«Мы» фильм 2019 — какое возрастное ограничение?


Кто в России определяет рейтинг фильма? Почему зрителям от 16 до 18 лет достаются одни блокбастеры, а детям не разрешают смотреть «Жизнь Кабачка»?. Система рейтингов в российском кинопрокате действует с 2012 года, согласно закону «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». КиноПоиск поговорил с прокатчиками и организаторами фестивалей о том, как работает эта защита, влияет ли закон на сборы и какие решения принимало министерство культуры, раздавая рейтинги (российские подразделения студий-мейджоров отказались давать нам комментарии; Минкульт также пока не ответил на наш запрос). . По существующей схеме прокатная компания сама предлагает тот или иной рейтинг для фильма, подавая заявку в министерство культуры. Одновременно в кинотеатрах, на улицах, в сети появляется рекламная продукция, на которой также указаны возрастные ограничения.
Проблемы возникают, если экспертный совет Минкульта решит, что рейтинг фильма недостаточно низок. . Алена Опрокиднева, специалист по связям с общественностью A-One Films:. — Главная граница — 18+ или нет. Здесь Минкульт поступает порой странно, автоматически присваивая максимальный рейтинг всем фильмам, которые имеют рейтинг R в Америке. А такой рейтинг может быть присвоен из-за мата, например, которого в дубляже, конечно, не будет. Наличие ценза влияет на нашу работу с кинотеатрами.
Это касается печати рекламной продукции, где должен быть указан ценз, рекламных роликов, расписания. Сам фильм может быть снят с показа, если случится форс-мажор и рейтинг поменяют.. У Американской киноассоциации (MPAA) есть пять категорий возрастных рейтингов: G — фильм подходит для аудитории любого возраста; PG — детям рекомендуется просмотр в присутствии взрослого; PG-13 — в фильме имеется контент, возможно, нежелательный для детей младше 13 лет (например, брань); R — условно взрослый контент (например, обнаженка), лица до 17 лет могут смотреть фильм только в сопровождении родителя или законного представителя; NC-17- самая хардкорная категория, «детям до 17 запрещается», строго взрослый контент (секс, насилие, наркотики, ненормативная лексика, особенно если все это сразу).. Последние год-два мы уже перестраховываемся и дуем на воду. При этом, кажется, мы попались с рейтингом лишь один раз. Если не ошибаюсь, это был фильм «Проект „Флорида“», которому мы предложили рейтинг 16+, а Минкульт поменял на 18+. Тогда мы потратили деньги и время, свое и кинотеатров, чтобы менять всю рекламу в последний момент.
. Большинство наших фильмов все же соответствует рейтингу 18+, поэтому особых потерь мы не несем. Тяжело оценить, каков процент аудитории, который теряется из-за ценза, но нет чувства, что мы наступаем себе на горло. Порой мы показываем фильмы 16+, и на таких сеансах администраторы обычно более лояльны — могут ходить и четырнадцатилетние подростки с родителями. Если рейтинг максимальный, такие фокусы не пройдут. Наверное, до 18 лет лучше и не смотреть какое-нибудь «Убийство священного оленя».. Рейтинги MPAA носят рекомендательный характер.
При желании производитель может вовсе отказаться от рейтинговой оценки фильма, что, c одной стороны, ограничивает его прокат, с другой — делает его более вероятным, чем в случае получения жесткого рейтинга NC-17. Так, например, поступили с «Детками» Ларри Кларка или со «Счастьем» Тодда Солондза.. В то же время некоторые американские фильмы не имеют рейтинга R и также проходят контроль минкульта. Потому даже полный насилия боевик, если там нет реалистичной крови, могут порой смотреть дети лет с двенадцати. Немного обидно: мы считаем, пусть лучше бы они посмотрели Соррентино. . Максимальный рейтинг по-прежнему присваивается за кровь, секс, наркотики, алкоголь, табак.
Но речь идет лишь о том, что в кадре. Если наркотик каждые пять минут упоминается, но не показывается, ему могут присвоить и 16+. И надо понимать, что никакого строгого перечня — чего можно и чего нельзя — ни у какого чиновника нет. . Многие в кинобизнесе согласны с тем, что угадать, какое ограничение у фильма будет, заранее нельзя. Впрочем, есть тенденции к завышению рейтинга и к более либеральной оценке отечественных масштабных проектов. Таким образом, нечеткие критерии закона могут способствовать нечестной конкуренции.
