Что известно о православных святынях Грузии?


. ИВЕРИЯ УДЕЛ БОЖИЕЙ МАТЕРИ. Ангел-хранитель Грузии сама Царица Небесная. По древнему благочестивому преданию, на которое ссылается Стефан Святогорец, Иверия есть удел Пренепорочной Божией Матери: по особой воле Божией ей выпал жребий благовествовать там, ради спасения людей, Евангелие Своего Сына и Господа Иисуса Христа. Когда Богоматерь была готова отправиться в путь, Ей явился ангел Божий и повелел оставаться в Иерусалиме, пообещав, что жребий ее свершится в свое время. Тогда Богоматерь, призвав апостолов Андрея и Симона, вручила им Свой нерукотворный образ для благословления Грузии
Пресвятая Дева так и не попала в Грузию, но милость Царицы Небесной вовек пребывает с Грузией, а ее светозарный омофор простерт над Грузинской Церковью. Времена апостолов В Грузии проповедовали и своим присутствием благословили эту землю Апостолы Андрей, Матфий, Варфоломей и Симон Кананит. Апостол Андрей проповедовал в разных местах Грузии, Абхазии и северной Осетии. В Ацхвере, ныне Ацхуры, близ входа в Боржомское ущелье Апостол основал церковь и оставил там чудотворный образ Божией Матери, который пользовался великим почитанием не только у христиан, но и среди неверующих горцев. В настоящее время Образ находится в Гаенатском монастыре, невдалеке от Кутаиси, и называется Ацхурским. По некоторым сведениям, Колхиду посетил апостол и евангелист Матфей перед своим путешествием в Эфиопию. Их проповедь — раннее утро Грузинского Православия, ее лучи осветили сиянием вершины гор, тогда как долины до времени оставались во мгле и тумане
Хитон Господень Первая по времени святая Грузинской Церкви — блаженая Сидония (пам. 1/14 октября). Брат ее, раввин Элиоз, в год казни спасителя отправился с паломничеством в Иерусалим. Сидония, ранее услышав о Христе и всей душой уверовав в него как в Мессию и Спасителя мира, умоляла брата привезти во Мцхет какую-нибедь вещь, принадлежавшую Христу. Элиоз в день казни Спасителя был у Голгофы и купил Хитон Господень у воина, которому тот достался по жребию, и принес его в Мцхет. Сидония, взяв Хитон, стала целовать его со слезами великой скорби, потом прижала его к груди и тотчас пала мертвой. И никто из людей, собравшихся посмотреть на чудесную смерть девушки, не мог освободить из ее рук одежду Христову
Элиоз через некоторое время тайно похоронил сестру вместе с Хитоном. Долгие годы никто не знал, где находится могила Блаженой. И только молитвами Святой Нины, просветительницы Иверии, стало точно известно место, где покоится Риза Христова, величайшая святыня христиан. . Дни празднования: 14 октября (1 октября по старому стилю). Первая по времени святая Грузинской Церкви – блаженная Сидония, мцхетская иудейка, сестра раввина Элиоза [1]. Она не видела Христа, но, услышав о Нем, поверила в Него сразу как в Мессию и Спасителя мира, поверила всей силой и любовью своего сердца. И когда ее брат вместе с паломниками отправлялся в Иерусалим (это было в год казни Спасителя), она умоляла его привезти с собой во Мцхета, как великое благословение, какую-нибудь вещь, принадлежащую Христу
Элиоз исполнил просьбу своей сестры. Он находился у Голгофы при распятии Спасителя, купил Его Хитон у одного из воинов-совершителей казни и привез это бесценное сокровище во Мцхета. Святая Сидония встретила брата у ворот. Он рассказал ей, что произошло на Голгофе, и отдал Хитон. Сидония прижала Хитон к груди и от великой скорби о крестных страданиях Спасителя и великой благодати, исходящей от Хитона Господня, бездыханная упала на землю. Весь город собрался возле мертвой девы. Узнал об этом царь Амазаер (Адарнас) и захотел взять Хитон, чтобы самому облечься в него
Но никакая сила не могла разжать рук мертвой девушки. Ее погребли в царском саду вместе с Хитоном на груди. На этом месте вырос могучий кедр, который покрыл могилу Сидонии своими корнями. Этот кедр, как печать на ее могиле, стоял три столетия. Жители Мцхета заметили, что больные птицы прилетали к кедру, садились на его ветви, клевали хвою и улетали здоровыми; что даже дикие звери приходили к кедру и поедали опавшую хвою. Прошли многие годы, люди забыли о Хитоне Господнем и могиле Сидонии, но сам кедр пользовался благоговейным почитанием народа. Хитон Господень – это самая великая святыня Грузинской Церкви
В сакральном плане Хитон Господень, находящийся ныне, как в царственном кивоте, в соборе Светицховели [2], можно сравнить с духовным солнцем, льющим из недр земли свой незримый свет, или с подземным родником, который невидим для глаз, но питает собой корни цветов и растений. Это тот Хитон, который был соткан руками Пречистой Девы Марии и обагрен кровью Спасителя на Его крестном пути от Гефсимании до Голгофы. Из-за этой святыни Мцхета называли «вторым Иерусалимом». Внутри собора Светицховели построена часовня, похожая по форме на кувуклию – ту, которую воздвиг император Константин над гробом Господним в Иерусалимском храме Воскресения. Хитон Господень, привезенный из Иерусалима во Мцхета, связал духовными узами Палестину и Грузию, храм Воскресения и Светицховели. В сакральном плане Хитон Господень – это столп духовного пламени, достигающий небес, более дивный, чем тот, который вел Моисея с народом по Синайской пустыне среди враждебных племен в Обетованную Землю. Это место, где Ангелы нисходят на землю, а души людей в молитве восходят к небесам
В Евангелии говорится о том, как страдающая неизлечимой болезнью женщина, подойдя в толпе к Спасителю, тайно прикоснулась к Его Хитону и мгновенно исцелилась от недуга (Лк. 8, 43–48). И сегодня исцеления от Хитона Господня получают те, кто приходит к нему с верой и благоговением. Собор Светицховели, где хранится Хитон, это сердце Грузинской Церкви, закованное в камень и гранит. Имя «Сидония» на финикийском языке значит «рыба». Рыба – символ христианина, так как в воде, при крещении, человек получает вечную жизнь. Сидония стала первой христианкой Грузии
Не видя Христа, она полюбила Его всей душой, как одна из жен-мироносиц, и мысленно следовала за ним, как Мария Магдалина. Когда она услышала страшную весть о казни Христа, то ее любовь превратилась в страдание и боль, и она упала мертвой на землю, как лань, пронзенная стрелой охотника в самое сердце. Ее грудь стала священным престолом Хитона Господня. Так в древней Церкви в темницах на груди мучеников узники-христиане совершали литургию. Существует предание, что во время Второго Пришествия Господа нашего Иисуса Христа Сидония выйдет Ему навстречу, держа в руках Хитон, как свидетельство своей вечной любви. Первые мученики Первые известные мученики Грузинской Церкви — 17 князей, названных Месухевийскими по имени их руководителя а впоследствии духовного наставника Сухия (пам. 15/28 апреля)
Они — грузины по происхождению — служили в войске аланского царя, а потом приняли крещение от учеников апостола Фаддея. Сухия и его духовные братья поселились в верховьях Евфрата на склоне дикой горы. Храмом для них была пустыня, звезды — свечами, каменные скалы — стенами. Аланский царь Барнас нашел их в дебрях скал и велел отречься от Христа и вернуться в столицу, но в ответ услыхал: «Мы уже мертвы для мира, Христос — наша жизнь». Тогда царь приказал привязать святых к кольям и сжечь на медленном огне. Перед смертью они запели псалом об исходе Израиля из Египта. Гора, на которой проходил их отшельнический подвиг, стала им общей могилой
Просветители Иверии Миновало два века, и, наконец, когда настал час просвещения страны Иверской, Пресвятая Богородица совершила это через свою избранницу — святую Нину (пам. 14/28 января). Нина, родом из Каппадокии, родственница святого Георгия Победоносца, с детства воспитывалась при монастыре в Иерусалиме. Ее воспитательницей была благочестивая старица Нианфора, которая и поведала Святой о судьбе Хитона Господня. Нина всем сердцем пожелала отправиться в страну, где находится земная порфира Сына Божия, найти могилу Сидонии, поклониться Ризе Христа, сотканной руками Самой Пресвятой Богородицы, и посвятить себя проповеди Евангелия и просвещению Иверии. Услышав молитвы святой Нины, Богородица явилась ей в сонном видении и благословила ее благовествовать в Грузии, вручив ей чудесным образом крест из виноградных лоз. Святая Нина обвила этот крест своими волосами в знак того, что она отрекается от себя и всю свою жизнь посвящает служению Богу, и до последних дней своих не расставалась со святыней
Именем Господа она совершала чудеса исцеления, по молитвам ее низвергались языческие капища, трудами ее мирно и бескровно была просвещена целая страна — Грузия. Время стирало с лица земли крепости и дворцы, а к хижине святой Нины, находившейся в царском саду Мцхета, приходили люди со всей страны и получали по молитвам своим. Всем сердцем в молитвах своих Святая Нина умоляла Бога открыть ей, где захоронен Хитон Господень. Она узнала, что по преданию на месте могилы Сидонии вырос могучий кедр. Многие чудеса уверили святую, что это именно то место, где находится Риза Господа Иисуса Христа. Тогда на этом месте был возведен первый в Грузии храм, при сооружении которого были использованы столбы из прежде распиленного кедра. Ныне над могилой Сидонии на месте первого деревянного храма, воздвигнут прекрасный собор Светицховели, который является сердцем Грузинской Церкви
Крещение Грузинского народа В 326 году равноапостольный император Константин прислал в дар Грузии часть древа Животворящего Креста, один из гвоздей, которыми было прибито Тело Спасителя ко Кресту, мощи святых, богослужебную утварь, а также прислал епископа и духовенство. Тогда же царь Мириан и царица Нана вместе с детьми и родственниками приняли Святое Крещение в водах реки Арагви, которые в тот светлый день смыли с лица Грузии кровь идольских жертвенников. Огнепоклонническая Персия не могла смириться с тем, что Грузинские правители и народ обратились ко Христу. Особенно долгую и тяжкую войну Грузия вела с Ираном во время царствованя Вахтанга Горгасала. Царь-строитель и просветитель (при его жизни был отстроен Крестовый монастырь в Иерусалиме, открыты многие училища, налажена переписка книг), Вахтанг Горгасал вынужден был большую часть своей жизни провести в военных походах. Он погиб в одной из битв с персами от смертельной раны, полученной от собственного раба (пам. 30 ноября/13 декабря).
Святая равноапослольная Нина, просветительница Иверии . Тропарь святой Нине, просветительнице Грузии: Слова Божия служительнице, / во апостольстей проповеди Первозванному Андрею и прочим апостолом подражавшая, / просветительнице Иверии / и Духа Святаго цевнице, / святая равноапостольная Нино, / моли Христа Бога / спастися душам нашим.. Житие святой равноапостольной Нины Святая равноапостольная Нина, просветительница Грузии, родилась около 280 года в городе Коластры, в Каппадокии, где было много грузинских поселений. Ее отец Завулон доводился родственником святому великомученику Георгию (память – 23 апреля по ст. стилю). Он происходил из знатного рода от благочестивых родителей и пользовался расположением императора Максимиана (284–305). Находясь на военной службе у императора, Завулон, как христианин, содействовал освобождению пленных галлов, принявших христианство
Мать святой Нины, Сусанна, была сестрой иерусалимского патриарха. Двенадцати лет от роду святая Нина пришла в Иерусалим вместе с родителями, у которых была единственной дочерью. По их обоюдному согласию и по благословению патриарха Иерусалимского Завулон посвятил жизнь служению Богу в пустынях иорданских. Сусанна была поставлена диаконисой при храме Гроба Господня, а воспитание святой Нины было поручено благочестивой старице Нианфоре. Святая Нина проявила послушание и прилежание и через два года при помощи благодати Божьей твердо исполняла правила веры и с усердием читала Священное писание. Однажды, когда она, плача, сопереживала евангелисту, описывающему распятие Христа Спасителя, мысль ее остановилась на судьбе Хитона Господня (Ин. 19 : 23, 24)
На вопрос святой Нины, где пребывает нетленный Хитон Господень (празднование – 1 октября), старица Нианфора пояснила, что по преданию он отнесен мцхетским раввином Элеазаром в Иверию (Грузию), именуемую уделом Божьей Матери. Узнав, что Грузия еще не просвещена светом христианства, святая Нина денно и нощно молилась Пресвятой Богородице, да сподобит ее увидеть Грузию, обращенной ко Господу, и да поможет ей обрести Хитон Господень. Царица Небесная услышала молитвы юной праведницы. Однажды, когда святая Нина почивала после долгих молитв, Пречистая Дева явилась ей во сне и вручила крест, сплетенный из виноградной лозы со словами: «Возьми этот крест, он будет тебе щитом и оградою против всех видимых и невидимых врагов. Иди в страну Иверскую, благовествуй там Евангелие Господа Иисуса Христа и обрящешь благодать у Него. Я же буду тебе Покровительницею». Пробудившись, святая Нина увидела в своих руках крест (ныне он хранится в особом кивоте в Тбилисском Сионском кафедральном соборе) и возрадовалась духом
Патриарх Иерусалимский благословил юную деву на подвиг апостольского служения. По пути в Грузию святая Нина чудесным образом избегла мученической смерти от армянского царя Тиридата, которой подверглись ее спутницы – царевна Рипсимия, ее наставница Гаиания и 35 дев (память – 30 сентября), бежавшие в Армению из Рима от гонений императора Диоклетиана (284–305). Укрепленная видениями ангела Господня, явившегося в первый раз с кадилом, а во второй – со свитком в руке, святая Нина продолжила путь и явилась в Грузию около 319 года. Слава о ней вскоре распространилась в окрестностях Мцхета, где она подвизалась, ибо проповедь ее сопровождалась многими знамениями. В день преславного Преображения Господня по молитве святой Нины во время языческого жертвоприношения, совершаемого жрецами в присутствии царя Мириана и многочисленного народа, были низвергнуты с высокой горы идолы – Армаз, Гаци и Гаим. Это явление сопровождалось сильной бурей. Войдя в Мцхета, древнюю столицу Грузии, святая Нина нашла приют в семье бездетного царского садовника, жена которого, Анастасия, по молитвам святой Нины разрешилась от неплодства и уверовала во Христа
Святая Нина исцелила от тяжкого недуга грузинскую царицу Нану, которая, приняв святое крещение, из идолопоклонницы стала ревностной христианкой (память ее совершается 1 октября). Несмотря на чудесное исцеление супруги, царь Мириан (265–342), внимая наущениям язычников, готов был подвергнуть святую Нину жестоким мучениям. В это время померкло солнце, и непроницаемая мгла покрыла Мцхета. Царь внезапно ослеп, а пораженная ужасом свита начала умолять языческих идолов о возвращении дневного света, но тщетно. Тогда устрашенные воззвали к Богу, Которого проповедовала Нина. Мгновенно рассеялся мрак, и засияло солнце. Царь Мириан, исцеленный святой Ниной от слепоты, принял святое крещение вместе со свитой
В 324 году христианство окончательно утвердилось в Грузии. Летописи повествуют, что святой Нине, по ее молитвам, было открыто, где сокрыт Хитон Господень, и на этом месте воздвигли первый в Грузии христианский храм – вначале деревянный, а ныне каменный собор в честь 12 Святых Апостолов, именуемый Светицховели, что означает «животворящий столп». К тому времени с помощью византийского императора Константина (306–337), приславшего по просьбе царя Мириана в Грузию епископа, двух священников и трех диаконов, христианство окончательно упрочилось в стране. Однако горные области Грузии оставались непросвещенными. В сопровождении пресвитера Иакова и одного диакона святая Нина отправилась к верховьям рек Арагви и Иори, где проповедовала Евангелие язычникам-горцам. Многие из них приняли святое крещение. Оттуда святая Нина пошла в Кахетию (Восточную Грузию) и поселилась в селении Бодбе, в маленькой палатке на склоне горы
Здесь она вела подвижническую жизнь, пребывая в постоянных молитвах и обращая ко Христу окрестных жителей. В их числе была и царица Кахетии Соджа (София), принявшая крещение вместе с царедворцами и множеством народа. Совершив апостольское служение в Грузии, святая Нина была извещена свыше о близкой кончине. В послании к царю Мириану она попросила его прислать епископа Иоанна, чтобы он приготовил ее в последний путь. Не только епископ Иоанн, но и сам царь вместе с духовенством отправились в Бодбе, где у смертного одра святой Нины были свидетелями многих исцелений. Назидая народ, пришедший ей поклониться, святая Нина, по просьбе учениц, рассказала о своем происхождении и жизни. Этот рассказ, записанный Саломией Уджармской, послужил основанием жития святой Нины
Благоговейно приобщившись святых тайн, святая Нина завещала, чтобы ее тело погребли в Бодбе, и мирно отошла ко Господу в 335 году (по другим источникам – в 347-м), на 67-м году от рождения после 35 лет апостольских подвигов. Царь, духовенство и народ, скорбя о кончине святой Нины, хотели перенести ее честное тело в соборную Мцхетскую церковь, но не могли сдвинуть гроб подвижницы с избранного ею места упокоения. На этом месте в 342 году царь Мириан основал, а его сын, царь Бакур (342–364), завершил и освятил храм во имя Сродника святой Нины, святого великомученика Георгия. Позднее здесь был основан женский монастырь во имя Святой Нины. Мощи святой, по ее повелению сокрытые под спудом, были прославлены многими исцелениями и чудесами.  Молитвы святой равноапостольной Нине, просветительнице грузии Молитва первая О всехвальная и предивная равноапостольная Нино, к тебе прибегаем и умильно тебе просим: огради нас (имена) от всяких зол и скорбей, вразуми врагов святыя Церкви Христовы и посрами противников благочестия и умоли Всеблагаго Бога Спасителя нашего, Емуже ты ныне предстоиши, да дарует народу православному мир, долгоденствие и во всяком добрем начинании поспешение, и да приведет Господь нас в Небесное Свое Царствие, идеже вси святии славословят всесвятое Его имя, ныне и присно и во веки веков. Аминь. Молитва вторая О всехвальная и предивная равноапостольная Нино, воистинну великое украшение Церкве Православныя и изрядная похвало народу Божию, просветившая всю страну Грузинскую Божественным учением и подвиги апостольства победившая врага нашего спасения, трудом и молитвами насадившая зде вертоград Христов и возращшая его в плод мног! Празднующе святую память твою, притекаем к честному лику твоему и благоговейно лобызаем всехвальный дар тебе от Божия Матере, чудотворный крест, егоже ты обвила еси драгими власы твоими, и умильно просим, яко присную предстательницу нашу: огради нас от всяких зол и скорбей, вразуми врагов Святыя Церкви Христовы и противников благочестия, охраняй твое стадо, упасенное тобою, и моли Всеблагаго Бога, Спасителя нашего, Емуже ты ныне предстоиши, да дарует православному народу нашему мир, долгоденствие и во всяком добрем начинании поспешение, и да приведет Господь нас в Небесное Свое Царствие, идеже вси святии славословят всесвятое Его имя ныне и присно и во веки веков
Аминь.  Святой равноапостольной Нине молятся о врачевании различных недугов, душевных и телесных, и об утверждении в вере: О, всехвальная и предивная равноапостольная Нино, воистину великое украшение Церкве Православныя и изрядное похвало народу Иверийскому, просветившая всю страну Грузинскую Божественным учением, и подвигом апостольства победившая врага нашего спасения, трудом и молитвами насадившая зде вертоград Христов и возращшая его в плод мног. Празднующе святую память твою, притекаем к честному лику твоему и благоговейно лобызаем всехвальный дар тебе от Божия Матере, чудотворный крест, его же ты обвила еси драгими власы твоими, и умильно просим, яко присную предстательницу нашу: огради нас от всяких зол и скорбей, вразуми врагов святыя Церкве Христовы и противников благочестия, охраняй твое стадо, упасенное тобою, и моли Всеблагаго Бога Спасителя нашего, Ему же ты ныне предстоиши, да дарует православным христианом мир, долгоденствие и во всяком добрем начинании поспешение и да приведет Господь нас в Небесное Свое Царствие, идеже вси святии славословят всесвятое Его имя ныне, и присно, и во веки веков. Аминь..                                                                                          . При реставрации могилы Св. Нины была найдена древнейшая икона с ликом усопшей, исполненная красками. Было решено одеть икону в драгоценный металл
Изображение осталось исконным, а фон был начеканен серебряными пластинами. По обе стороны гробницы по всей длине имеется десять чеканных надписей, заглавные буквы которых выполнены эмалью. Нимб Св. Нины украшен орнаментальными эмалевыми пластинами, усеянными драгоценными камнями. Оклада окаймлена полосой из жемчугов. По углам гробницы установлены колонны с кабадокийским мраморным камнем, привезенным из родины Св. Нины.
Память 28 августа/10 сентября. Святая Шушаника была дочерью спарапета (военачальника) Армении Вардана Великого (Мамиконяна), возглавившего в V веке борьбу за независимость своей страны от власти персов: Иран активно стремился подавить в странах Кавказа (Картли, Армении и Албании Кавказской) ощущение собственной национальной самобытности и превратить их в свою безликую покорную провинцию. Именно на этом историческом фоне разворачивается действие жития святой Шушаники.  Ее супругом был питиахш (правитель) Южного Картли Варскен. Как повествует житие святой, в «8-й год правления иранского шаха Пероза» (466 год) он отправился в Иран и принял маздеизм (зороастризм), поддерживая тем самым агрессивную политику иранских шахов. Шах, идя навстречу его просьбе, отдал ему в жены «дочь царя», которая по армянским источникам приходилась шаху не дочерью, а тещей. Варскен же, в свою очередь, обещал обратить в маздеизм первую жену и детей. Святая Шушаника, узнав о решении мужа от гонцов, отвела трех своих сыновей и дочь в церковь и молилась вместе с ними о спасении их душ, а после вечерней службы уединилась в одной из келий поблизости церкви, продолжая молитву.  Спустя три дня возвратился Варскен и пытался уговорить жену вернуться домой, но безрезультатно
Потеряв терпение, он послал к ней своего брата Джоджика с супругой и придворного епископа, велев передать, что если она не возвратится, он «волоком притащит» ее. Поддавшись на слезные уговоры родственников и не желая, чтобы дело дошло до кровопролития и они пострадали по ее вине, святая взяла Евангелие и «книги мучеников», и, воскликнув: «Господи Боже, ты знаешь, что я всею душою иду на смерть!», вернулась во дворец, остановившись в одной из далеких комнат.  Спустя два дня Варскен пригласил во дворец Джоджика с женой и устроил ужин, вновь надеясь с их помощью склонить супругу к отречению от Христа. Святая не притрагивалась ни к еде, ни к питью, и когда свояченица стала принуждать ее, Шушаника выбила из ее рук стакан вина. Варскен разъярился и избил и жену, и пытающего вступиться за нее Джоджика. Заковав Шушанику в кандалы, он заточил ее в одной из комнат дворца, а сам, как повествует житие, отправился на охоту, надеясь, что со временем она изменит свое решение.  Епископы Самуил и Иоанн тайно заботились о заключенной, присылая ей пищу. Во время Великого поста, когда Варскен вел военную кампанию против гуннов, Шушаника была освобождена из заточения и поселилась в келье подле церкви в полной темноте, проводя время в посте и молитвах. В Светлый Понедельник муж вернулся с войны и узнал, что Шушаника осталась неколебимой
Тогда он потребовал от епископа Афоца отдать ему жену. Протащив ее волоком по специально набросанным колючкам от церкви до дворца, Варскен вновь подверг ее невыразимым физическим пыткам. Так и не сумев склонить жену к идолопоклонству, он осудил ее на пожизненное тюремное заключение.  За шесть лет пребывания в темнице Шушаника, изможденная пытками, кандалами, поклонами и стоянием на ногах, стала, по выражению агиографа, «духовной цевницей». К ней приходили со всего Картли, и каждый по молитвам святой получал просимое. На седьмой год пребывания в заключении Шушаника тяжело заболела. Прослышав об этом, ее посетили Джоджик со всем своим домом, «глава епископов» Самуил со своим клириком Иоанном, а также «великие азнауры и высокородные женщины и свободные и несвободные [люди]», испрашивая ее молитв и прощаясь с ней.  Шушаника преставилась в день святых Косьмы и Дамиана (17 октября), в «месяц снятия урожая» (грузинский Стулисай, армянский Кагоц). Мощи мученицы с большими почестями были вынесены из крепости и похоронены возле церкви.  Относительно точной даты мученичества святой единого мнения нет
С. Горгадзе и И. Джавахишвили, основываясь на хронологии правления шаха Пероза, считают годом кончины Шушаники 472 год от Р. Х.; синхронические данные армянского Синаксаря относят дату на период 472-476 годов. К. Кекелидзе сопоставляет дату мучений святой с днями недели. Так, страдания Шушаники начались в среду, 8 января (грузинский месяц Апани) — это число приходилось на среду в 469 году
Второй раз ее пытали 14 апреля (грузинский месяц Роз) в понедельник после Пасхи — Пасха в 469 году приходилась на 13 апреля. Прибавляя к этому году 6 полных лет заключения Шушаники, историк получает год ее смерти — 475, что и принят в церковной традиции почитания святой.  «Мученичество царицы Шушаники» Якова Цуртавели — самое древнее из дошедших до наших дней произведений оригинальной древнегрузинской литературы. Однако, по мнению З. Н. Алексидзе, высота художественного уровня произведения позволяет полагать, что оно вряд ли было стартовым в грузинской словесности. Помимо всего прочего, «Мученичество Шушаники» — единственное раннее агиографическое произведение, где святая творит чудеса еще при жизни.  Автор — придворный священник и духовник святой, был единственным человеком, который не расставался со своей духовной дочерью во время ее страданий и мук, не покидая ее, насколько это было возможно, ни во дворце, ни вне дворца, ни в церкви, ни в тюрьме. Еще до возвращения Варскена из Ирана Яков, предчувствуя беду, явился к святой Шушанике и сказал: «Тебе, царица, предстоит претерпеть много страданий, скажи мне — что у тебя на душе, дабы я знал и описал подвиги твои»
На основании этих слов большинство исследователей полагает, что Яков создал Житие не по чьему-либо заказу, а, напротив — он сам стал готовиться к этому еще при ее жизни, провидя ее мученический венец.  Биографических сведений о Якове нет. Возможна идентификация автора Мученичества с присутствовавшим на Двинском соборе 506 года среди других архиереев пяти грузинских епархий епископом Цуртавским Яковом (К. Кекелидзе). Об этом Цуртавском епископе упоминает также Католикос Картли Кирон — пятым в числе одиннадцати Цуртавских епископов со времен Шушаники. Однако, З. Алексидзе полагает, что человек, который в 80-е годы V века был придворным священником, причем занимал этот пост довольно долго, спустя 40 лет, к 506 году, все еще мог претендовать на сан епископа. Не исключено также, что Яков создал и другие произведения, не известные современным исследователям, или Мученичество имело утерянное на сей день начало — на эту мысль наталкивают строки начала текста: «теперь же я расскажу вам правдиво о кончине святой», а также слова: «со дней младенчества своего она была богобоязненна, как об этом говорили мы».  В своем произведении автор дает живую картину культурно-религиозной жизни, социально-политического строя, церковной организации и семейного быта грузин, что выходит за рамки сугубо агиографического сочинения, более приобретая черты историко-беллетристического труда
Живость и эмоциональность изложения достигаются внесением в рассказ лирического элемента — автор свободно пользуется таким художественным материалом, как эпитет («трижды жалкий Варскен»), метафора («волк Варскен», «разукрашенная вместо венца цепями», «мученическая кровь — очищение грехов» и т. д.), аллегория («я обрящу добро [муки и страдания]», «пойду по пути, по которому все идут [умру]»), сравнение («эту ночь мы провели наподобие ангелов, в бодрствовании»), контраст (земная — небесная жизнь, слезы — радость, страдания — веселье и т. д.), гипербола («бесчисленное множество», от подвигов Шушаника «растаяла и превратилась как бы в пепел» и т. п.), параллелизм («твой отец построил, ты же разрушил»), афоризмы («не спит Бог», «не связаны ни брат, ни сестра, пусть расходятся»). Усиливая описываемую им картину, автор нередко прибегает к описанию природы и социальных явлений — так, например, мученичество Шушаники предваряется суровой картиной данной местности: знойные лучи солнца, болезнетворная вода, от которой обитатели распухли и почернели, а лица их, страдающие чесоткой, покрылись сыпью.  Мученичество написано уже после кончины Шушаники, в период между 476-483 годами, так как в нем ничего не говорится о казни Варскена святым царем Вахтангом Горгасали (483 год), что было бы логичным завершением истории святой, взывающей перед смертью к Богу: «Пусть Господь воздаст Варскену за все то, что он со мною сделал!». О принадлежности произведения V веку свидетельствуют также хронологические, географические и бытовые подробности (описание обычаев совместной трапезы мужчин и женщин и возвращения назад свадебных подарков, тюремного режима и т. д.), подвижный характер праздников, архаичность библейского текста, еще не знающего вульгаты, отсутствие гимнографического элемента в литургической практике, исчерпывающейся лишь чтением и пением Псалмов, что характерно для периода не позднее VI века.  Первичная пространная грузинская версия Мученичества была утеряна, и лишь после 940 годов появилась известная под именем Якова Цуртавели редакция (остальные 8 пространных и одна краткая редакции жития датируются XVII-XIX веками), претерпевшая некоторые изменения языка и текста: например, утеряны некоторые факты, сохранившиеся в армянской версии жития, а также, возможно, начало текста; месяц Стулисай назван римским словом Октябрь, что для V в
было бы анахронизмом, и т. п. Армянская версия Мученичества также использовала в качестве источника утерянную грузинскую версию, и сохранилась в нескольких пространных и краткой редакциях. О мученичестве Шушаники упоминают Католикос Картли Кирион (VII век), Иерусалимский канонарь (VII век), Арсений Сапарели (IX век), грузинская летопись Мокцеваи Картлиса (Обращение Грузии, IX век), Микаел Модрекили (X век), календарь Иоанна-Зосима (X век). Грузинская версия Мученичества издавалась несколько раз (критические издания были осуществлены под руководством С. Горгадзе и И. Абуладзе), а также была переведена на русский, латинский и английский языки.
Во время царствования Вахтанга Горгасала мученический венец приняла святая Шушаник (Сусанна), царица Ранская, дочь знаменитого армянского полководца Вардана (пам. 28 августа/10 сентября). Ее муж — Питиахш Варскен — предав Христа, принял маздеизм и пообещал привести в огнепоклонство семью и весь свой народ. Святая Шушаник отреклась от мужа и провела в заточении и пытках 7 лет. Народ приходил к стенам ее темницы, как к святому месту и, прося ее молитв, получал исцеления. Тело святой Шушаник было перенесено в Тбилиси, в Метехский храм Пресвятой Богородицы, первый храм этого города. За долгие века храм множество раз закрывали, превращали в конюшни, оскверняли; но и тогда истинно верующие, припадая к его святым стенам получали по молитвам своим
Сегодня Метехи — святое место Тбилиси, место, откуда, как река из малого родника, родился и разросся чудесный город. Святой Ражден, первомученик Грузинский. Память 3 (16) августа  Святой первомученик Ражден по происхождению был иранцем знатного рода. Когда святой царь Вахтанг (пом. 30 ноября) женился на дочери иранского царя Хормизда III — Балундухт, царица взяла с собой Раждена. В Картли Ражден принял христианство. Царь Вахтанг одарил его поместьями и назначил советником и полководцем
В этот период Грузия испытывала политическое давление Персии. Разгневанный христианской ориентацией царя Вахтанга, персидский царь Пероз с многочисленным войском напал на Грузию. В этой битве Ражден прославился своей доблестью.  Разъяренный царь Пероз приказал живым взять в плен персидского вельможу, принявшего христианство. Во время очередной атаки персы окружили Раждена и связанного представили царю. Пероз с мнимой лаской встретил его: «Здравствуй, доблестный Ражден, мира тебе! Где ты был столько времени, зачем ты отрекся от веры отцовской и примкнул к вере чужой, которой тебя не обучали отцы твои?» Ражден бесстрашно ответил, что христианство есть единственная истинная вера и Христос истинный Спаситель человечества. Царь Пероз постарался скрыть свою ярость и лаской склонить Раждена на свою сторону, но напрасно. Убедившись, что старания его тщетны, Пероз приказал жестоко избить святого
Искусные палачи повалили святого Раждена и зверски избили его, выбили зубы, поволокли по тернистой тропе, а затем заковали в тяжелые кандалы и бросили в темницу.  Когда в Мцхета узнали о пленении и мучениях Раждена, грузинская знать обратилась к Перозу с просьбой освободить Раждена. Пероз уступил их просьбе, однако, взял клятву с Раждена, что тот обязательно вернётся.  Ражден отправился во Мцхета, попрощался с семьей, с любимым царём Вахтангом Горгасали и, несмотря на уговоры близких и друзей, вернулся к Перозу. Царь Пероз вновь безуспешно пытался обратить Раждена в огнепоклонство. Однако убедившись, что Раждена невозможно сломить, приказал отправить мученика в Цромский лагерь (Юго-Восточная Грузия), секретно велев полководцу этого лагеря опять постараться склонить Раждена к отказу от христианства, а в случае отказа — казнить. «Ваши почести и дары оскорбительны для меня. С радостью готов претерпеть все ради Христа!» — твёрдо ответил на уговоры Цромскомого полководца святой Ражден.  «Если он уповает на Распятого, то распятием же и будет казнён» — таким был приговор персов святому Раждену. Воздвигли крест, на нем распяли агнца Христова и стали стрелять из лука
Последними словами святого были: «В руки твои, Господи, предаю душу свою!» Ночью цромские христиане привели священника, сняли с креста тело мученика и тайно похоронили.  Вахтанг Горгасали через несколько лет перевез тело святого мученика Раждена из Цроми в Никози (центральная часть Восточной Грузии) и похоронил его в кафедральном храме, построенном царём незадолго до этого. Грузинская Церковь с того времени поминает святого первомученика Раждена. Святой царь Вахтанг в честь первомученика Раждена построил храм в Уджарме и Самгори (Восточная Грузия). В последующие века небосвод Грузии не единожды был покрываем дымом пожарищ, тихие и мирные поля вытоптаны языческими и магометанскими ордами, христианские святыни поруганы и осквернены, а земля окроплена кровью мучеников за Христа. Среди них святой. Ражден, перс, первомученник Грузинский (пам. 3/16 августа)
Попав в плен к персидскому шаху, он не поддался уговорам и не отрекся от Христа. Тогда после множества пыток шах, соблазняя Раждена, отпустил его домой попрощаться с родственниками. Но Святой избрал участь мертвого льва, а не живого пса. Он приехал домой, благословил детей, попрощался с родными, раздал милостыню и возвратился обратно в стан шаха. В день казни Раждена привязали ко кресту и, используя в качестве мишени, поражали отравленными стрелами. Мощи Раждена были положены в Икортском монастыре и практически сразу началось почитание его как святого. Поэтому и назван он первомученником Грузинским
Мученик Евстафий Мцхетский. День памяти: 29 июля Святой мученик Евстафий Мцхетский происходил из рода персидских жрецов-огнепоклонников и носил до Крещения имя Бгробандав. Отец и братья его, служители зороастрийского культа, пытались сделать Бгробандава языческим жрецом, но безуспешно. В царствование грузинского царя Гурама Куропалата (575-600) в возрасте 30-ти лет он переселился из персидской деревни Арбукети (близ города Ганракили) в древнюю столицу Грузии, город Мцхета. Средства к существованию он зарабатывал сапожным ремеслом. Святой Евстафий стал часто посещать Мцхетский собор, где христианское Богослужение наполняло его душу неизреченным восторгом. Архидиакон Самуил (будущий Католикос-Архиепископ Самуил IV, 582-591), заметив духовную расположенность перса-язычника, рассказал ему о христианском вероучении
Уверовав во Христа, Бгробандав принял от архидиакона Самуила оглашение, а через некоторое время, когда Самуил стал Католикосом, принял от него Крещение с именем Евстафий. Евстафий взял себе жену-христианку и вел жизнь благочестивую, исполненную всяких добродетелей. Его соплеменники-персы, жившие в Мцхета, не сумев склонить святого Евстафия к возвращению в огнепоклонство, добились того, что персидский глава города отправил его в Тбилиси к Арванд-Губнабу, сатрапу (наместнику) персидского шаха Хозроя Нуширвана. Вместе со святым Евстафием на суд сатрапа были отправлены также другие персы, принявшие христианство: Губнак, Багдад, Панагузнас, Перозав, Зарми и Стефан. Двое из них, Багдад и Панагузнас, под страхом смерти отреклись от Христа. Святой Евстафий и остальные исповедники с честью вынесли шестимесячное заключение в темнице и по ходатайству Католикоса Самуила IV и грузинской знати были освобождены. Новый сатрап Грузии Бежан-Бузмил (назначенный в Тбилиси через три года), по навету прежних врагов святого Евстафия, приказал привести его, требуя отречения от веры Христовой и возврата к огнепоклонству
Святой Евстафий отвечал с достоинством: «Могу ли оставить Творца всех и кланяться Его творению? Не будет этого никогда! Не солнце, луна и звезды суть боги, но Бог создал солнце для освещения дня, а луну и звезды, чтоб они сияли во тьме ночной… И огонь не есть Божество; ибо огонь производится человеком и человеком же погашается». По приказу сатрапа святой Евстафий был обезглавлен 29 июля 589 года. Перед принятием мученического венца он преклонил колена и вознес молитву, испрашивая у Господа, чтобы его тело после кончины было предано христианскому погребению в городе Мцхета. Страстотерпец услышал Глас: «Ничем не будешь умален от прежних мучеников, ни благодатью, ни исцелениями, о своем теле не заботься, но будет так, как ты просишь». Тело святого Евстафия, брошенное ночью на поле, было перевезено христианами в Мцхета и с великой честью положено Католикосом Самуилом IV под престолом Мцхетского собора Светицховели. Католикос Самуил IV установил ему память 29 июля, в день славной кончины святого мученика
К сонму святых, почитаемых в Грузии, причислен также святой мученник Евстафий Мцхетский, Тифлисский (пам. 29 июля/11 августа). Сын Мобидана, князя магов-огнепоклонников, он, получив прекрасное образование, с юности искал цель и смысл жизни, жаждал познать тайну бытия. Приехав и поселившись во Мцхета, он зарабатывал на жизнь трудом собственных рук и просил неведомого Бога открыть ему заветную тайну. Однажды, посетив собор Светицховели, он встретился с архидиаконом Самуилом и познал от него сокровенную истину Евангелия. Словно прозревший слепец, он радовался обретению света. Но его узнали и предали соплеменники
Приговоренный к смертной казни, он молился, чтобы тело его было перенесено во Мцхета. Был голос с неба, что молитва его услышана. И Католикос Самуил положил тело Евстафия под престолом главного алтаря Светицховели. Преподобный Иоанн Зедазнийский и его ученики. Преподобный Иоанн Зедазнийский и 12 его учеников: Авив, епископ Некресский, Антоний Марткобский, Давид Гареджийский, Зенон Икалтский, Фаддей Степанцминдский, Исе, епископ Цилканский, Иосиф, епископ Алавердский, Исидор Самтавийский, Михаил Улумбийский, Пирр Бретский, Стефан Хирский, Шио Мгвимский — святые, сирийские (каппадокийские) подвижники, основатели грузинского монашества, пришедшие в Грузию из Каппадокии в середине VI века. Тринадцать святых каппадокийских отцов, вероятно, были грузинами, получившими духовное образование в знаменитой лавре святого Симеона Столпника и в других монастырях Сирии и Месопотамии с целью вернуться на родину и содействовать ее христианскому просвещению. Святой Иоанн Зедазнийский, глава этих подвижников, получил духовное образование в Антиохии
О месте его рождения и о родителях сведений не сохранилось. В молодые годы он принял монашество и предался уединенной аскетической жиз­ни, стяжав впоследствии удивительную кротость, смирение и дар чудотворения. Слава о духовных подвигах привлекла к нему множество учеников. И вот в сонном видении Матерь Божия предстала Иоанну, главе сирийских Отцов, в пределах Антиохийских, и велела ему с 12-ю учениками своими идти утверждать христианскую Иверию. Святой Иоанн Зедазнийский избрал по жребию 12 человек и, исполняя повеление Божией Матери, отправился с ними в Грузию. По дороге он получили благословение от святого Симеона Столпника Младшего († 596), а в Мцхете, древней столице Грузии, перейдя «немокрыми ногами» реку Куру, были радостно встречены народом, царем Парсманом (542-557) и Католикосом-Архиепископом Евлавием (552-560). Летописцы повествуют, что святые каппадокийские отцы обратились к встречавшим их на грузинском языке, а войдя в соборный храм Свети-Цховели и простершись перед Животворящим Столпом, славили и благодарили Бога
По благословению Католикоса Евлавия святой Иоанн вместе с учениками поселился на горе Зедазени (отсюда наименование святого Иоанна — Зедазнийский), где некогда было языческое капище и возвышался идол. Подвижники жили в шалашах, питались травами и кореньями, постоянно пребывая в молитве и духовных размышлениях. К ним притекало множество больных, получавших исцеления по их молитвенному предстательству. Да и число монашествующих около аввы Иоанна беспрестанно увеличивалось, так что самая гора, служившая им жилищем, лишилась непроходимых некогда лесов своих. После избрания святых Авива и Исе епископами святому Иоанну опять явилась во сне Божия Матерь, ранее пославшая его на дальний подвиг, и с Нею равноапостольная просветительница страны сей Нина и повелела ему послать своих учеников по разным местам Грузии для проповеди Сына Божия и пастырского назидания. Проснулся авва, собрал учеников и велел им готовиться исполнить небесную волю, идти туда, куда каждому из них укажет путь Дух Святый, руководивший их в Иверию. Это была вторая горькая их разлука, тяжко было расставаться с любимым учителем уже в краю чужом, но никто не смел противоречить воле Божией
Сам св. Иоанн представил их Католикосу, открыл чудное свое видение и просил благословить их на новые подвиги; потом отпустил с молитвою, дав каждому в сопровождение по одному иноку. Один только святой Шио, как любитель одинокой жизни, просил блаженного авву благословить его на жизнь отшельническую и получил его согласие. Все они учили народ, наставляли его в вере, уничтожали мрак суеверия и истребляли оставшиеся в горных теснинах идолослужение и капища, вместо чего воздвигали святой крест и святые храмы, устрояли в народе гражданственность. Святой Зенон, «столп сладкого послушания», завершив проповедь в горах верхней Кахетии, основал монастырь в Икалто, где и был после великих подвигов погребен в соборном храме в честь Нерукотворенного образа Спаса. Святой Фаддей (по-грузински Тате) вначале остался в Мцхете, устроив по повелению святого Иоанна монастырь у подножия горы Зедазени для приходящих к учителю. После смерти святого Иоанна святой Фаддей проповедовал в Карталинии, где основал много церквей, в том числе храм в честь святого первомученика Стефана в городе Урбниси
Впоследствии он поселился в пещере на горе Цлеви близ города Каспи, на вершине которой также основал храм в честь святого перво­мученика Стефана. В этой пещере у основания храма были погребены мощи святого Фаддея, «образа чистой правды и веры». Святой Исидор, «вертоград добродетели», после долгих апостольских подвигов устроил монастырь в Самтависи в честь Нерукотворенного образа Спаса, где и почивают его святые мощи. Святой Михаил много потрудился в утверждении христианства в горах верхней Карталинии и Осетии. Близ местечка Улумби он основал большую обитель. В соборном храме этой обители, обращенной в XIX веке в приходскую церковь, покоятся его святые мощи. Святой Пирр, «Божественный образ плача», основал обитель на левом берегу реки Дванис-цхали, близ местечка Брети
В храме обители были положены его честные мощи. Святой Стефан, «венчанный силою и ведением», после долгих апостольских трудов в нижней Кахетии основал обитель близ местечка Хирсы. Он был погребен в соборном храме в честь святого первомученика Стефана, с левой стороны алтаря у жертвенника. Распустив таким образом учеников своих, пришедших с ним из Сирии, Иоанн повелел одному из них, Фаддею, бывшему потом настоятелем Степанцминдским, соединить все множество оставшихся братий в одну обитель у подошвы горы Зедазенской, а сам уединился на ее вершине с одним только верным ему диаконом Илией, который служил опорой его старческой немощи. Безводна была сия вершина, и трудился ежедневно ученик аввы, нося на нее воду от подошвы. Сжалился над ним блаженный учитель и слезами своими испросил у Господа живую струю. Однажды ученик святого, подшед к источнику, увидел прямо против себя медведя необычайной величины, и с ужасом бежал к своему учителю
Авва вышел из пещеры и сказал зверю: «Пей, если жаждешь, и иди, но говорю тебе: отныне никому не смей вредить на горе сей», — и дикий зверь смиренно повиновался достигшему духовной высоты первого человека, которому повиновались все звери сельные в раю. Но что удивительно, по словам писателя жития Иоаннова, заповедь блаженного отца доселе соблюдается, через столько лет, ибо никогда не слышно каких-либо несчастий от зверей сих на горе, хоть теперь они суть единственные жители опустевшей обители. Непрестанные чудеса истекали от великого старца. Привели к нему расслабленного всеми членами и просили о помиловании. Тяжким казалось авве такое всенародное испытание его смирения, однако, движимый состраданием, он произнес слова Господни к расслабленному Капернаума: «Восстань, возьми одр твой и ходи (Мф. 9, 6), ибо исцеляет тебя Иисус Христос», и воспрянул болящий. В другой раз представили ему отрока, одержимого духом немым и глухим; великий старец воззвал к связавшему его врагу человеческому: «Душе злый, зачем терзаешь ты творение рук Божиих? Именем Господа нашего Иисуса Христа изыди из него и беги в места пустынные и непроходимые!» И внезапно проговорил отрок, как некогда исцеленный Самим Господом
Авва же сказал изумлявшимся людям: «Не удивляйтесь проявлению величия Божия, ибо не я врачую, а имя Господа нашего Иисуса Христа, Который пришел спасти род человеческий от силы диавольской и говорил ученикам своим: “Верующий в Меня не только сотворит дела, какие Я творю, но и больше сих сотворит, так что вы изумитесь”» (Ин. 14, 12). Святой Иоанн сумел противостоять козням злых духов, которых изгнал именем Христа из пределов Мцхета. И кто исчислит все чудеса Иоанновы, как в Сирии, так равно и в новом его отечестве. Пришло наконец ему время упокоиться от многих трудов своих. Получив откровение о своей смерти, он пригласил к себе некоторых из учеников сирских и новых, поселившихся у его горы, и сказал им: «Дети, близок час мой, боюсь и при последней минуте, чтобы мне не отклониться от спасительного пути; вы же непрестанно бодрствуйте, ибо ходит, как лев, враг душ наших, ищущий кого бы поглотить. Прошу вас непрестанно обо мне молиться и вспоминать меня перед престолом благодати»
Так велико было смирение аввы, помнившего заповедь евангельскую: Егда сотворите повеленная вам, глаголите яко раби неключими есмы (Лк. 17, 10). Строго заповедал он ученикам своим св. диакону Илие и св. Фаддею Степанцминдскому, погребсти его на месте подвига, в той пещере, где много лет спасался. Причастившись Святых Божественных Таин, преподобный пришел как бы в некий восторг; он созерцал отверстое небо и вокруг себя бесплотное воинство Сил Небесных со множеством святых, которые сретали раба Божия, прославившегося на земле ангельским житием своим. И, оставаясь в таком духовном восторге, он предал Господу чистую свою душу
Кончина святого Иоанна последовала между 557 и 560 гг., при Католикосе Макарии (553-569). Ученики не исполнили завета старца, ибо почитали недостойным для него гробом убогую пещеру на недоступной горе. С великим торжеством, в сопровождении сонма духовенства положили они блаженного Иоанна в раке, для него приготовленной в нижней обители. Но смиренному не угодно было такое непослушание: живой и по смерти, он изъявил им волю свою тем, что страшное колебание земли около обители привело в ужас непокорных. Они вспомнили заповедь старческую и открыли Католикосу последнюю волю усопшего. Повиновался Католикос, с духовным собором поднял святые мощи Иоанновы и перенес их торжественно в убогую пещеру, освященную долгим его пребыванием на вершине горы. Тогда успокоилась земля, и множество исцелений еще более ознаменовали святость угодника Божия
В Х веке при Католикосе архиепископе Клименте (908-923) на южной стороне этой пещеры была построена церковь в честь Иоанна Крестителя, бывшего Ангелом блаженного подвижника, так что святые мощи прп. Иоанна Зедазнийского оказались у ее предела, у жертвенника. Остатки этой церкви доселе существуют на пустынной горе, обросшей опять густым лесом, ибо она возвратилась к прежнему своему безмолвию.. VI век знаменуется приходом в землю Иверскую сирийских подвижников — Иоанна Зедазнийского и двенадцати его учеников (пам. 7/20 мая). По знамению Девы Марии преподобный Иоанн с двенадцатью избранными по жребию учениками отправился в Грузию, чтобы трудом своим праведным противостоять Ирану и Турану. Святые основали Зедазнийский пещерный монастырь
Первыми из двенадцати учеников обитель покинули Исе, еп. Цилканский, прославившийся даром чудес, и Авив, еп. Некресский, извесный своей борьбой с огнепоклонством, закончившейся мученическим подвигом. Позднее, после явления Иоанну Божией Матери, он разослал своих учеников во все концы Карталинии и Кахетии, а сам остался в монастыре с диаконом Илией. Грузинская церковь прославляет преподобного Шио, духом подобного пророку Илие и Антонию Великому, основавшего Шио-Мгвимскую обитель в ущелье гор. Преподобный Давид Гареджийский жил на горе на запад от Тбилиси. После заговора народа и попытки его оклеветать, он покинул окрестности Тбилиси и в дикой пустыне Гареджи основал монастырь, который народ впоследствии называл Иверской Фиваидой
Преподобный Антоний Марткоптский повторил подвиг Симеона Столпника. Иосиф Алавердский проповедовал Евангелие в отдаленных горных областях Картли и Кахетии и прошел все ступени духовного совершенства от послушника до затворника. Церковь прославляет учеников Иоанна Зедазнийского: преподобного Стефана Хирского, одаренного духовной мудростью; Зенона Икалтского, распявшего себя на кресте послушания; Пирра Бретского, проводившего жизнь в плаче и покаянии, подобно великому Ефрему; Михаила Улумбийского, достигшего высшей чистоты и простоты; Фаддея Степанцминдского, ревнителя веры и обличителя ересей; Исидора Самтавийского, непревзойденного молитвенника и доброделателя. Мученики Давид и Константин, князья Арагветские. (память 2/15 октября) Святые братья Давид и Константин — родом грузины — были наследственными правителями Арагветской страны. С детства воспитанные в православной вере, юные князья вели истинно христианскую жизнь и вместе с тем были достойными правителями и мужественными военачальниками. Во время их правления на Арагветскую страну напали полчища арабов, посланные племянником Магомета Мурваном. Святые братья разбили оные, о чем узнав, Мурван сильно разгневался и для разорения Грузии отправил большое войско
Силы были неравными. Мусульманские завоеватели разгромили Арагветскую страну, и братья князья, схваченные в плен, были представлены к Мурвану, который приказал их бить палками. А потом, желая обратить молодых, красивых и мужест­венных князей в мусульманство, лаской и льстивыми обещаниями убеждал их оставить христианскую веру. Но они твердо исповедали Христа. Тогда Мурван с помощью чародеев хотел добиться отречения их от православной веры. Но святые братья Давид и Константин все ухищрения языческого суемудрия преодолели молитвой. Видя непреклонность святых исповедников, магометанин приказал подвергнуть их жестоким мучения, а затем утопить с камнями на шее в реке Риопи (в 730-740 году)
Река вынесла тела братьев, освещенные тремя столпами света. Христиане взяли тела святых мучеников и погребли в пещере горы Цхал-Цители в городе Кутаиси. В XII веке во время охоты царя Баграта Великого (1072-1117) нетленные мощи святых братьев были обретены в пещере, осиянной светом. Царь выстроил в их честь церковь Мучеников (Моцамети) и основал Моцаметский монастырь. Мощи святых братьев прославились многочисленными исцелениями.. VII век оказался для Грузии подобным апокалиптическому всаднику, вещающему о грядущих войнах и несчастьях. Соседние страны друг за другом исчезали под натиском магометан и становились провинциями арабского Халифата
Исламские армии приближались к границам Грузии со скоростью лесного пожара. В городах Картли и Кахетии встали арабские гарнизоны. Нашествия сменяли друг друга. Особенно опустошительным было нашествие халифа Мурвана-Кру, которого за жестокость прозвали «глухим». Недалеко от Кутаиси ему преградили путь грузинские князья Давид и Константин со своими войсками (пам. 2/15 октября). Под натиском магометан Кутаиси пал, братья оказались в плену
Именно их халиф считал главным своим трофеем и мечтал обратить в ислам, считая эту победу важнее одержанной на поле боя. Мурван-Кру обещал Давиду и Константину бесконечные почести, говорил, что назовет их своими братьями, будет с ними неразлучен, если только они выполнят единственное его условие — примут ислам. Князья ответили отказом. Тогда халиф приказал подвергнуть их пыткам: тела их резали ножами, жгли огнем, а потом, бросив в темницу, морили голодом и жаждой. К ним посылали имамов, которые говорили: «Мы не язычники, мы, как и вы, верим в единого Бога. Поэтому, перейдя в ислам, вы не отречетесь от своего Бога». Но братья ответили: «Христос наша жизнь, а отречение от Него — вечная смерть»
И когда палачи уже устали от пыток, святых казнили через усечение мечом. Господь сотворил по молитвам братьев, просивших не разлучать их и исполнять молитвы тех, кто призывает их на помощь. К их телам привязали камни и бросили в реку Риони. Ночью воины из отрядов Давида и Константина увидели чудесное сияние над рекой. Они поспешили туда и увидели тела своих предводителей, плывущие по волнам. Ночью во сне у них было видение: князья приказали им нести их мощи на восток и предать погребению там, где их застнет утро. Погребальный кортеж на заре остановился над пропастью в месте, казалось, предназначенном для крепости
Здесь воины погребли своих князей, а по прошествию времени над их могилой был основан монастырь, названный Моцамета — обитель мучеников.  Сонм мучеников Грузинских Грузинская церковь причислила к лику святых многих мучеников, принявших смерть за Христа в те страшные века. Это братья Исаак и Иосиф из семьи христианки и мусульманина (пам. 16/29 сентября). Выдержав страшные искушения, они не отреклись от Христа, даже когда их об этом умолял родной отец. На месте, где были похоронены тела братьев впоследствии возвели церковь во имя Святой Троицы. В один день с Георгием Победоносцем церковь прославляет святого мученика князя Константина, отличавшегося строгим благочестием (пам
10/23 ноября). В бою с арабами он попал в плен, отказался принять ислам и испил чашу страданий, из которой пил Христос. Его отрубленную голову повесили над стеной для устрашения, но она, окруженная сияющими лучами, была для города знаменем истинной веры. Грузинская церковь прославляет князя Гоброна, замученного за Христа в Х веке (пам. 17/30 ноября). Много дней длилась осада замка Гоброна, воины дрались за каждую комнату и башню. Когда замок пал, в живых осталось лишь 133 воина
Эмир обещал всем свободу, если они примут ислам. Но герои предпочли смерть. На глазах Гоброна умирали его товарищи. Последним пал он сам, перед смертью обмакнув пальцы в крови и начертав на челе крест. Святые Грузинской Церкви Рубеж тысячелетий это особое время, носящее печать Апокалипсиса, время, когда горизонт застилали тени грядущих бедствий. И в это время христианский мир еще теснее сплотился вокруг своих святынь, одной из них была гора Афон. На рубеже тысячелетий Господь даровал Грузии и всему миру великих святых, воссиявших на Афоне: Иоанна (пам
12/25 июня), Гавриила (пам. 12/25 июня), Евфимия (пам. 13/26 мая) и Георгия (пам. 27 июня/10 июля). Преподобный Иоанн, в миру Тао-Кларджетский князь, построил Иверскую обитель. Однажды во дни Великого поста монахи увидели свет, идущий со стороны моря. Свет исходил от иконы, которая стояла на волнах, словно в иконостасе
Но как ни пытались монахи, никто не мог достичь на лодке чудеснойго образа. Тогда по всему острову стали служить молебны Царице Небесной, беспрестанно читали Псалтирь. Когда настала Пасха, преподобному Иоанну явилась Пресвятая Богородица и сказала, что взять икону может только один монах — Гавриил. Преподобный Гавриил продолжал подвиг древних восков — кочевых отшельников. Он странником бродил по Афону, постоянно молясь, ночуя под открытым небом, питаясь травами и кореньями. Святой явился на зов Иверского игумена. Помолившись Божией Матери, он ступил на воды и, «яко по суху», прошел весь путь к иконе, поднял ее и принес на берег
Монахи приняли образ так, словно Сама Богородица вновь ступила на землю Афона. Икону несколько раз пытались установить на почетном месте в храме, но она каждое утро чудесным образом оказывалась подвешена над воротами монастыря. Наконец монахи решили оставить икону на месте, определенном самой Царицей Небесной. И есть предание, что пока остается Иверская икона Матери Божией над воротами Иверской обители, Афон будет изливать чистый свет православия, и силы ада не одолеют его. Перевод Священного Писания на грузинский язык  Преподобный Евфимий был сыном преподобного Иоанна, сыном не только по плоти, но и по духу. Он расширил и украсил монастырь. Ему выпала необычайная честь, по завету Матери Божией, перевести Свяшенное Писание и творения святых отцов на грузинский язык
Третий игумен Иверской обители — преподобный Георгий довершил труд Евфимия. Он был мистик и поэт. На гробнице преподобного Георгия надпись: «Я утвердил столпы храма, да не поколеблются они вовек». И сегодня в каждом грузинском храме при богослужении звучит их голос — в словах Писания, — ему будут внимать благодарные потомки, пока звучит в мире грузинская речь. Икона «Слава Грузинской Католикосской Церкви»Столетия миновали, и в конце ХIX века важное событие произошло в духовной жизни Грузии. На основе друвнегрузинских фресок и икон известный агиограф и иконописец Михаил-Гоброн Сабинин написал икону «Слава Грузинской Католикосской церкви». С детства глубоко религиозный, Сабинин был подвижником в своей личной жизни и создал икону, вобравшую в себя в сжатом виде всю славную историю церкви, во славу ее и в назидание потомкам. «Святые Грузии предстоят Животворящему Столпу, как воины — боевому знамени, как Ангелы — Небесному Престолу
Они озарены лучами, исходящими от Хитона Господня, как от солнца, струящего тихий свет из гробницы Сидонии, из недр земли. Сгущаются сумерки. Тени Апокалипсиса, как тучи, нависли над миром. Святые погружены в безмолвную молитву.» Святыни Грузии Еще несколько слов следует сказать о судьбе великих святынь, которые волею Божией оказались в Грузии. О святом кресте из виноградных лоз, который Матерь Божия вручила святой Нине известно, что до 458 года он пребывал в Мцхетском соборном храме. Потом долгое время святыня находилась на территории Армении, скрываемая от завоевателей. В 1239 году Грузинская царица Русудан вместе со своими епископами упросила монгольского воеводу Чармагана, чтобы святой крест Нины был возвращен Грузии
Так Крест снова был поставлен во Мцхетском соборном храме. Позднее много раз во избежание поруганий святыню переносили в горные монастыри. В 1749 году грузинский митрополит Роман, отправляясь из Грузии в Россию, тайно взял с собой крест святой Нины и передал его проживавшему тогда в Москве грузинскому царевичу Бакару Вахтанговичу. Долгое время святыня находилась в Нижегородской губернии в имении грузинских князей. В 1801 году внук Бакара, Георгий Александрович, поднес крест Нины императору Александру I который возвратил святыню Грузии. С тех пор этот символ апостольских трудов святой Нины положен в Сионском кафедральном соборе в Тбилиси. Что касается Хитона Господня, который святая Нина приходила искать из Иерусалима в Иверию, то грузинская летопись говорит о нем кратко
Присутствие Ризы Господней под корнем кедра — как при жизни святой Нины, так и после — проявлялось совершением многих чудес, исцелений и истечением от столба и от корня кедра целительного благовонного мира, которое прекратило истекать лишь после того, как Хитон был вырыт из земли. Это случилось около 1228 года, в тяжкие для Грузии времена нашествия Чингизхана. После того как орда сравняла Тбилиси с землей, не оставив камня на камне от его храмов и дворцов, и направилась в сторону Мцхета, один благочестивый человек, не желая оставить на поругание варварам святыню своей страны, после предварительной молитвы к Богу, открыл гроб Сидонии, вынул из него Пречестный Хитон Господень и передал его архипастырю. С этих пор хитон сохраняли в ризнице католикосов, пока царь Александр I (царствовал с 1414 до 1442) не восстановил Мцхетский храм. Тогда Хитон внесли во храм и скрыли в церковном кресте, где он оставался до XVII века. В 1625 году шах Аббас, завоевав грузию и желая заручиться поддержкой Российского царского двора, взял святыню из Мцхетского храма, положил в золотой ковчег и передал Хитон Господень Всероссийскому Святейшему Патриарху Филарету. Благочестивый царь Михаил и Святейший Патриарх Филарет с радостью приняли этот великий дар
После молитвы, поста и тщательнейшим образом собрав все известные сведения, они удостоверились, что это истинно Риза Господня. Тогда святыню положили в особом помещении в правом углу западной стороны Московского Успенского собора. Там она находится и поныне. В Российской Церкви со времен Святейшего Патриарха Филарета 10 июля был установлен праздник Положения Ризы Господней. Грузинская Православная Церковь сегодня В настоящее время епископат Грузинской Церкви насчитывает 24 архиерея. Возглавляющий ныне Грузинскую Церковь Его Святейшество и Блаженство Илия (Шиолашвили) родился 20 декабря 1933 года. 25 декабря 1977 года состоялся чин интронизации
Титул Предстоятеля: Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всей Грузии, Архиепископ Мцхетский и Тбилисский. . Духовная жизнь: древнейшие храмы и их святыни; монашество; подвижники, мученики. Как одна из древнейших христианских Церквей Грузинская Православная Церковь богата многими памятниками старины. Таковы: 1. Мцхетский собор, известный под именем «Свети-Цховели» (в переводе «Живоносный Столп»), — мать грузинских церквей, усыпальница грузинских Католикосов. По свидетельству грузинских хроник, воспроизводящих древние предания, под сводами этого храма хранится священная реликвия — хитон Господень[43]
Согласно сказаниям грузинских хроник, после разрушения Иерусалима Навуходоносором некая часть иудеев поселилась в Грузии, главным образом в ее столице Мцхете. Тридцать лет спустя, после получения грузинскими евреями известия о рождении Спасителя, первосвященник Анна направил к ним специального уполномоченного, приглашая своих единоверцев прибыть во Святой Град и высказать свое мнение в отношении Иисуса. Грузинские иудеи послали двух праведных мужей: верховного раввина Елиоса и Лонгина Карснийского. Грузинские путешественники прибыли в Иерусалим в час распятия Христа Спасителя, когда распинавшие делили Его ризы и бросали жребий о Его хитоне. Божественным Промыслом хитон Иисуса достался посланцам из Грузии. Елиос, по прибытии в Грузию, передал хитон своей сестре — благочестивой девице Сидонии, которая, заключив его в свои объятия, тут же скончалась, пораженная известием о распятии Спасителя и присутствии на этом злодеянии своего брата вопреки завещанию матери. Елиос усердно помолился Богу, и земля поглотила умершую вместе с хитоном
Над этим местом, глубоко почитаемым первыми христианами, выросло кипарисовое дерево. После провозглашения христианства в Грузии религией государственной (326) святой Мириан — еще в годы жизни просветительницы Грузии святой Нины — приказал срезать это дерево и построить здесь храм «Свети-Цховели». Часть кипариса применили для строительства храма, а из оставшейся части сделали кресты. Один из таких крестов и поныне бережно хранится в Мцхетском соборе. Мцхетский собор испытал на себе всю печальную историю многострадальной Грузии. После нашествия на Грузию Тамерлана собор был обращен в груду развалин, но в XV веке восстановлен по старому плану грузинским царем Александром. В настоящий вид собор приведен в XVIII столетии при царе-историке Вахтанге V
В последнее время проводились, в основном, реставрационные работы. Согласно положению Грузинской Православной Церкви, интронизация Католикоса-Патриарха совершается только в соборе «Свети-Цховели». 2. Сионский собор в Тбилиси во имя Успения Божией Матери. Свое название он получил от Иерусалимского Сиона — горы, на которой ветхозаветный патриарх Авраам видел день искупления всего человечества Христом Спасителем[44]. Его основание было заложено еще в V веке, при царе Вахтанге I, но строительство было окончено лишь в первой половине VII века[45]. Этот собор, как и Мцхетский, являет собой несокрушимую скрижаль Православия грузинского народа
С древних пор и поныне Сионский собор является кафедральным собором Грузинского Предстоятеля. Среди святынь собора наибольшей известностью пользуется крест святой Нины, сделанный из ветвей виноградной лозы и связанный волосами просветительницы Грузии. * * * Распространителями монашества в Грузии явились 13 сирийских Подвижников во главе с преподобным Иоанном Зедазнийским, присланных сюда в VI веке из Антиохии преподобным Симеоном Столпником (f596). Святые отцы (память 7 мая), обходя с евангельским словом Грузию, поселялись в глухих местах, которые и становились очагами монашества. Основанные ими обители на протяжении многих веков истории Грузинской Церкви были училищами веры и благочестия, рассадниками духовного просвещения. «В них приготовлялось прежде все духовенство для занятия высших духовных мест; в них цари и их вельможи находили покой и мир для себя во время разных неурядиц и государственных переворотов, и даже не раз под мирным покровом святых отцов слагали с себя короны, порфиры цари и царицы и облекались в смиренные одежды иноков, исполняя все монастырские послушания наравне с прочими иноками. В них грузинские Католикосы находили для себя мирный покой и проводили не раз остатки своей жизни
В этих обителях собиралось все то, чем Грузинская Церковь могла гордиться своей церковностью». Из этих «обителей выходили впоследствии строгие проповедники слова Божия, грозные разрушители огнищ Зороастра и непобедимые противники ислама, мечтающего подавить своей силой Грузию, в частности, и христианство вообще. Говоря одним словом, сирийские отцы были для новопросвещенных христиан Грузии тем же, чем была святая Нина для языческой Грузии»[46]. Из древнейших монастырей Грузии необходимо упомянуть: Бодбийский монастырь святой Нины (около 90 км от Тбилиси) — существует с IV столетия; Давид-Гареджийский. (около 60 км от Тбилиси) и Шио-Мгвимский — с VI века. Два последних монастыря основаны учениками преподобного Иоанна Зедазнийского и названы их именами. В этих обителях иноки жили как отшельники — каждый в вырубленной самим пещере в горах[47]
Кватахебский монастырь — существует с X столетия. С 980 года, когда преподобный Иоанн Ивер испросил у византийского императора небольшую обитель Климента на морском берегу, и по сей день на Святой Горе Афон действует Иверский монастырь, устроенный грузинами и составляющий неотъемлемое достояние грузин. Со времени основания и до конца XVII столетия в нем подвизались в основном иноки-грузины. Но после указанного времени приток грузин в Иверскую обитель уменьшился и ее заполнили греки. Однако и в следующем, XVIII веке, когда монастырь фактически уже стал греческим, в нем продолжали сохраняться грузинские традиции, а во главе его ставились игумены-грузины. Только в начале XIX столетия греки, стремящиеся утвердить на Афоне свою гегемонию, полностью завладели Иверской обителью. Среди игуменов данной обители особой известностью пользуются Георгий II (1051 -1066) и Георгий III (1066 -1072)
Георгий II перевел с греческого языка на грузинский Священное Писание Ветхого и Нового Заветов, ряд церковно-богослужебных книг и святоотеческих творений. Георгий III перевел Устав святого Саввы и отдельные святоотеческие творения. До 1500 года в Иверской обители действовал киновийный образ жизни, затем было введено в ней идиоритмное житие. Подвизавшиеся на Святой Горе иноки-грузины были удостоены явления иконы Божией Матери, названной по имени обители Иверской, а по месту нахождения ее над монастырскими воротами Вратарницей (Портаитиссой). С этой чудотворной иконы была снята копия и в 1648 году принесена в Москву[48]. * * * Как одна из древнейших Поместных Церквей, своим началом восходящая к апостольским временам, Грузинская Православная Церковь выставила из своей среды немало святых, особо почитаемых грузинским православным народом. Кроме упоминавшихся святой равноапостольной Нины, сирийских подвижников и др., Грузинская Православная Церковь внесла в свои диптихи ряд иных святых
Так, 13 мая вместе с Русской Церковью, она возносит хвалу преподобному Евфимию Иверскому (1028) — сыну преподобного Иоанна Ивера и его преемнику в управлении грузинской обителью на Афоне. 19 ноября вспоминается преподобный Иларион Чудотворец (882) — подвижник монастыря преподобного Давида Гареджийского; 5 октября — преподобный Григорий, настоятель Хандэойской обители ( 961) и др. Но более иных святых Грузинская Православная Церковь имеет мучеников. В VIII веке мученический венец принял Иверский царь Арчил. Это был мудрый правитель, заботившийся о том, чтобы его подданные жили в мире и благополучии. Когда арабы напали на Грузию, он смело направился к их предводителю с надеждой отвратить грозившую народу опасность. Мусульмане встретили его приветливо, но потребовали отречения от Христа Спасителя, на что получили решительный отказ
Видя его твердость в вере, они отрубили ему голову (память 21 июня). Грузины не только сами были непреклонны в Православии, но и инославных озаряли светом своей веры. Так, в VIII веке христианство принял юноша-мусульманин Або, переселившийся из Багдада в Карталинию. Он проводил жизнь в строгом посте и непрестанной молитве. Сначала арабы пытались уговорить его вернуться в прежнюю веру, но, увидев бесполезность своих усилий, заключили его в темницу и казнили через усекновение главы. Тело святого было сожжено, а пепел брошен в реку Куру (память 8 января). Тысячами принимали мученический венец, не поддаваясь ни уговорам, ни угрозам, православные грузины во время набегов на Грузию персидских вождей, ставших особенно частыми и страшными в XVII и XVIII веках
Из мучеников того времени следует упомянуть весьма почитаемую православными грузинами царицу Кетевань[49]. Когда над Грузией нависла опасность со стороны полчищ персидского шаха Аббаса, царица Кетевань, жертвуя своей жизнью ради спасения многих тысяч своих подданных, отправилась к шаху, чтобы защитить перед ним свой народ. Шах, преследуя свои коварные цели, сначала принял ее с почестями, но тут же потребовал в заложники ее внуков — Леона и Александра — сыновей царя Теймураза. Когда требование было исполнено, шах казнил внуков, а царицу заключил в темницу. После неудачной попытки со стороны шаха обольстить ее, она также была замучена — на ее голову надели раскаленный котел (f 13 сентября 1624 г.). Святые мощи царицы были тайно увезены на Запад латинскими монахами Августинского ордена. Часть святых мощей еще при жизни царя Теймураза была возвращена в Грузию и положена под престолом в кафедральном Алавердском Георгиевском соборе[50]
Из мучеников (хотя и не причисленных к лику святых) последнего времени православные грузины с любовью вспоминают видного грузинского богослова архимандрита Григория Перадзе. Он родился в 1899 году в семье священника в Тифлисе, где закончил Духовную Семинарию и некоторое время обучался в местном университете на философском факультете. В 1921 году решением Собора Грузинской Православной Церкви он был направлен для продолжения образования на Богословский факультет Берлинского университета. В 1925 году он перешел на философский факультет Боннского университета. Тогда же за труд «Начало монашества в Грузии» был удостоен ученой степени доктора философии. В последующие годы он занимался изучением древнейших рукописей святых отцов и церковных писателей в библиотеках Британского музея и Оксфордского университета. Затем был доцентом в Боннском университете, где читал лекции по древней грузинской и армянской литературе
В 1931 году принял монашество и сан священника. В течение недолгого времени читал лекции в Оксфорде по истории Грузинской Церкви и по грузинской патристике, а в 1932 году перешел на преподавательскую работу на Православный Богословский факультет Варшавского университета. Отец Григорий проводил свою жизнь в ученых занятиях и молитве. Невзирая на то, что находился вдали от Родины, помнил ее и любил. Посетив в 1936 году Святую Землю, он искал там монастыри, принадлежавшие когда-то Грузинской Церкви, разбирал древние грузинские рукописи, высказал предположение, что именно в Иерусалиме находится гробница грузинской царицы святой Тамары. В беседе с Иерусалимским Патриархом Тимофеем отец Григорий говорил о давних исторических связях Иерусалимской и Грузинской Православных Церквей. Во время Второй мировой войны отец Григорий был заключен в лагерь Освенцим, где погиб в газовой камере
На мученическую кончину он пошел добровольно, вместо одного многодетного заключенного. Последний остался жив, после войны явился к бывшему Митрополиту всея Польши Дионисию, передал ему наперсный крест погибшего и сообщил о его последних днях.. Собор Грузинских Святых, празднуется 11 декабря.. Изучая историю Грузии и грузинские агиографические памятники, убеждаемся, что Небесная Грузия (так принято называть единство святых Грузинской Церкви, славословящих Господа в Церкви Небесной) бесконечно велика. Никому не ведомо, сколькие омылись от земных грехов в беспощадной битве с врагом Христа, сколькие очистили душу в нетопленых келиях молитвами, постом и подвигами. Одному Богу ведомы имена тех неизвестных ныне подвижников, которые смиренным своим трудом неутомимо ковали будущее Грузинской Церкви и народа. Святой Георгий Святогорец (пом
27 июня) писал: «С тех пор, как признали Единого Бога, не отступали от Него и сородич наш никогда не склонялся к ереси». А в постановлении Руисско-Урбнисского Церковного Собора сказано: «Не отступимся от тебя, в святости родившая нас, Церковь Кафолическая, не изменим тебе, гордость наша — Православие, которой и не изменяли никогда, ибо удостоились чести познать Тебя — Сама Истина свидетель». Это отношение к Православию было краеугольным камнем в жизни каждого грузина. Невозможно перечислить имена всех христиан, вознесённых из земных церквей Грузии в Небесные, тем более невозможно описать их деяния. Именно поэтому в этот день упоминаются имена не только всем известных святых, а перечислены ещё 300 мужских и женских имён. Большая часть грузин носит имена поминаемых в этот день святых и просит их ходатайства и защиты.. Грузинские Святые и подвижники Мученик Гоброн, во святом крещении Михаил, и с ним 133 воина грузинских Святой мученик Константин, князь грузинский Святая великомученица Кетевань, царица Кахетинская Преподобный Георгий Иверский, Афонский Мученик Арчил II, царь Иверский Преподобный Шио Мгвимский, чудотворец (VI в.) Благоверная Тамара, царица Грузинская 600 преподобномучеников, избиенных персами в Давидо-Гареджийской пустыни Благоверный Давид III Возобновитель, царь Иверии и Абхазии Святой мученик Або Тифлисский (Тбилисский) Тринадцать сирских отцов — просветителей Грузии
Новые грузинские святые. Грузинская Православная Церковь в 2003 году причислила к лику святых трех подвижников ХХ века и мучеников, пострадавших за отказ принять ислам в XVII веке. В лике преподобных были прославлены схиархимандриты Иоанн и Георгий Бетанийские. Преп. Иоанн (Майсурадзе) родился в Южной Осетии, подростком поселился в древнем монастыре Бетания (Вифания), что в 20 км от Тбилиси. Затем несколько лет жил на Святой Горе Афон, откуда вернулся в Грузию уже в сане иеромонаха. В 20-е годы стал настоятелем Бетанийской обители
Преп. Георгий (Мхеидзе) был выходцем из обедневшего княжеского рода. В юные годы, почувствовав призвание к монашеству, оставил учебу в военном училище в Петербурге, некоторое время вел отшельнический образ жизни, а в 1924 году поселился в Бетании.   Во время коммунистических гонений благодаря преподобным Иоанну и Георгию Бетания долгие годы оставалась монашеской обителью – оба они прожили в стенах монастыря до самой кончины. Официально они числились «сторожами памятника архитектуры», а монастырь считался недействующим, однако в храме висели иконы, горели лампады, совершались богослужения, крестные ходы, здесь крестили и венчали. Долгие годы обитель оставалась чуть ли не единственной в Грузии монашеской общиной. Символично, что именно Бетания стала первым монастырем в стране, официально открытым в 1978 году по благословению Патриарха Илии II.  По свидетельствам очевидцев, по молитвам старцев Иоанна и Георгия бывали случаи исцелений
Замечали, что все предсказания, даже мимолетные замечания старцев сбывались. Преп. Иоанн преставился в 1957 году, а преп. Георгий в 1962-м, приняв за пять лет до кончины великую схиму с именем Иоанн. Оба старца похоронены в Бетании возле восточной стороны монастырского храма.  Священный Синод также прославил в лике святых игумена Ефрема (Кереселидзе), служившего в годы сталинского режима. Он известен тем, что спас от коммунистических властей уникальные тексты грузинских песнопений.  Также Священный Синод причислил к лику святых мучеников десятки тысяч грузин, отказавшихся принять ислам в XVII веке во время нашествия мусульманских захватчиков в исторические области Лазистан и Ферендан. . ЖИЗНЕОПИСАНИЯ  ГРУЗИНСКИХ СВЯТЫХ
Мученик Гоброн, во святом крещении Михаил, и с ним 133 воина грузинских. 17 ноябряМученик Гоброн, во святом Крещении Михаил, и с ним 133 воина — грузинские мученики Х века. Мученик Михаил, происходивший из знатного княжеского рода, с юных лет отличался храбростью и неустрашимостью, за что и был прозван Гоброном (что значит на арабском языке «мужественный, храбрый»). В 914 году арабский военачальник Абдул-Касим, опустошив Армению, захватил Тбилиси и осадил крепость Квели, защищаемую святым Гоброном и его воинами. После 28-дневной осады, вероломно нарушив заключенное перемирие, арабы ворвались в крепость и пленили ее стойких защитников во главе с Гоброном. Грузинский царь Адарнасе II (881-923) выкупил многих пленных, но на выкуп святого Гоброна арабы не согласились. Эмир предложил ему принять ислам, обещая свободу и богатство, но получил решительный отказ
Тогда на глазах у святого Гоброна были истреблены 133 его воина, также отказавшиеся отступить от веры во Христа. Святой Гоброн, омочив в крови мучеников палец, изобразил на своем лбу крест и, возблагодарив Господа за ниспосылаемый мученический венец, кротко и незлобиво принял смерть через усекновение главы 17 ноября 914 года. Автор «Мученичества Михаила (Гоброна)» (914-918) Тибетский епископ Стефан повествует, что тело святого Гоброна и тела 133-х его воинов были зарыты в общую яму. «Чудный свет почти каждую ночь освещал могилу святых мучеников, множество больных, приходивших на могилу святых, получали здравие». Грузинская Церковь причислила мученика Гоброна и его воинов к лику святых и установила их память в день мученичества — 17 ноября.. Святой мученик Константин, князь грузинский. Дни памяти: 10 ноябряСвятой мученик Константин — грузинский князь из Верхней Карталинии
Он прославился в своей стране щедростью к бедным, покровительством церквам и духовенству. В его время Грузия часто подвергалась нападениям от разных врагов. В одной из битв с варварами Константин был взят в плен и отведен в Тифлис к эмиру Буге, который сначала заключил его в темницу, а затем отправил к царю Джепару. Последний стал убеждать его отречься от Христа, но Константин твердо исповедал свою веру. Его заключили в зловонную тюрьму. За стойкость в вере, по повелению царя, он был усечен мечом в 842 году на 85-м году жизни. Тело святого повесили на площади, но христиане взяли его и перенесли в Грузию
Место погребения неизвестно. При католикосе Иоанне П (871-893) в честь святого мученика Константина был установлен праздник, а позднее составлена служба католикосом Антонием.. Святая великомученица Кетевань, царица Кахетинская. Кетевана Кахетинская (+1624), царица Кахетии, великомученица. Память 13 сентября (Груз.)  Происходила из царскою рода Багратиони, дочь владетельного князя Ашотана Багратион-Мухранскаго и правнучка царя Константина III Карталинского (1469 — 1505).  После недолговременного супружества с царём Давидом I Кахетинским (также из рода Багратионов), который скончался после шестимесячнаго царствования над Кахетией, Кетевана, осталась совершенно одинокой, так как и малолетнего сына своего Теймураза она, по смутным обстоятельствам времени, отправила заложником ко двору персидского шаха Аббаса I.  В лице царицы народ чтил мудрую помощницу своего мужа в правлении страной, так как, даже в короткое время его царствования, она успела много совершить для благосостояния Кахетии: усмирила знать, привела в порядок разстроенные дела, доставила мир и благосостояние Церкви, построила несколько храмов, больниц, приютов для нищих и сирот, оградила царство от внешних враговЦарица. По смерти мужа она поселилась в одном уединенном месте и проводила время в богоугодных занятиях и чтении Священного Писания.  В заложниках у шаха был также младший брат ее мужа, Константин, прозванный Окаянным. Он принял ислам и в 1605 году по наущению шаха Аббаса I подослал убийц к престарелому отцу, царю Александру II, и брату его Георгию
Совершив преступление, Константин велел положить тела убитых на верблюдов и отправить их к царице Кетеване. Ужаснувшись злодеянию, царица оплакала безвинных страдальцев и похоронила их в Алавердском соборе. Ради того, чтобы остаться единственным наследником царства, нечестивец попросил ее руки, пригрозив в случае отказа принуждением.  Передав через послов Константина решительный отказ на его предложение, царица Кетевана обратилась к знатным кахетинцам, прося их защиты против насилия Константина, предупредив их об опасности, которая угрожает со стороны этого убийцы всему царствующему дому и всем жителям, которых он намеревается обратить в ислам, и сказала при этом, что если не помогут ей защититься от беззаконных требований Константина, то она оставит Кахетию и возвратится к своему семейству. Высшие представители кахетинского народа обещали ей защиту, и выступили со своими воинами против против Константина и разбили его. Он нашел бесславную смерть со множеством персидского войска. Под мудрым правлением царицы Кетеваны в Кахетии водворились мир и справедливость.  Кетевань решилась снова принять правление над царством и поселилась в городе Греми — древней столице Кахетии, находившемся у подошвы гор, отделяющих Кахетию от Дагестана. Однако вскоре, Кетевань, мысли которой давно уже были устремлены на служение одному Богу, почувствовала себя не в силах быть во главе царства, особенно же при таком трудном положении дел, какое было в то время; не имея кому передать управление, так как из всего царского дома не оставалось в живых никого, кроме ее сына, отрока Теймураза, бывшего заложником при персидском дворе, она решилась устроить его возвращение и, отправив почетное посольство с богатыми подарками к шаху Аббасу I, написала ему, что если он не возвратит ей ее сына Теймураза, то Кахетия отложится от его зависимости
Опасаясь, чтобы Кахетия не присоединилась к Турции или России, шах Аббас позволил Теймуразу возвратиться в свое царство. Велика была радость царицы Кетевани при свидании со своим сыном. В особенности она была утешена тем, что, не смотря на долгое пребывание свое при персидском дворе, он сохранил православную веру. Вскоре по прибытии его, она передала ему, как законному наследнику, управление всей страною, сама же успокоилась в уединении, предавшись теперь главной заботе о приготовлении к вечной жизни.  Но шах Аббас не оставлял мысли о подчинении ему Кахетии и, выискав коварным образом благовидный предлог, угрожал нападением на царство Теймураза и принуждал кахетинских феодалов к выдаче знатных заложников. Устрашенные кахетинцы обратились тогда к своему царю и просили его послать к шаху свою мать с сыном его Александром, чтобы мудрая Кетевана «укротила гнев шаха своею просьбою и умолила бы его оставить свою мысль погубить их». Со слезами передал Теймураз своей матери просьбу своих вельмож и народа. Не предвидя пользы от исполнения этого желания, опытная царица отвечала своему сыну: «ты знаешь, дитя мое, что много раз я принимала на себя бедственное положение Кахетии и не щадила себя для страны, но бесполезно будет предпринимать путешествие к шаху, потому что никакие мольбы не остановят его решение опустошить нашу страну».  Несмотря на эти слова Кетевани, народ не переставал умолять ее ехать к шаху ради спасения страны и, всегда готовая жертвовать собою, она решилась исполнить общее желание и в конце 1615 года отправилась к шаху, взяв с собою младшего внука своего, царевича Александра
Ласково принял их коварный Аббас, однако же потребовал, чтобы Теймураз выслал к нему и старшего своего сына Леона, обещая воспитывать обоих детей, как прилично их высокому роду. Напрасно предупреждала Кетевана своего сына не исполнять этого требования шаха; вынужденный народом, который в отказе уступить желанию шаха видел свою гибель, Теймураз выслал к шаху и старшего своего сына Леона.  Затем коварный шах потребовал к себе и самого Теймураза. Испуганные вельможи настаивали, чтобы он ехал к шаху. Но царь всеми силами уклонялся от этого, зная, что ему грозит неминуемая погибель. Тогда шах отправился в поход на Кахетию. «Шах двинулся на нее с огромным войском, — пишет Аракиль, армянский историк, — _и по нашествии персов страшные бедствия постигли Иверию: растление девства, смерть старцев, которых нельзя было переселить в Персию, смерть воинствующей молодежи, отказывавшейся от переселения из отечества в числе пленных, смерть иереев и диаконов, и даже епископов и монашескаго чина обоего пола и отведение их в плен, убиение малолетних, срытие святых могил и сожжение святых храмов и богатого города Греми и всех городов и сел Кахетинских». Царь Теймураз нашел в это время убежище у Имеретинского царя Георгия.  Между тем, сыновья его Леон и Александр вместе с бабкою их, царицей Кетеваной, томились в темнице в Ширазе
Оба царевича были изувечены, старший из них, не выдержав испытания, скончался. С христианскою покорностью переносила блаженная Кетевань тяжкие испытания, постигшие ее, и всеми своими чувствами и помышлениями все более и более переносилась в иной мир; темница, в которой содержалась она десять лет, сделалась для нее местом духовных подвигов, которыми приготовилась она к переходу в вечную жизнь. