Что знаете о поэте, и историке литературы Шевырёве Степане Петровиче?


Степа́н Петро́вич Шевырёв (18 [30] октября 1806, Саратов — 8 [20] мая 1864, Париж) — русский литературный критик, историк литературы, поэт славянофильских убеждений, ординарный профессор и декан Московского университета, академик Петербургской Академии наук. . Степан Петрович Шевырёв родился в дворянской семье[1], получил домашнее образование. Рано научился читать, уже в детстве владел церковно-славянским, французским и немецким языками. Увлекался чтением произведений Александра Петровича Сумарокова, Михаила Матвеевича Хераскова, и в особенности повестей Николая Михайловича Карамзина. Учился в университетском Благородном пансионе (1818-1822), который окончил с золотой медалью.
. Служил в Московском архиве Коллегии иностранных дел. Входил в «литературно-философский кружок любомудров», в котором участвовали А. И. Кошелёв, Д. В. Веневитинов, И. В. Киреевский. Участвовал в организации и издании литературного журнала «любомудров» «Московский вестник» (1827-1830). Вместе с В. П. Титовым и Н. А. Мельгуновым перевёл книгу «Об искусстве и художниках» Л. Тика и В. Г. Вакенродера. К этому времени им была написана бо́льшая часть его стихотворений.
. Был учителем сына Зинаиды Волконской. Вместе с ним жил за границей в 1829-1832 годах, изучая историю искусства и архитектуры в Швейцарии и Италии. По возвращении защитил диссертацию «Дант и его век» (1833). В должности адъюнкта читал курс по истории российской словесности[2] в Московском университете с января 1834 года. Получив степень доктора философии за сочинение «Теория поэзии в историческом её развитии у древних и новых народов» (1836), в 1837 года стал профессором Московского университета. .
В 1835-1837 годах был ведущим критиком журнала «Московский наблюдатель», где поместил нашумевшую тогда полемическую статью «Словесность и торговля», направленную против «торгового направления» в литературе (Булгарин, Греч, Сенковский). Совместно с М. П. Погодиным издавал и редактировал журнал «Москвитянин» (1841-1856). . Более двух лет (1838-40) Шевырёв был за границей, посещая лекции археологического института в Риме, слушал лекции в Берлине, Мюнхене, Париже, Лондоне, работал в библиотеках, встречался с западноевропейскими учеными. Он был удостоен степени доктора философии Парижским университетом, избран членом художественного общества в Афинах, филологического общества в Аграме (ныне Загреб, Хорватия). По возвращении снова приступил к работе в университете, вскоре стал старшим профессором русской словесности и был утвержден деканом философского факультета[3]. .
Летом 1847 года совершил поездку в Кирилло-Белозерский монастырь, о чём написал книгу «Поездка в Кирилло-Белозерский монастырь. Вакационные дни профессора С. Шевырева в 1847 году», где он указал на найденные им несколько неизвестных памятников литературы. . С. П. Шевырёв был особенно близок с Н. В. Гоголем, которому оказывал много услуг: читал корректуру его сочинений, налаживал связи с книгопродавцами, ведал его финансовыми делами. После смерти Гоголя Шевырёв принимал деятельное участие в разборе его бумаг и хлопотал о посмертном издании его сочинений. И Гоголь ценил Шевырёва, он писал Смирновой: «Если вы будете когда в Москве, не позабудьте познакомиться с Шевырёвым.
Человек этот стоит на точке разумения высшей, чем другие в Москве, и в нём зреет много добра для России». . Шевырёву принадлежит фраза «загнивающий Запад». . Был женат на Софье Борисовне Зеленской (1809-1871), внебрачной дочери князя Б. В. Голицына (1769-1813), который владел имением Вязёмы, где Шевырёв разбирал огромное библиотечное собрание. Её сестра Анна Борисовна Зеленская (1802-1835) была замужем за тверским гражданским губернатором А. П. Бакуниным. .
В 1857 году на заседании совета Московского художественного общества внук Екатерины II и Г. Г. Орлова, двоюродный брат царя граф Бобринский энергично обрушился на крепостное право и в особенности на порядки времён царствования Николая I. Шевырёв увидел в этом стремление опозорить Россию, стал горячо заступаться за всё русское. Между ними возникла ссора, переросшая в потасовку; И. С. Тургенев в своём письме А. И. Герцену описал инцидент следующим образом: . … возникли споры (как это водится в Москве) о славянофильстве, о статье Аксакова о богатырях, а наконец и о речи Роберта Пиля, за которую упомянутый граф вздумал заступаться. — «После этого Вы не патриот», — заметил профессор. На эти слова граф с изумительной находчивостью и совершенным à propos возразил: «А ты, сукин сын, женат на выблядке!» — «А ты сам происходишь от выблядка», — в свою очередь заметил профессор и бац графа в рожу … Вот тебе, милый Герцен, подробное — и во всех своих подробностях точное описание этой знаменитой драки, от которой по всей Москве стон стоял стоном[4]..