Почему вдруг не стало чувств к деткам?


Героинь для этого материала мы искали в одной из «мамских» групп фейсбука — и в первые же сутки откликнулось больше семидесяти женщин. Они писали, что сразу после рождения ребёнка испытали облегчение, радость, страх, ответственность, усталость и ещё целый спектр чувств — но их не накрывало обещанной книгами и рассказами подруг волной любви. Ещё хуже становилось оттого, что за это их упрекали близкие; к усталости и непониманию добавлялось чувство вины. Мы попробовали разобраться, откуда взялось мнение об обязательном приливе чувств к новорождённому и почему он возникает не у всех..
ена К., мама годовалой девочки, рассказывает, что представляла себе рождение ребёнка в розовых тонах: «Я предвкушала этот момент — малышка рождается, я беру её на ручки, нежно обнимаю, расплываюсь в любви и . ласке». Но этого не произошло — после долгих и мучительных родов ощущалась лишь апатия, а первый плач ребёнка не вызвал никаких чувств. В первые дни после выписки Лена делала всё, что требовалось для ухода за ребёнком, но механически, не испытывая никаких эмоций — и рыдала, когда муж уходил на работу. После попытки поговорить с двумя близкими подругами стало ещё хуже — они вообще не понимали, о чём идёт речь. Лена не могла понять, что с ней происходит, а ещё ругала себя за то, что не смогла родить ребёнка естественным путём — долгие роды закончились кесаревым сечением. В такие моменты бывает тяжело без поддержки — ситуация Лены усугублялась тем, что от окружающих эти чувства и мысли приходилось скрывать.. В книгах о беременности и родах, на множестве сайтов и в приложениях, посвящённых этому процессу, рассказывают о том, что рождение ребёнка сопровождается огромным приливом чувств, безусловной любовью и необыкновенным ощущением счастья.
Особенно это характерно для ресурсов, посвящённых «натуральным» родам — без анестезии, на четвереньках и с моментальным выкладыванием новорождённого на грудь матери. Действительно, . есть доказательства того, что контакт ребёнка с матерью «кожа к коже» (или с отцом, например, после сложной операции кесарева сечения) полезен — он стабилизирует физиологические параметры новорождённого и способствует формированию связи родителей с новым членом семьи. Фактически при таком контакте происходит выброс окситоцина, называемого ещё «гормоном привязанности».. Окситоцин — интересная субстанция; более ста лет врачи понимали, что он играет важную роль в процессах родов и выработки грудного молока — но не задумывались, зачем в таком случае он нужен мужчинам. Всё изменилось в 1990-х, когда учёные стали уделять внимание таким «эфемерным» понятиям, как любовь, страсть, привязанность. Оказалось, что окситоцин участвует и в сексуальном возбуждении мужчин и женщин, и в формировании психологической близости — как в паре, так и между детьми и родителями. Окситоцин и рецепторы головного мозга, реагирующие на него, играют роль в формировании характерного «материнского поведения» — стремлении защитить и накормить малыша.
Уровни этого гормона повышаются во время секса, а также когда мать или отец берут ребёнка на руки.. При этом измерить его концентрацию довольно трудно, потому что этот гормон очень быстро распадается — но в исследованиях это всё же удаётся сделать. Учёные выяснили, что при совершенно нормальном течении беременности у разных женщин уровни окситоцина могут быть очень и очень разными — от 50 до 2000 пг/мл. Кроме того, не было определённой закономерности его изменений: у одних концентрация окситоцина продолжала расти всю беременность, у других снижалась, а у третьих колебалась. Что это означает на практике? Что любая женщина может оказаться в нижней части диапазона, и мгновенной влюблённости в новорождённого не возникнет, даже если соблюдены все пожелания к максимально естественным родам. С другой стороны, хотя после кесарева сечения, особенно планового, резкого выброса окситоцина в кровь не происходит, его фоновый уровень может оказаться достаточно высоким, чтобы сформировать моментальную привязанность.. Получается, что прилив любви к новорождённому во многом обусловлен гормонами, и даже методы, направленные на повышение уровня окситоцина, не у всех срабатывают — а женщины продолжают испытывать чувство вины за то, что им неподвластно.
Давление окружающих тоже не помогает почувствовать себя хорошей мамой — и проявляют его и медработники, и родственники, и даже подруги, у которых нет детей. Анастасия И. рассказывает, что после родов без обезболивания первым пришло облегчение, что дело сделано — но доктор тут же прокомментировал: «А что это ты не радуешься?» У её . бездетных подруг почему-то было представление, что материнство резко наполняет жизнь смыслом и безусловным счастьем, а при попытке рассказать о сложностях Анастасия слышала лишь раздражающий ответ: «Зато ты делаешь великое дело». Другая героиня, Таня В., говорит, что встретила множество консультантов по грудному вскармливанию и просто приятельниц, которые считали себя экспертами по степени любви к ребёнку — и позволяли себе комментировать её чувства. «Это смешно, но и обидно — а маму младенца вообще легко обидеть», — рассказывает она.. Мам критикуют все кому не лень — и понравиться всем невозможно.
Несколько лет сидишь с ребёнком — наседка, рано вышла на работу — не заботишься о малыше. Осуждение может возникать по любому поводу — а признаваться в том, что не испытываешь любви к новорождённому, кажется просто неприличным (неспроста большинство героинь попросили не указывать их фамилии). Наталья Л. рассказывает, что через пару недель после родов шла по улице с коляской и плакала, понимая, что ничего не испытывает к ребёнку, кроме чувства ответственности, — ей хотелось вернуть свою прошлую жизнь. Когда на комментарии знакомой о том, как круто быть матерью, она ответила отрицательно, то вызывала волну гнева и рассказ о том, что она плохая мать. Некоторым женщинам везёт больше: Анастасия К. столкнулась с непониманием мужа, зато мама объяснила ей, что принять нового человека (ребёнка) в свою жизнь не всегда легко, и совершенно нормально не испытывать той самой бешеной любви..
Когда чувства начинают меняться? У всех по-разному. Многие мамы говорят, что любовь пришла вместе с жалостью или страхом, когда ребёнок впервые заболел — его беззащитность вызвала новую волну эмоций. Другие признаются, что полюбили сына или дочь ближе к году или даже позже, когда появилась ощутимая обратная связь: улыбки, речь, активные действия. Безусловно, на проявление эмоций влияют и условия среды: любовь легче почувствовать, когда обязанности по уходу за ребёнком делятся пополам, а городские улицы полностью приспособлены для комфортных прогулок с колясками. Возможность заниматься любимыми делами и передать домашние заботы помощникам — это условия, которые гораздо лучше способствуют хорошему настроению, чем постоянная нервозность и недосып.. Собственно, подавленность в первые дни после родов, так называемый baby blues, — не менее известное явление, чем гормональная эйфория. Говорить о нём не принято — и понятно почему, ведь мы всё ещё живём в обществе, где поощряется «быть на позитиве» и осуждаются слёзы.