Почему белая лилия считается королевским знаком?


Геральди́ческая ли́лия, также королевская (бурбонская) лилия или флёр-де-лис (фр. fleur de lys/lis; «цветок лилии») — гербовая фигура, одна из самых популярных, наряду с крестом, орлом и львом. Относится к числу негеральдических естественных фигур.
Стилизованное изображение цветка служило узором орнамента или эмблемой принадлежности к многочисленным обществам Старого и Нового Света. Встречается на цилиндрических печатях Месопотамии, на древнеегипетских барельефах и микенской керамике, на монетах галлов и сасанидских тканях, на одеяниях индейцев и в японской геральдике. Символическое значение изображения не однозначно в разных культурах: оно почиталось как знак чистоты (целомудрия) или плодородия, а также служило знаком отличия правящих монархов.[1]. Соответствующий символ Юникода — ⚜ (U+269C). . Самые древние знаки лилии, схожие с европейскими средневековыми, можно увидеть на ассирийских барельефах (III тысячелетие до н. э.), где ими украшены тиары, нагрудные цепи и скипетры, что указывает на их значение, как символов царской власти. Позднее встречаются на подобных регалиях Крита, Индии и Египта, ещё позже на разных монетах — греческих, римских и галльских.
И рисунок лилии постепенно приближается к гербовому.[1]. С началом средневековья знак лилии, уже действительный атрибут власти, принимает всё больше христианское значение. Отчасти тому способствовал зачитывавшийся в проповедях священников стих из библейской «Песни песней Соломона»: «Я полевой цветок и долинная лилия»[2][3] (Песн. 2:1). Поэтому до середины XIII века Христос нередко изображался в центре настоящей или стилизованной лилии.[1]. К христову значению символа постепенно приживается другое значение лилии из следующей строки «Песни песней»: «Что лилия между тернами, то возлюбленная моя между девицами»[4] (Песн. 2:2). Знак относят к Непорочной Деве, её беспорочной чистоте и целомудрию; в Европе растёт культ почитания «нашей Девы» (Нотр-дам). На монетах XI-XII веков, выпущенных епископами кафедральных соборов, посвящённых Деве Марии, появляются лилии.
На официальных печатях этих соборов Непорочная Дева изображается с лилией в правой руке (с 1146 года на печати Парижского собора, в 1174 — Нуайонского, в 1181 — Ланского). Особенно в XIII веке лилия становится обязательным атрибутом изображений Мадонны. Позже, к концу Средних веков, цветок лилии уступает место розе, то есть символ целомудрия заменяется на знак любви.[1]. По французской легенде, король франков Хлодвиг I обратился в 496 году в христианство, после чего ангел дал ему золотую лилию как знак очищения. В другом варианте легенды утверждается, что Хлодвиг взял себе в качестве эмблемы лилию после того, как водяные лилии в Рейне подсказали ему безопасное место, где можно перейти реку вброд, благодаря чему он одержал победу в битве. . До первой половины XII века гербовая символика нигде в Европе не встречается.
И до начала XIII века изображение золотых (жёлтых) лилий в лазоревом (синем, голубом) поле ещё не было символом французского королевского дома. Стараниями королевского советника Сугерия (служил 1108-1137), Бернарда Клервоского (1091-1153), короля Людовика VI и особенно Людовика VII, самого набожного из первых французских Капетингов (правителей Франции в 987-1328), культ Непорочной Девы нашёл своё место в символике французской монархии, которая стала использовать лилию Девы в идеологических целях намного чаще, чем любой другой христианский суверен.[1]. Впоследствии королевский, геральдический щит с лилиями (écu aux fleurs de lis) впервые появляется в 1211 году на личной печати принца Луи, — будущего Людовика VIII (правил 1223-1226)[1] и около 1215-1216 г. на витраже Шартрского собора (baie 107c) с изображением того же принца в полном боевом облачении[5]. . Изначально — символ Девы Марии, лилия к концу средних веков стала во Франции эмблемой королевской власти. Людовик VII использовал её на своём щите, унаследованном другими французскими королями из рода Бурбонов, многие из которых также именовались Людовиками (фр. Louis); так что стали поговаривать, что французское слово lys является сокращением от Louis[6].
. В эпоху революционного террора ношение знака лилии могло привести на гильотину. . Как минимум, один корабль голлистских военно-морских сил назывался Fleur de Lys. Имя Флёр-де-Лис также использовал В. Гюго для одного из персонажей романа «Собор Парижской Богоматери». .
Новая гипотеза ряда историков, искусствоведов и ботаников — что геральдической лилией, эмблемой французского королевского двора, является не лилия, а ирис. . Уже на миниатюре середины IX века трон государя Западно-Франкского королевства Карла II украшен тремя золотыми (?) навершиями, похожими на усечённые геральдические лилии[7]. На другом, несколько более позднем, его изображении по углам престола косо поднимаются две такие же лилии (третья, по центру, скорее всего, закрыта и не видна). На государе здесь — корона с тремя верхами, отдалённо напоминающими эти цветы[8]. На миниатюре X века с Карлом I Великим на нём — корона конической формы с тремя такими же, как и на троне Карла II, навершиями[9]. На печати конца X века короля франков Гуго Капета на последнем — корона с тремя зубцами в виде усечённых геральдических лилий[10].
То же — на королевской печати его сына, Роберта II[11]. На аверсе денье Буржа середины XII века — Людовик VII в трёхверхой короне из схематически изображённых лилий, на реверсе же — крест с чудесными трёхлепестковыми цветами на трёх его навершиях[12]. Тогда же, в царствование Людовика VII, во французском языке появляется словосочетание fleur de lys («гербовая лилия»; букв. «цветок лилии»). В конце XII столетия эти золотистые цветы в светло-синем поле становятся французской королевской эмблемой[13]. На витражах Шартрского собора начала XIII века они тоже показаны по три, и не один раз. В середине этого века, при Людовике IX, три их лепестка объяснялись как знак божественного покровительства, дарованного Франции.