Фильм «Вокс Люкс» (2018) — какие отзывы, Ваши отзывы, стоит ли смотреть?


Девочка с музыкальными способностями по имени Селеста выживает во время стрельбы в школе, которую устроил ее одноклассник. Спустя 20 лет она известная во всем мире поп-звезда с проблемами с алкоголем и наркотиками. Довольно претенциозное кино.
Прямолинейное, с образами и метафорами, бьющими в лоб. Когда проводятся парралели между поп-звездами и террористами и их желанием славы. Что поп-музыка не иначе как от дьявола. Фильм четко поделен на две части. В нескольких днях из жизни Селесты нам показан четкий портрет поп-звезды, ставшей популярной благодаря трагедии. На трагических событиях делают деньги и шоу. Да это своеобразный приговор современному обществу (недаром в титрах пишется: ‘вы посмотрели гимн 21 века’, не больше, не меньше).
Натали Портман прекрасно играет взрослую Селесту, легко отодвигая в угол остальных актеров. Стерва и наркоманка, которая не может найти общий язык с собственной дочерью, шоуменка и лжепророк на сцене, поющая средненькую попсу. Честно сказать, не особо мне зашел этот фильм. Для меня это было как-то чересчур. Поэтому и мысли по нему вышли сумбурными. Но снято хорошо, Натали Портман богиня. 6,5 из 10.
прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Школьница Селеста побывала в настоящем кошмаре наяву – ей удалось выжить в перестрелке, которую устроил прямо в классе один из учеников. Вместе с сестрой Элинор она написала и исполнила песню, посвященную трагедии, замеченную впоследствии продюсерами и в итоге девушка становится звездой. Но годы спустя ей, состоявшейся артистке с кучей фанатов, гордиться особо нечем – никакой личной жизни, проблемы с алкоголем и наркотиками, конфликты с Элинор и потеря контакта с дочерью. Главная трудность второй работы переквалифицировавшегося в сценаристы и режиссеры актера Брэйди Корбета состоит в том, что его «Вокс Люкс» очень хочет быть модной и объемной арт-драмой, рассказывающей о куче вещей и при помощи всевозможных стилей – тут и высокопарные сравнения терроризма и хищнической сути шоу-бизнеса, и сложности испытания славой, и разрушительные последствия посттравматического синдрома, когда боль прошлого никак не могут сгладить видимое благополучие и успешность. Но Корбет определенно не рассчитал свои силы и самонадеянно замахнулся на нечто навороченное вместо того, чтобы снять пускай менее амбициозную, но зато более глубокую психологическую драму о жизни и характере Селесты. Его штормит со стилистиками, настроениями и почерками, когда он пытается играть то в Фон Триера, то в Аронофски, то в Ханеке с Виндингом Рёфном, вот только сценарные линии порой слишком обильно разветвляются без малейших попыток внятно их прописать и устремляются в никуда.
Порадовав неплохой завязкой, картина быстро выруливает на дорожку банальной истории о вздорной алкоголичке и наркоманке, бросающей дерзкие реплики, а сценарий навязчиво вплетает в тему попсы громкие размышления о терроризме. Ручную камеру и реалистичную манеру съемки сменяют клиповые заигрывания, конфликты персонажей не выходят дальше фраз «ты меня ненавидишь/ты мне завидуешь», их взаимоотношения обрисованы мелко и небрежно, наиболее трудные для сценария моменты проговариваются спорным закадровым конферансом, а песни Селесты, написанные певицей Sia, не запоминаются совершенно, да и она сама, судя по пошловатому финальному концерту, как-то не тянет на большую мегазвезду, оказывающую огромное влияние на фанатов. Но Корбет-режиссер все же выигрывает у Корбета-сценариста, работая пускай больше с техникой, чем с вдохновением, но хорошо ощущая при этом правила инди-кинематографа, хотя неважный сценарий ему же самому сильно мешает. Натали Портман с явным удовольствием играет развязную циничную стерву, но порой начинает пережимать с экспрессией образа и местами едва не скатывается в карикатурность. Рэффи Кэссиди, исполнившая роль Селесты в юности, более тонка и интересна, хотя в качестве дочери звезды, также сыгранной Кэссиди, её раскрывают мало – ну разве что в качестве намёка на сохранившуюся светлую частичку прежней Селесты, пускай и в ином теле. Жаль, что об остальных сказать почти нечего: Стейси Мартин (Элинор), Джуд Лоу (менеджер Селесты) и Дженнифер Эль (пиарщица Джози) вроде как предназначены для формирования более сложных взаимоотношений на экране, но на деле отыгрывают бледный функционал. Так же в итоге получается и с самим фильмом, в котором есть яркие задумки и даже потенциал, но всё это гасится отсутствием глубины и внятных режиссерских идей, так что нет ничего удивительного в том, что после «Вокс Люкс» очень хочется пересмотреть «Черного Лебедя»..
прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Америка ищет таланты: популистиский глас ‘Вокс Люкс’. Последние годы на кинематографическом небосклоне планомерно вспыхивали звездочки молодых перспективных режиссеров. Тут и Ари Астер со своей ‘Реинкарнацией’, и Дрю Годдард с ‘Ничего хорошего в отеле Эль Рояль’, и окончательно расцветший к своим 34-м оскароносный Дэмьен Шазелл. Засветился и Брэйди Корбет, отмеченный наградой Венецианского кинофестиваля в 2015 году за картину ‘Детство лидера’. Еще совсем недавно и сам актер, Брэйди Корбет (снимавшийся, среди прочего, у Михаэля Ханеке в ‘Забавных играх’ и у Ларса фон Триера в ‘Меланхолии’) стремительно набрал вес и стал режиссером. Да таким, что сразу с дебютной ленты попал на карандаш к голливудским распределителям статуса ‘многообещающий’.
Именно в этой роли многообещающего он представил на суд публики новую картину ‘Вокс Люкс’ с Натали Портман и Джудом Лоу в ролях.Простая американская школьница Селеста чудом выживает во время стрельбы в школе, устроенной ее одноклассником. Написанная ею по случаю трагедии песня становится хитом, гимном ‘изнасилованного’ поколения. 20 лет спустя Селеста — скандально известная во всем мире певица, которая так и не смогла оправиться от полученной психологической травмы. Фильм делится на две части: первая описывает события, очень похожие на произошедшие в 1999 году в школе ‘Колумбайн’, когда два одиннадцатиклассника убили 13 человек и ранили ещё 23 человека. После чего застрелились сами. Моя версия о том, что фильм ссылается именно на это происшествие подтвердилась, когда я вычитала, что одному из нападавших незадолго до трагедии психиатр выписал антидепрессант «Лювокс». Согласитесь, игра слов присутствует.
Вторая часть фильма — полудокументальные съемки концерта уже созревшей и полуразложившейся звезды. Серьезно, последние 10 минут фильма — это просто нарезка концертных номеров, сопровождаемых самыми навязчивыми поп-мелодиями. За смысл в фильме отвечают: 1. Закадровый текст, начитываемый вездесущим Уиллемом Дефо, в который умещаются все гипотезы, выкладки и теоретические доказательства, а также мысли и события, которые проще было озвучить, чем снять. В частности, так мы узнаем, что происходило с Селестой на протяжении всех этих лет, что конкретно ее беспокоит и пугает; 2. Две короткие сцены, в ходе которых персонаж Натали Портман, фиглярствуя и жуя жвачку, демонстрирует нам, что она: 2.1. плохая мать; 2.2.
плохая сестра; 2.3. и вообще, как человек — ноль. В ходе этих сцен она выдает следующие популистские прокламации:- В музыке сейчас денег нет — сплошной брендированный контент. — Все бизнес-модели строятся на непоколебимом идиотизме покупателя. Не первой свежести лозунги, согласитесь? А помимо них, нам остается только наблюдать за Натали Портман, которая, хоть и прекрасная актриса, но в этой роли — абсолютно неорганична. Чего не скажешь о Рэффи Кэссиди, которая играет героиню Портман в молодости, и ее же дочь впоследствии. Вот кто на своем месте.
Восхитительно плоская, неуклюжая, но с цепкой хваткой и коммерческой жилкой девочка. Режиссура, напомню, в фильме отсутствует напрочь. Брэйди Корбет свой режиссерский экзамен провалил.Автор дает смелый подзаголовок своему фильму — ‘портрет 21 века’, чем автоматически снимает с себя всякую ответственность. Мол, какой век, такой и портрет. Но наиболее стоящей мыслью всего фильма мне показалась одна, которую полезно было бы усвоить многим нашим современницам — ‘Оставь свои брови в покое’. 6 из 10. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий.
Это не рецензия, не пересказ фильма, а просто мнение. Мнение от просмотра. Тот самый ответ на вопрос: «..и как фильм?». Смотреть или нет – ваш выбор. Я пожалел. Домучил, дотерпел, доиздевался над собой и над своим вкусом до финальных титров и пожалел. Почему? Хм..
Для чего одни люди фильмы делают, снимают, продюссируют, в них снимаются, пишут к ним музыку, их монтируют, сводят звуки и вылизывают пиксели, одевают (и раздевают актеров), устраивают рекламный шум, находят деньги на производство, тратят их, занимают ещё и снова тратят, для чего? И для чего мы, а мы находимся по другую сторону баррикад (читай: «экрана»), эти фильмы смотрим? Они делают, а мы смотрим. Для чего? Прежде всего для того, чтобы такой вопрос не возникал после просмотра. Чтобы он не сверлил мозг во время. Чтобы не было стыдно находиться в зале. Чтобы не хотелось встать и выйти. Чтобы жизнь делилась на «до» и «после». Чтобы кино образовывало, одухотворяло, сподвигало, заставляло думать, (со-)переживать, (со-)чувствовать, (со-)страдать, жить.
Чтобы жить хотелось. Или, наоборот, не хотелось, но для этого нужно почувствовать себя живым, как минимум. И вот для этого как раз кино (и кино тоже) и нужно. Вызвал ли просмотренный фильм у меня вышеперечисленные эмоции? Достучался ли автор? Нет! О, да. Он стучал. И очень старался. Но хотелось его заткнуть, утихомирить, выключить.
Изобрести машину времени, отправиться в прошлое, окончить высшие режиссерские курсы, принять на них начинающего недорежиссёра и с треском выгнать. Сломать ему жизнь и устроить ему адское взросление, зрелость и старость в Макдональдсе на пустынной заправке с одним посетителем в неделю. Или, напротив, уборщиком со шваброй на центральный вокзал. На перрон центрального вокзала. На рельсы центрального вокзала. Это – плохой режиссер. И фильм плохой.
Натужный, пафосный, высосанный из пальца, пустой. Тщащийся и старающийся, но пустой. Без таланта, без искры, без огня, без внятного содержания, без посыла, без качелей «было»/»стало» в пользу «стало». После просмотра стало хуже, поверьте. Минус два часа вашего времени. Два (!) часа вашей жизни у вас отняли. И ничего не дали взамен.
Что мы получили: Демонстрацию того, что Natalie Portman и Jude Law – прекрасные актеры и очень харизматичные люди? Да, они умеют делать свою работу. Оба даже в носу ковыряются талантливо и на это можно (но не нужно) смотреть. Мы и так всё это знали и знаем. SIA – отличный хитмейкер и автор/исполнитель? Да. И это мы знаем. У нас тоже есть тот самый утюг, из которого она постоянно звучит. Стрелять в людей плохо? Да, спасибо, мы и это знаем.
Showbiz – жестокий и циничный мир (а мир вообще, что, нет?)? Да, спасибо, тоже в курсе. Нам два часа выдавали знание сценарной схемы назубок за киномастерство: титры, введение, суть, заключение, титры – этому простому алгоритму, элементарному способу излагать свои идеи и мысли, этой схеме «делания» кино учат даже не на первых курсах киношкол, это – сразу после букваря вообще-то, это проще, чем лаять в цирке по щелчку. Что хотел сказать режиссер? Что нового? Что старого, но по своему, не так, как все, не так, как вы сами умеете и сами до всего додумались? Что? Ни че го! Неумелое, жалкое, беспощадно затянутое зрелище. С претензией на вселенское откровение из серии «Ах, мир жесток!», а юная девочка-цветочек, недобитая птичка спела свою хитпарадную трель, как реквием по убитым, как реквием по душе и душам, своей и нашим. Поп-эпитафия миру. Попытка всех пристыдить. Растянутый на 120 минут грустный и слезливый смайлик.
Что такое хорошо и что такое плохо, под среднего качества саундтрек. Ноль эмоций, ноль качества, ноль идеи, ноль кино. Эпоха цифрового кино? Да!, получите: сплошные ноли. И единичка, как оценка. За актеров и музыку. За саму идею в принципе. Представьте только, каковы же оставшиеся 9 баллов из 10, если вышеозначенные талантливые персоны смогли натрудиться только на 1.
Представьте и ужаснитесь. Приятного просмотра.. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Голос озаряющий XXI век. История трагедии и лицемерия, несущаяся по бесконечному туннелю жизни. Лейтмотив старый как мир – у любой монеты всегда две стороны. Школьник с автоматом одним приносит смерть, другим дарит билет на большую сцену.
Улыбка, сияющая в ярких лучах софитов, кричит об успехе и скрывает боль от обид. Фильм начинается с титров, ими же и заканчивается. Конец 90х омрачает массшутинг в одной из американских школ. Для одноклассников главной героини финал уже наступил, когда для самой Селесты всё только начинается. Акт милосердия и сопереживания общему горю, в виде красивой песни, приносит девочке огромную славу. Невинность сорвана и теперь наступает время перемен. Метаморфоза певицы происходит незаметно и нас встречает уже современность.

И вновь автоматные очереди раздаются в толпе невинных жертв теракта. Тень траура нависает над очередным концертом Селесты. Сможет ли она выстоять под натиском СМИ и драмы личной жизни? Это нам и покажет автор фильма. Режиссер Брейди Корбет, взял на себя смелось изобразить двуличность современного мира. В картине не так уж много занятных диалогов или интересных планов. Вся суть умещается в одном дне, перед концертом Селесты. Брейди молодой режиссер и чувствуется что он еще ищет свой стиль.
Операторская работа не приносит восторга, ракурсы не всегда грамотно построены. А вот музыкальная составляющая выполнена на хорошем уровне. Натали Портман и Джуд Лоу отлично дополняют друг друга. Тема слишком глубока, чтобы раскрыть ее так просто. Селеста в личной жизни вызывает отторжение и символизирует лицемерность современной жизни. Пороки, эгоизм, боязнь одиночества, всё переплелось в главной героине. В конце, ощущается легкий налет мистицизма в происходящем.
Брейди Корбет попытался объять необъятное и наполнить картину максимально возможными смыслами. Стоит ли смотреть данное кино? Разве что фанатам Портман или Лоу. Фильм весьма поверхностный и мог бы раскрыться глубже, но режиссерского опыта явно не хватило. 6 из 10. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. это полностью вымышленный персонаж. Брэйди Корбет сочиняет отрезок её биографии от переломного момента, послужившего отправной точкой к зарождению звезды, до момента, знаменующего своеобразный финал.
К этому финалу она подходит с определённым багажом не самого положительного опыта, кучей проблем со здоровьем, психикой, взрослеющей дочерью (Рэффи Кэссиди) и преданной сестрицей (Стэйси Мартин). Последняя имела неосторожность поклясться в вечной верности Селесте после злополучной трагедии, случившейся в их детстве, тем самым добровольно привязав себя к пороховой бочке. Корбет вкладывает в героиню Вокс Люкс всё, что считает знаковым для своего времени. Низкосортная музыка, умело замешанная на правильной истории и вовремя преподнесённая публике. Она становится саундтреком к войнам, которые люди ведут с самими собой, с любящими их людьми. К войнам отцов со своими детьми. К войнам, которые развязывают террористы с мирными жителями.
Портрет Селесты кисти Корбета — это портрет нынешнего столетия. Всё это, включая концертные номера и исполнение песен, безукоризненно сыграно Натали Портман. К пению у мисс Портман имеется особое отношение. То, как она читает рэп, мало кого может оставить равнодушным. В Вокс Люкс она гламурна, неуравновешена, груба и в то же время ранима. Пройдя путь от школьной отличницы до эдакой королевы эпатажа, ей постоянно приходится доказывать миру, что она всё ещё не сломлена, хотя на самом деле уже давно. И пусть это не идеализированный чёрный лебедь, образ Селесты у Портман получился добротным.
За ней невероятно интересно наблюдать. А их компания с Джудом Лоу вызывает не что иное, как симпатию. Закулисная жизнь звезды и её продюсера переполнена заезженными клише. Однако самый забавный момент их коллаборации отснят, смонтирован и в буквальном смысле слова поставлен на перемотку. Такое чувство, что режиссёру было жалко избавляться от милого сердцу материала, но дабы не перегружать фильм, его нарочно пускают в ускоренном режиме. Такой приём Корбет использует дважды, и это перебор. Концовка абстрактна, хотя дальнейшая судьба Селесты очевидна.
‘Она была заложницей безвкусного подарка жизни, который достиг пика своего существования. И не было никакого представления о том, какие новые формы он (или же она) примет теперь’.. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Однажды одноклассник Селесты пришёл в школу с оружием. Все друзья Селесты были убиты, а она выжила. И написала об этом песню. Теперь она — поющий символ Америки, все хотят слышать её голос, её будущее представляется блистательным…
И вот ей уже 31, она совсем другой человек с совсем другими идеалами и проблемами. Осталось ли в ней что-то от той, прежней Селесты? И о каком ужасном секрете она рассказала своей сестре, когда лежала в больнице после стрельбы? Фильм начинается очень многообещающе. Картинка, эстетика, тона и полутона, настроение — такое болезненное и меланхоличное, как в самом лучшем артхаусе. Сцена с расстрелом в школе была по-настоящему страшной и гнетущей, мне очень врезались в память глаза стрелка в чёрных линзах. А потом… я не поняла, что началось. Слава ожидаемо испортила Селесту, теперь она капризная наркоманка-алкоголичка с малолетней дочерью, у которой свои проблемы.
Флэшбеков не будет. Не будет рефлексии по поводу того, что с Селестой случилось в школе. Не будет фантомных болей. А это именно то, чего ждала я. Может, я чего-то не увидела и не поняла. Но фильм меня не тронул. Разве что одна сцена, в гримёрке, где Селеста рыдает на руках у своей сестры, с которой она очень абьюзивно обращается.
Однако я не собираюсь ставить фильму негативную оценку. Потому что финальная сцена, та самая сцена, где таки раскрывается, что она сказала своей сестре, лежа в больнице, заставляет хорошенько так содрогнуться. И задуматься. А это, наверное, именно то, чего хотел Корбет. 6 из 10. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Брэйди Корбет бывший актер, который к 30 годам успел сняться у Ларса фон Триера, Михаэля Ханеке, Оливье Ассайаса, Грегга Араки и Ноа Баумбака.
После такого опыта неудивительно, что ему захотелось снимать кино. Первой пробой пера, которую лучше никому не показывать кроме близких, был фильм “Детство лидера” – красивая ваза, внутри которой пусто. Но критики его полюбили, а на Венецианском кинофестивале работа Корбета была отмечена призами – премия Луиджи де Лаурентиса и лучший режиссер в программе “Венецианские горизонты”. Этого хватило сполна, чтобы в новую кинокартину, “Вокс Люкс”, заманить звёзд мирового масштаба – Натали Портман и Джуда Лоу. А в роли голоса за кадром — рассказчика — выступил Уиллем Дефо. Если же в дебютном фильме Брэйди Корбета были заметны отголоски режиссеров, с которыми он работал, то теперь к этим голосам прибавилась насмотренность Корбета. Например, некоторые кадры отсылают к Стэнли Кубрику, а сама история построена как раз по любимому принципу легендарного постановщика: две равнозначных по длительности части фильма, которые демонстрируют разительную разницу происходящего.
По принципу дуальности. Корбет придумал несуществующую поп-звезду и показал два отрезка из её жизни – начало карьеры и её пик, предположительно закат (однозначно этого не проговаривается). В первой половине фильма представлена юная Селеста (Рэффи Кэссиди), которая пострадала в результате теракта в школе. Пережитое пробудило в ней творческие амбиции, и она вместе с сестрой Элеанор (Стэйси Мартин) пишет песню, которая оказывается хитом, а сама Селеста становится символом Америки. Вторая часть фильма – путешествие за кулисы уже давно состоявшейся звезды мирового масштаба, 31-летней Селесты (Натали Портман). Нам нарочито демонстрируют насколько слава изменила девушку в худшую сторону и как сильно она извратила свои идеалы. Её непосредственная и искренняя душа сменились на неуравновешенную и жалкую душонку.
Такая метафора оказалась отличным подспорьем для пинания современной Америки, что режиссер с удовольствием и делает. Важным здесь, как и у Пола Томаса Андерсона, является характер персонажа. В “Вокс Люкс” привлекают прежде всего персоналии, их харизмы. Корбету, как человеку с огромным актерским опытом, хватило ума дать простор для разгона талантливым исполнителям. В конце концов они набирают невиданные скорости, которые уносят зрителя вместе с ними. Наблюдать за блистательными Натали Портман, Джудом Лоу, Стэйси Мартин и юной Рэффи Кэссиди можно бесконечно. Как оказалось, и за самой историей тоже: только Вы захотите зевнуть, так сразу же представятся или неожиданные события, или феерическое шоу, или целая палитра эмоций, выдаваемая актерами.
Не говоря уже об увлекающей визуальной составляющей, где каждый кадр направлен на то, чтобы возбудить рецепторы красивого у зрителя. Порой Корбету удается обходиться одними лишь картинкой и музыкой для ведения повествования. С первым ему помогал оператор Лу Кроули, со вторым – Скотт Уокер. Кроули сделал выбор в пользу всеми любимого сейчас формата 35 мм, что отлично походит для первой половины фильма, где события происходят в конце 20 века, а вот зачем было так снимать вторую часть, где нас переносят в 2017 год – это уже вопрос. Ответ на него скорее всего прост: это красиво. Художественной особенности в этом нет. Скотт Уокер же предпочитает работать, отталкиваясь не от красоты.
Для него важнее углубить существующую историю, рассказать её своей партитурой. Это ему блестяще удается. Можно интерпретировать вторую картину Корбета, как сказ о том, что слава портит человека, или, как комментарий относительно современного общества. Кроме того, много актуальных вещей оказалось зашито в сценарий. Среди них темы кумиров, терроризма и его влиянии на нашу жизнь. Если через десятки лет меня попросят показать фильм, который характеризует эпоху десятых, этим фильмом окажется “Вокс Люкс”. Это портрет нашего общества здесь и сейчас, оттого кинофильм сможет затронуть любого из нас.
Вопрос лишь в том, понравится Вам это отражение в зеркале или нет.. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Произведение искусства. Я уже высказал в соответствующей рецензии всё, что думаю о фильме ‘Звезда родилась’, но сейчас, придя домой после просмотра ‘Вокс люкс’, понимаю, что не смогу написать отзыв, не сравнивая творение Корбета с дебютом Купера. А причиной тому схожесть двух фильмов как в выбранной режиссёрами тематике, так и в визуальном оформлении. Я не надеялся на шедевр, покупая билеты на ‘Вокс люкс’, но где-то спустя полчаса экранного времени понял, что зря не надеялся: с первых же кадров становится понятно, насколько эта картина выше и профессиональнее, чем бездарная подделка Купера. Это проявляется во всём, начиная с натуральной, живой игры актёров, не идущей ни в какое сравнение с выпученными глазами Гаги и полуулыбкой Брэдли (одной на весь фильм).
Портман необычайно естественна и органична в роли поп-певицы — наглой, самоуверенной, но запуганной и осознающей искусственность всего, что её окружает: резкие перепады настроения, с которыми связана большая часть сильнейших сцен, сыграны просто безупречно; Лоу, играя менеджеры поп-дивы, удивляет нетипичным для себя амплуа самоуверенного быдла, попутно отыгрывая трогательную привязанность к своей протеже; умело состаренная Мартин прекрасно изображает сломленную годами и завистью сестру главной героини; Рэффи Кэссиди же радует бросающимся в глаза различием между аж двумя сыгранными ею ролями; да и остальной каст справляется на уровне, разумеется, со скидкой на то, что у них экранного времени практически нет. Сама история — ровная, динамичная, без заметных дыр и глупостей, постепенно вводящая персонажей и демонстрирующая адекватное развитие главной героини, объясняющая её поведение и задающая вектор развития её личности (разумеется, в пресловутой ‘Звезде’ ничего этого нет и в помине). Однако кино всё-таки авторское, и суть его не столько в том, чтобы рассказать историю певицы Селесты, сколько в том, чтобы донести мысли автора — режиссёра и сценариста Брэйди Корбета. В его картине шоу-бизнес — отнюдь не мир радужных поней и единорожек: грязь, о которой всем известно, но о которой Купер предпочёл умолчать, здесь выставляется напоказ, но ровно настолько, насколько это необходимо для сюжета (никаких перегибов, в отличии от, например, ‘Фаворитки’); звездою здесь Селеста становится не из-за того, что у неё ТАЛАНТ (как у бесконечно правдоподобной героини Гаги), а из-за того, что она, как принято говорить, ‘на хайпе’, и её легко ‘раскрутить’; но важнее всего тот факт, что Корбет не пытается выдавливать потоки слёз из двенадцатилетних девочек — он даёт зрителю пищу для размышлений, оставляет после финала идею, а не пытается выехать за счёт эмоций. И это дорогого стоит. Не следует, впрочем, считать, что фильм показывает исключительно подноготную шоу-бизнеса: целью автора явно было высказать современному миру, в чём заключаются его основные пороки; высказать, насколько он искусственен и фальшив, как изменились ценности — как обесценилось всё то, что стоило ценить, и возвысилось то, что, казалось бы, ценить не за что. Для того, чтобы подчеркнуть этот манифест, не раз и не два проводятся параллели с богом и дьяволом, добром и злом, а главная героиня, как уже было упомянуто выше, подчёркивает осведомлённость об искусственности своего статуса и окружения, о своих пороках и ошибках.
Глубокого символизма в картине нет, поскольку нужен он здесь исключительно для расстановки акцентов и дополнительного выделения основных мыслей, а концовка нарочито сделана с некоторой кажущейся недосказанностью, что должно сподвигнуть зрителя к шевелению мозгами. Ну, и напоследок — о визуале. Он в ‘Вокс люксе’ скачет от кубриковской симметрии до рваных, дёрганных бликов, изображающих рок-концерт; от неоновых лучей до закатного нью-брайтонского солнца; от полностью статичных кадров, которые в пору ставить в качестве фона рабочего стола, до ускоренной перемотки, стилизованной под документальную съёмку. Во всё это, к слову, прекрасно вписывается голос рассказчика (в оригинале это ни много ни мало Уиллем Дефо), как бы олицетворяя собой голос автора, ведя зрителя по сюжету и озвучивая наиболее значимые детали истории: благодаря такому приёму неоднородность визуального ряда выглядит логично. Кульминацией же внешней эстетики фильма (как и стержневой линии сюжета) становится последняя сцена — апогей искусственности. Всё то, что использовалось в ‘Звезде’ для нагнетания недодрамы и повышения градуса ‘ванильности’ в кадре, здесь используется умело и к месту. И сейчас, когда уже отгремели все значимые кинопремии, на которых ‘Звезда родилась’ получала награду за наградой; когда критики обласкали её как могли, а зрители обеспечили фильму куда большую кассу, чем могли рассчитывать аналитики, мне становится по-настоящему не по себе от осознания того, что эту бестолковую, пустую, приторную подделку общественность оценила выше, чем замечательный, нетипичный, неглупый и великолепный в визуальном плане ‘Вокс люкс’, переигрывающий детище Купера по всем параметрам.
И хоть фильм прямо говорит нам о подмене ценностей и торжестве фальши, сам он, несомненно, является произведением искусства, заслуживающим куда большего внимания, чем было ему оказано. 9 из 10. прямая ссылка + комментарийдобавить комментарий. Мертворожденная звезда. В наши дни в музыке редко взрывается сверхновая звезда: всё какое-то пресное, обыденное. Эпатаж давно перестал… эээ, эпатировать и каждый следующий поп-исполнитель, недалеко ушедший от павлина, воспринимается не более чем информационным шумом.
Кажется, этот жанр давно изжил себя и, наверное, даже подростки не подкупаются на унылые песни о поцелуях и любви. Активной социальной и / или политической решимости подобным песням точно не хватает, из-за чего это превращается в какую-то культурную мастурбацию. Популистская цель отталкивает поп-музыку от самой себя – вот что пытается донести «Вокс люкс». Как будто, столь прописная истина требует каких-то комментариев: кинолента вышла претенциозной, но одаренной; умной, но неблизкой даже самой элитарной публике; высоколобой и искусственной, однако всё же с какой-то изюминкой. «Вокс люкс» начинается флегматично, но резко. Прелюдия устанавливает суровость, явно отсылающую к инциденту в Колумбайне: выдуманная трагедия со школьной пальбой приводит к тому, что девушка Селеста ловит пулю и целый комплекс психологических проблем в придачу. Застенчивый и музыкальный вундеркинд слишком чиста для мира, где детей убивают прямо в школе, так что она сочиняет траурную песню (нет, не Pumped up kicks).
Лирика находит отклик в обществе и становится хитом среди широкой публики; вскоре песня 14-летней девушки становится национальным хитом, сама исполнительница заключает контракт с циничным менеджером, а уж затем из вдохновляющего юного дарования она превращается в индустриальную поп-принцессу, далекую от своих корней. В какой-то степени «Вокс люкс» пытается исследовать тему влияния музыки на людей: на тех, кто её слушает и на тех, кто её исполняет, причем влияние как позитивное, так и разрушительное. Если говорить запутаннее и сложнее, то сценарий предлагает зрителю этакий современный миф о блюзмене на перекрестке, осовремененную версию «Фауста» про богов для подростков. Вообще символизм в «Воксе» подается уж в какой-то совсем откровенной форме, из-за чего глаз «замыливается». Неизвестно, хорошо это или плохо в произведении, которое можно охарактеризовать как снисходительную киноленту о поп-музыке, однако с уверенность можно сказать, что подобное отвлекает. Как человек, появившейся из боли, справится со славой, если эта слава и вызвана той самой болью? «Вокс люкс» также поднимает этот вопрос, обыгрывая его с проблемой матерей и дочерей, где отпрыск Селесты совершает те же ошибки, что и родитель. При этом создатели, кажется, не были заинтересованы ни в первом вопросе, ни в семейной теме: слишком сильно полагались сценаристы на тьму, окружающую шоу-бизнес, что лишает реального взгляда на живых персон в центре повествования.