. Кирилл Сорокин, основатель Beat Film Festival:. — Существует проблема: критерии присвоения возрастного рейтинга более-менее непрозрачны. Мы можем взять некоторые национальные блокбастеры вроде «Легенды № 17», которые имеют низкие рейтинги и доступны детям, несмотря, например, на сцены насилия или эротики. Не хочется обязательно предполагать некий лоббизм, но по факту мы его и видим, хотя неизвестно, на каком этапе он возникает. . Есть очевидные формальности — скажем, курение и алкоголь в кадре.
Тут уже сразу ставят максимальные ограничения из расчета «как бы чего не вышло». Но и в этом случае мы найдем примеры больших патриотических фильмов, которым такие вещи совершенно не мешают. . Кино, которое показываем мы — документальное кино, — фактически не нуждается в этих ограничениях. Молодые люди его, как правило, и не смотрят. К тому же мы в основном показываем фильмы на фестивалях, где установлена единая — обычно максимальная — входная планка. Не могу вспомнить, чтобы именно мы реально пострадали от рейтинга.
. Впрочем, у нас были мысли получить прокатное удостоверение для показа подросткам ленты «Скейт-кухня». Героини фильма — молодые девчонки, которые катаются на скейтах по Нью-Йорку, влюбляются, взрослеют. Там нет секса и наркотиков, зато есть сигареты, поэтому вряд ли нам дали бы 12+. . Кстати, ограничение 16+ было у фильма «Ла-Ла Лэнд», но там уж совсем не было ничего сомнительного. Это понимали все, включая охранников кинотеатров, поэтому и я, и многие шли на мюзикл с совсем маленькими детьми.
Потому на деле все работает всегда по-разному. . По естественным причинам, больше всего несправедливых решений о присвоении рейтинга относится к детско-юношескому кино. Многие фильмы, снятые для молодежи на Западе, у нас выпадают из поля зрения подростков. . Марианна Ибрагимова, глава отдела закупок Russian World Vision:. — Сейчас, подавая заявку, мы ориентируемся на свой опыт работы с Минкультом.
Несколько неприятных ситуаций, связанных с возрастным цензом, у нас уже было. Поэтому некоторые случаи отработаны до автоматизма. Есть сцена употребления наркотиков или даже упоминания о наркотиках — мы уже не рискуем ставить что-то, кроме 18+. . Помимо веществ, включая табакокурение, отсекают от юной аудитории любые сексуальные сцены в фильме. Доходит до смешного: отмеченный в Каннах «Самый счастливый день в жизни Олли Мяки» получил 16+ за сцену, где показаны обнаженные боксеры в душе. .
Бывают, впрочем, и неожиданности. Например, история с мультфильмом «Жизнь Кабачка». Его смотрели наши собственные дети и дети во всем мире, но в российском прокате присвоили максимальный возрастной рейтинг. «Жизнь Кабачка» затрагивает тему усыновления и детдомов, при этом никакой жести там нет, хотя до определенной степени мультфильм реалистичен. Нам достался вечерний прокат, в результате он не окупился. Но обидно больше даже не это, а то, что тысячи детей не увидели действительно хороший мультфильм. .
Конечно, эти ограничения и практика вечерних показов взрослых фильмов влияют на успех проката. Кроме того, из-за ограничений мы не проходим на большинство телеканалов. . Проблема возрастных ограничений связана с несовершенством самой шкалы рейтингов. Закон не делает различия как между десяти- и пятилетними детьми, так и между подростками двенадцати и пятнадцати лет. Возможным решением было бы воспользоваться американской практикой и узаконить родительское сопровождение в спорных случаях. .
Мария Терещенко, программный директор Большого фестиваля мультфильмов:. — В области детского кино есть ценз 6+, а следом за ним уже 12+. Между этими возрастами огромный разрыв, и остро не хватает промежуточного рейтинга. Притом что у нас есть два разных рейтинга — 16+ и 18+, хотя разница между шестнадцатилетним и восемнадцатилетним вовсе не столь существенна, как бывает в раннем детском возрасте. . В результате на фестивалях детского кино бывают такие парадоксы: в рекламе указано 6+, и там же написано, что «для детей от десяти лет». Выглядит это, конечно, глупо.
