родился проект закона о запрете на публичное ковыряние в носу. Подавляющее число граждан даже не задумывались о такой проблеме
Но тема начинает обсуждаться, благо социальные сети открывают невиданный простор для таких дискуссий. Кто-то спокойно замечает: мол, не такая уж великая трагедия запрет на ковыряние, может, оно и к лучшему. Тут же он получает сотни лайков с одной стороны и гневные отповеди с другой. Критики запрета тоже начинают с осторожного: «Данное решение, возможно, окажется не до конца эффективным…» Но с одной стороны давят оппоненты, а с другой поддерживают сторонники. В итоге дискуссия буквально за сутки перерастает в непримиримую войну между «Долой произвол власти! Даешь свободу!» и «Ковыряние в носу угрожает безопасности страны! Долой американских агентов!». Дальше уже можно формировать общественные движения, выходить на площади и бить морды.. Эффект немножко смахивает на демонов Максвелла
Люди-частицы, заряженные одинаково, стремятся собраться в одной части пространства, люди-частицы с другим зарядом перемещаются в другую. Если группа объединяется для борьбы с чем-то, то в ней будут поощряться любые высказывания против этого чего-то и осуждаться (хотя бы морально) реплики, которые это что-то хоть как-то оправдывают. В итоге группа станет смещаться в сторону все более радикальной позиции. Ничего личного, чистая физика.. 07. Группа вместо мозга. Эффект получил научное название огруппленное мышление, группомыслие, Groupthink.
Например. «Ты что, хочешь разрушить наше единство?!» — вопрошает один из членов группы. После этого страшновато даже подумать, что можно не согласиться с единой точкой зрения.. В учебниках по социальной психологии в качестве примеров «группомыслия» приводят решения, которые повлекли за собой поражение Германии в войне, Уотергейтский скандал и крушение «Челленджера». Автор «Общественного животного» Эллиот Аронсон пишет: «Что общего было у гитлеровского “ближнего круга”, никсоновской “дворцовой гвардии” и администрации НАСА, не считая того очевидного факта, что все три команды приняли решения, приведшие к трагическим результатам? Все они были относительно сплоченными группами, изолированными от каких бы то ни было иных точек зрения».. Необходимость поддерживать групповую сплоченность иногда кажется делом более важным, чем принятие правильных решений. Раскол и критика могут разрушить единство, а значит, их надо гасить даже в своей голове
Наверное, важность сохранения группы досталась нам от первобытных времен, когда это было вопросом выживания.. Назван учеными эффект простого объяснения.. Попробую привести такой пример. Мы точно знаем, почему случилась Октябрьская революция. Причина одна — немецкие агенты влияния, которые хотели подорвать оборонную мощь России. Впрочем, есть другая «одна» причина: нужно было срочно производить промышленную модернизацию. Или еще: все дело в активности Солнца…
Очень часто, объясняя какое-либо событие, мы делаем ставку на один-единственный фактор, который возводится в абсолют. Можно использовать что угодно — от геополитических игр до сложных психоаналитических теорий. Но в реальности ни одно событие — от революции до развода — не происходит только по одной причине, всегда действует комплекс факторов.. Все та же когнитивная экономия. Чем меньше параметров для объяснения можно задействовать, тем нашему уставшему мозгу лучше.. 09. Эмоции против статистики
Эффект яркой картинки, эффект ложной репрезентативности.. Приведу такой пример. Это случилось в одном из районов города N. Девочка Маша каталась на качелях, и вдруг ее шарф зацепился за дерево. Маша начала задыхаться, она хрипела, ее лицо начало синеть, она уже не могла кричать. Если бы не проходившая мимо баба Дуся, девочка погибла бы. Трагедии чудом удалось избежать
А вот мальчика Петю, который сорвался с крыши гаража и размозжил череп, спасти не удалось. И девочка Оля погибла в страшных муках, обварившись кипятком прямо у себя в квартире, ее крики слышали даже на соседней улице… В 2013 году в районе города N было зарегистрировано 125 случаев детского травматизма (в 2000 году — 531).. А теперь вопрос: надо ли беспокоиться по поводу несчастных случаев среди детей этого района? Если посмотреть на цифры, то обнаруживается, что за 13 лет детский травматизм снизился аж в четыре с лишним раза и можно переключиться на другие проблемы. Но трагические судьбы Маши, Оли и Пети не оставляют нас равнодушными. Жалко их.. Мы существа эмоциональные
И когда нам рассказывают про конкретную живую историю, мы начинаем включаться — сочувствовать, возмущаться, горевать. С точки зрения рациональности цифры могут быть гораздо убедительнее. Но они не живые, и включить их в эмоциональный мир нашей оценки гораздо сложнее. Наши симпатии, предпочтения, установки определяют яркие частные примеры; перебить этот эмоциональный фон сухой статистикой или скучными доводами логики невероятно сложно. А потому — «В отставку главу района!», и неважно, что он в четыре-пять раз снизил детский травматизм.. 10. Когда внутри мозга случается война
Разрешение когнитивного диссонанса.. Например. Вы твердо уверены, что президент Южной Конкордии мерзавец, жулик и ставленник американского империализма. К тому же эта сволочь жестоко подавляет борцов за свободу из партизанского движения «Любовь и разум». Вдруг вы читаете новость, что этот президент выпустил всех политзаключенных и объявил свободные выборы, а партизаны на следующий день взорвали детскую больницу.. Одно знание вошло в конфликт с другим. Случился тот самый когнитивный диссонанс, который открыл давным-давно Леон Фестингер
Как быть? Вариантов множество: объявить источник информации недостоверным, признать действия президента циничным маневром, найти сообщение о том, что в больнице на самом деле были не дети, а бойцы правительственных подразделений, да и взорвали ее не партизаны, а переодетые агенты спецслужб.. Наше сознание стремится к согласованности. Нам проще иметь единую модель мира с четким разделением на плохих и хороших. Проще допустить ложь, чем мириться со сложной и противоречивой картиной.. Каждый из нас, намеренно или сам того не осознавая, нередко сравнивает себя с окружающими и в итоге вырабатывает довольно устойчивое мнение о своем интеллекте, внешности, здоровье, положении в обществе, т. е. формирует «набор самооценок», от которого зависит: скромны мы или высокомерны, требовательны к себе или самоуспокоены, застенчивы.. Самоуважение – один из истоков психологической устойчивости, хорошего настроения
Допустим, человек совершил ошибку, сделал что-то не так. Если этот человек обладает достаточно высоким уровнем самооценки, он может успокоить себя: «Ничего страшного, ведь в целом я отнюдь не глупец и подобное для меня не характерно», – т. е. срабатывает психологическая защита, и человек успокаивается.. У большинства людей самооценка чаще бывает завышенной или заниженной, а иногда даже крайней (самый добрый, самый стеснительный, самый честный). Человек с истерическими проявлениями высказывает такие суждения: «Я гораздо умнее, красивее, добрее большинства людей, но я самый несчастный и самый больной». Какие же трудности общения возникают у людей с завышенной самооценкой? Человек, считающий себя намного умнее других и тем более намеренно это подчеркивающий, неминуемо вызывает раздражение окружающих. Это естественно – ведь мысль «видите, какой я умный», подразумевает пренебрежительное отношение к окружающим
А кому приятно, чтобы его кто-то считал глупым?. Неадекватное самомнение, подчеркивание своих достоинств, надменность, пренебрежение к другим – неиссякаемый источник негативизма окружающих. Нередко приходится общаться с людьми, которые из-за неадекватно высокой самооценки ревниво завистливо относятся к успехам сослуживцев. «Самый худший и злобный вид зависти: зависть к умственному превосходству», – утверждал Г. Филдинг. Когда чьи-то способности и успехи сопровождаются еще и показным выпячиванием этих достижений, они провоцируют зависть и негативное отношение окружающих. Завышенная самооценка способствует и такой черте характера, как чрезмерная обидчивость

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *