Чем, кроме снастей, рыбаки зимней ловли и летней отличаются друг от друга?


В последнее время среди рыболовов ходит множество разговоров о специализации, унификации и прочих схожих понятиях. Дескать, учись ловить одним способом, совершенствуй собственные навыки и не распыляйся на мелочи — и успех обязательно придет. Однако такой подход очень часто чреват пролетом: давление резко падает вниз, погоду ломает, а целевая рыба впадает в оцепенение и перестает питаться. Особенно это заметно в зимнее время – как ни пытайся и что только не делай, а лунки одна за другой остаются пустыми.. Отличным выходом из сложившейся ситуации станет примение альтернативных снастей, расширяющих возможности рыболова и позволяющих предложить рыбе иную приманку, которая в ряде случаев может спровоцировать ее на поклевку. Как правило, данный подход подразумевает применение двух различных тактик:.
·        Поиск целевой рыбы при помощи различных снастей. Особенно показателен данный подход при ловле хищной рыбы – в дополнение к жерлицам, рыболов пускает в ход снасть для блеснения либо осуществляет поисковую ловлю на живцовую снасть, не задерживаясь подолгу на одной лунке. В результате убиваются два зайца одновременно – жерлицы караулят выход пассивного хищника, блесна либо живцовка постоянно ищут активную рыбу;. ·        Разноплановый подход и ловля иной рыбы. Выставили ставки – пробежались по коряжнику в поисках окуня на блесну или балду, либо же прикормили серию лунок вдоль русловой бровки и принялись выжидать поклевку белой рыбы;. Хорош или плох универсализм? Смотря с какой позиции рассматривать ситуацию, и в этом плане все рыболовы делятся на две категории. Первые стараются познавать повадки рыбы, определять тонкости и закономерности ее поведения с позиции применения различных снастей. Не берет блесну? Предложим живца! Карасика не хочет? Предложим плотвичку! Ага, есть поклевка!.
Вторые рыболовы во многом схожи с вышеописанными, они имеют абсолютно одинаковую цель – как можно тщательнее разобраться в повадках конкретной рыбы и спровоцировать ее на поклевку. Однако универсальный подход им чужд: основная загвоздка в том, что такие рыболовы являются адептами одной снасти. Ярким представителем этой касты являются зимние блеснильщики: по признанию опытных адептов, один-два удара щуки либо судака по балансиру для них важнее и значимее десятка загоревшихся флажков, для них не стоит задача поймать рыбу любой ценой, важно спровоцировать ее на поклевку на определенную снасть. То есть, сознательно ограничивая себя в одном, такие рыболовы черпают удовольствие совершенно в иных вещах. То же самое можно сказать и о летних спиннингистах, штекеристах, любителях фидерной снасти – всех тех, кому важна поимка рыбы определенной снастью, а не поимка в принципе.. Разумеется, говоря о теме универсальности, не обойтись без примеров. И в качестве таковых хотелось бы привести пример интересных случаев на рыбалке, когда кардинальное изменение подхода к рыбалке позволило получить желаемый результат..
Первый случай приключился с нашей компанией два года тому назад. Нестабильность ледяной брони и переменчивая погода заставляли кататься по водоемам в поисках мало-мальски крепкого льда, кочуя, словно печенеги, по разным областям. В одно из таких путешествий наткнулись мы на небольшой затопленный торфяник, основными жителями которого были окунь, щука, карась и уклейка – вполне традиционный видовой состав для подобных мест. Упор планировали делать на жерличную ловлю щуки, а потому экипировка была соответствующая – толстая леска, тройные крючки, относительно крупный живец.. На водоем прибыли затемно и сразу же приступили к установке снастей – кочевников, находящихся в поисках хорошего льда, много, основная задача – занять сколь-либо подходящий для ловли участок водоема. Сеть мелиоративных канав обнаружили достаточно быстро – их границу очерчивала стена тростника. Именно вдоль нее, в шахматном порядке мы и выставляли наши снасти.. Первые поклевки начали происходить уже по светлу, однако реализовать их было очень непросто.
Из 10 «подъемов» попалась лишь одна килограммовая щучка, все остальные поклевки были «в молоко».  Интереса прибавлял и тот факт, что 8 из 10 поклевок пришлось на две рядом стоящие жерлицы, живец при этом оставался нетронутым, а следы от зубов на его теле отсутствовали – явно не травянка баловалась. Кроме того, конструкция наших жерлиц практически полностью исключает возможность самострелов, что, в свою очередь, обозначает, что поклевка была.. Неужели окунь? Но тогда надо попытаться его поймать! Переносим две жерлицы в сторону, а злополучный пятак рассверливаем, прикармливаем каждую лунку мотылем и пускаем в ход мормышечные снасти. Буквально на первых минутах начались поклевки и мерные, порядка 200-250 граммов окуни, оказывая яростное сопротивление, приятной тяжестью начали повисать на наших снастях.Подобной окуневой забавы мы долго не испытывали – агрессивные поклевки происходили буквально на каждой проводке. Чистый кайф!. Понять причину скопления окуня мы смогли несколькими часами позже, когда один из рыбаков случайно заглянул в лунку. Тысячи мелкой верховки «висели» буквально под самым льдом.
Они-то и были основной кормовой базой окуня в этом месте, а живчик наш был для него великоват – око видит, да зуб неймет!. Щуку мы на той рыбалке поймали всего одну, а вот по окуню «оторвались» знатно!. Данный случай произошел с нами прошлой зимой, в пик крещенских морозов (да-да, были и такие). Ледяная броня на тот момент уже достигла 12-15 сантиметровой отметки, а это значит, что наступило самое время для ночной лещовой рыбалки!. Так, впрочем, думали не только мы. По прибытию на лед в обед пятницы мы обнаружили, что перспективный для ловли пятак был буквально уставлен палатками, а потому, посовещавшись, решили не садиться в толпу и попытать счастье на «дальнем кордоне». К счастью, снега было немного, а благодаря санкам, взявшим на себя всю тяжесть ноши, переход не доставил много хлопот..
Место ловли представляло собой классическое плато , образованное сужением двух русел – материнского, на котором стоит водохранилище, и небольшой речушки, впадающей в него. Поставили палатки достаточно компактно, чтобы не привлекать излишнее внимание, однако перед тем, как определиться с местом будущей ловли, пришлось обойти порядка 15-20 лунок с эхолотом и мормышечной снастью в поисках активной бели. Выяснилось, что наибольшее количество поклевок происходило в верхней и нижней точках свала в дочернее русло впадающей речушки, на глубинах 4.7 и 6.2 метра соответственно.А поскольку сам свал был достаточно компактным, палатки наши также расположились рядышком.. Как это обычно и бывает, для перестраховки был сделан ряд лунок поодаль от наших палаток – хоть данные точки никогда и не приносили основную рыбу, подготовка пути отхода для нас являлась своеобразной традицией. Нарушать ее мы не решились и на сей раз, а потому десяток лунок с расстоянием в 6-8 метров между ними , занял свое место на основном русле материнской реки, а также на дальнем его свале, на дистанции порядка 100 метров от наших палаток. Прикормке же в данной ситуации уделять особое внимание не решились – 2-3 кормушки растительной смеси с небольшим добавлением мотыля были отправлены в каждую из них буквально на закате.. К ловле приступили уже после ужина, порядка 19.00. Практически сразу же начались шевеленки – рыба явно присутствовала под лунками. Однако не успели мы как следует разловиться, как товарищ, рыбачивший на самом мелком месте, умудрился уронить на лед ледобур.
Гулкий звук донесся по льду, в голове перевернулась сотня самых разных мыслей, среди которых тонкой линией выделялась основная – конец рыбалке… Именно так и произошло – шевеленки тотчас прекратились, рыба, так и не изъявившая желание питаться, исчезла.. Что же делать? Мыслей в голове было много, однако, выйдя на перекур и посовещавшись с друзьями, было решено разделиться. Двое из нас докармливают лунки в палатках и продолжают выжидать рыбу, двое берут мормышечные снасти и отправляются на поиски рыбы по запасным лункам.. Мороз крепчал, ловля становилась достаточно некомфортной. Первая, вторая, третья лунка – нет поклевок. И лишь дойдя шестой лунки, находившейся на дистанции порядка 120 метров от злосчастной палатки, удалось-таки получить заветную выкладку кивка.