Но если мы так не напишем, получится, что половину зала займут дети трех-четырех лет. На рейтинговом отрезке между 0 и 12 годами за таким никто не следит. Бывает, что фильму приходится ставить рейтинг 12+, хотя по-справедливости надо ставить 10+, но такого рейтинга нет. Тогда на показ идут подростки, которым эта история уже неинтересна. . Еще казус — уже не с фестивалей. В фильме нет вообще ничего такого, у него рейтинг 0+, но он, конечно, взрослый.
Имеются в виду, скажем, интеллектуальные фильмы, где два человека в кадре разговаривают два часа о смысле жизни. Или многие старые советские фильмы.. В России существует пять категорий возрастных ограничений информационной продукции: 0+, 6+, 12+, 16+ и 18+. Критерии, по которым присваивается та или иная категория, достаточно четко прописаны в Федеральном законе «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». Среди этих критериев есть и все градации экранного насилия, и отрицание «семейных ценностей», и формирование «неуважения к родителям и (или) другим членам семьи». Закон также проводит различие между «половыми» и «сексуальными» отношениями: на первые можно смотреть с 12 лет, на вторые — только после 18.. Именно этим законом руководствуется специальная комиссия при департаменте кинематографии, выносящая окончательный вердикт.
Разумеется, скупые строки закона не могут охватить все нюансы жизненных ситуаций и конфликтов, что дает простор широкой трактовке его положений (например, насильственная смерть матери героя и суровые будни детдома в пресловутой «Жизни Кабачка» (12+) — это какая степень жестокости?).. Когда делаешь программу для подростков, возникает много проблем, потому что в большинстве случаев рейтинг идет от 16+. Какой-нибудь «Пролетая над гнездом кукушки» мы все видели лет в четырнадцать-шестнадцать, и все было благополучно. Более того, именно в том возрасте такие фильмы были важны, отвечали на волнующие вопросы. Теперь им установлена планка 18+, и подростки их не видят — по крайней мере в кино. Просто потому, что в этих фильмах показывают такое, чем подростки часто занимаются, но на что им нельзя смотреть. .
Бывает совсем смешно. Однажды подслушала в кинотеатре разговор двух девушек, которым было пятнадцать, и на фильм «Красавица и чудовище» им было нельзя, только после шестнадцати (такой строгий рейтинг был связан, видимо, с тем, что персонаж Джоша Гада в фильме — фактически гей, влюбленный в главного героя. — Прим. КиноПоиска). Они над этим обстоятельством очень потешались. . Нет проблем только с однозначно взрослым кино — 18+, и все.
Помимо границы совершеннолетия, можно было бы воспользоваться практикой PG, когда подросткам разрешен просмотр вместе с родителями. Оставить, например, рейтинг PG-13. . Многие прокатчики все же не слишком оптимистично смотрят на будущее этой практики, припоминая, в частности, новый закон о фестивалях. Сегодня феномен возрастных рейтингов сочетает плавучую цензуру, лоббирование, бюрократическую инерцию и человеческие ошибки. . Глава международного отдела компании «ПРОвзгляд» Татьяна Долженко:.
— Среди наиболее чувствительных к возрастным рейтингам сегментов — подростковое, молодежное кино. Дело в том, что по существующему регламенту таким фильмам практически всегда присваивается 16+.И в последнее время наметилась закономерная тенденция на российском прокатном рынке: молодежное кино закупается все реже. Например, мы выпускаем в прокат 6 сентября «Клуб „Школа“». Очевидно, что одним из ядер целевой аудитории были бы подростки, но по регламенту смогут попасть лишь те, кто старше 16. Да, при покупке билетов в онлайн-кассах нет проверки паспортов, но уже сейчас в разработке меры контроля на площадках. . Вообще специфика бизнес-процессов в немейджорских компаниях такова, что документы на прокатное удостоверение обычно подаются почти перед самой датой релиза.
Были прецеденты, когда Минкульт поднимал запрошенный рейтинг, и такие ситуации чреваты серьезными затратами для прокатчика (рассылка новых экранных заставок, новой полиграфии на площадки и т. п.). Так что небольшим компаниям зачастую приходится перестраховываться. . Помню прецеденты у нашей компании. В 2016-м с фильмом Йоакима Триера «Громче, чем бомбы», когда Минкульт отредактировал рейтинг до 18+. Мы получили фидбек, что это связано с американским рейтингом R (17+), так что здесь история не про цензуру. А вот с «Поездом в Пусан», по всей вероятности, мы попали под расчистку даты, так как вместе с нами выходили «28 панфиловцев» с рейтингом 12+.