Можно ли заработать на перепродаже кроссовок из дисконта?


. Если купить эксклюзивные модели кроссовок, выпущенные ограниченным тиражом, а потом перепродать, можно заработать. Коллекционер рэперских кроссовок и автор телеграм-канала Who the f*** you think you f***in’ with? I’m the f***in’ boss Сероб Хачатрян рассказал Сравни.ру о том, как устроен этот бизнес.
Для перепродажи покупают в первую очередь модели, у которых лимитированный тираж. Редкими они могут быть либо потому, что это было предусмотрено изначально, либо потому, что они стали такими с течением времени. Скажем, в 80-е и в 90-е выпускались номерные «джорданы» — кроссовки, в которых Майкл Джордан играл за «Чикаго Буллз» в течение сезона. Каждый сезон выходили три-четыре расцветки модели этого года. Тиражи были огромные, но сейчас довольно трудно найти те старые модели. Поэтому сегодня они стоят дорого — за «джорданы», которые в конце 80-х можно было без очередей и блата купить за $100, 30 лет спустя можно получить в пять раз больше.. Разумеется, изначально предусмотренная лимитированность может принести больше дивидендов, причём сразу на выходе из магазина
Так было со всей недавней коллекцией The Ten, коллаборацией Nike и основателя итальянского бренда уличной моды Off-White Вирджила Абло. Было выпущено 10 разных моделей, цена ретейла колебалась от $120 до $220 за пару. Но уже в день продаж перекупщики продавали их в пять раз дороже, а те, кто оказывался чуть терпеливее, могут сегодня получить и в 15 раз больше денег (пример — Jordan 1 Retro High Off-White Chicago год назад в момент релиза стоили $190, сегодня их можно перепродать за $3500).. Второе условие, определяющее рост цены на кроссовки, — это факт совместного творчества производителя кроссовок с каким-то человеком, магазином или модным брендом. «Коллабы» сегодня делают все — певица Майли Сайрус и Converse, певец Джастин Тимберлейк и Jordan, бренд Comme des garcons и Nike, баскетболист Стэф Карри и Under Armour.. Уже почти десять лет Nike сотрудничает с Atmos, японским брендом уличной моды, с которым они переосмысляют модели Air Max 1 или Air Max 95. И 200–300% сегодня можно «срубить» за их первые модели
Другой яркий пример — бренд Yeezy, коллаборация рэпера Канье Уэста с компанией adidas. Начинали они с очень лимитированных тиражей (модель Yeezy 750 OG сегодня стоит в шесть раз дороже цены ретейла), но уже в 2018 году почти все новые релизы выходят настолько гигантскими тиражами, что на перепродаже получается заработать сверху 1–2 тысячи ₽ (так, например, произошло с моделью 500 Super Moon Yellow).. Бывают кроссовки, которые стоят миллионы рублей, но таких моделей не так много. Реально миллион или больше стоят, может, пять пар в мире. Самые примечательные из них —  две модели четвёртых «джорданов». Первые были выпущены совместно с лос-анджелесским магазином Undefeated в количестве всего 72 пар. Вторые — с рэпером Eminem и work-wear брендом Carhartt
Их вообще всего 20 пар, которые изготовили для аукциона по сбору средств в благотворительный фонд актёра Майкла Дж. Фокса. Также есть много релизов, которые принято называть Friends & Family. Так обозначают историю, когда кто-то договорился выпустить модель очень ограниченным тиражом для личного пользования — «для друзей и семьи». А потом получается, что друзья и члены семьи перепродают бесценное.. У adidas это коллаборации с рэперами Канье Уэстом (бренд Yeezy) и Фарреллом Уильямсом (линейка Human Race на основе модели NMD). При этом adidas активно сотрудничает с кучей фэшн-дизайнеров — Йоджи Йамамото, Рафом Симонсом, Александром Вэнгом, Риком Оуэнсом и другими

Некоторые модели из «совместок» с ними также перепродаются в разы дороже.. Nike сейчас активно «драйвит» своё партнёрство с основателем бренда Off-White Вирджилом Абло. Многие чуть подустали, что ничего кроме новых расцветок из этого партнёрства не выходит, но ажиотаж по-прежнему сохраняется.. У Puma есть линейки с r’n’b-исполнителем The Weeknd и певицей Рианной, у Reebok — с брендом Vetements и кучей рэперов (Фьючер, Оксимирон и т.д.). Но эти бренды слабо работают в сторону лимитированности своих «совместок» и уникальности дизайна.. До России доходит в лучшем случае 10% всех клёвых релизов, которые на самом деле происходят в мире практически каждый день. Есть два основных способа приобрести кроссовки по цене ретейла и «получить иксы» на перепродаже:
1. Отстоять живую очередь. То, что называется «кэмпить». Это было весело ещё пару лет назад, и люди иногда простаивали в таких очередях 2–3 дня ради одной пары обуви. Сегодня кэмпов почти не бывает.. 2. Принять участие в онлайн-раффле
То есть оставить заявку на сайте магазина, получить номер и потом в обозначенный момент посмотреть, выиграл ли твой номер право на покупку этой пары.. Есть ещё третий способ — блат. На российской земле чудовищную славу в этом отношении сыскал ЦУМ. Часто случается так, что релизы проходят эксклюзивно там. И так же часто бывает, что почему-то после раффлов победителями оказываются держатели карт почётных клиентов или футболист Фёдор Смолов.. Перепродают классные пары либо на eBay (всё меньше), либо на специализированных площадках (Goat, Flight Club, StockX, Stadium Goods). Недавно на Highsnobiety (сайт об уличной моде и культуре — Сравни.ру) был ультимативный разбор этих площадок
В России точкой перепродажи по-прежнему остается группа TheMarket в ВК.. Ещё несколько лет назад большие корпорации (те же Nike, adidas и Jordan), выпуская очень лимитированные коллекции, давали зарабатывать перекупщикам. Например, за кроссы Jordan 2 Retro Eminem (The Way I Am), которые в ретейле в 2008 году продавались по $110, сегодня на сайте перепродаж (например, StockX) можно получить от $3000. Та же примерно история с Yeezy, которые Канье выпускал с Nike до перехода в adidas. Стартовая цена была $250, а сейчас их перекупают за $3000–5000. Но это всё — редкие случаи.. Сегодня диспозиция поменялась: производители повышают тиражи и сами зарабатывают на объёмах больше
И перекупщикам тут, разумеется, достаётся меньше, потому что на выходе из магазина оказывается слишком много пар. Тогда приходится либо отдать их с небольшим «наваром» (2–3 тысячи ₽), либо отложить пару в шкаф и ждать, что через несколько лет их количество в мире уменьшится и цена их перепродажи, возможно, вырастет. В этом случае нужно ещё периодически убеждаться, что производитель не сделает «ресток» — не перевыпустит эксклюзивную модель, которую вы купили и отложили, тем самым похоронив все надежды на заработок на перепродаже.. В 2018 году средний диапазон «навара», если верить тому же сайту StockX, — не больше 5% от цены ретейла у Jordan и 4% — у Nike. А вот adidas в этом году выпустил так много моделей и в таком огромном количестве, что многие вынуждены перепродавать их себе в убыток.. Однозначного ответа на этот вопрос не существует. Но во-первых, хип-хоп сейчас — самое яркое культурное явление
А кроссы — важная часть этой культуры (со времён песни 1986-го года «My adidas» от группы Run-D.M.C.). Во-вторых, кроссы — это как бы такой хитрый автограф и селфи. И то, и другое уже не представляет никакой ценности и уникальности. А вот если у тебя «лимитки» от рэперов Кендрика Ламара или Дрейка, то это уже круче любого автографа или селфи с ним. В-третьих, медленно, но верно кроссовки в силу своего удобства вытеснили всю прочую обувь. Ты и так в любом случае 90% времени будешь ходить в кроссовках, так почему бы не ходить в клёвых?. И я бы не стал воротить нос от мысли, что кроссовки — это такая новая форма искусства

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *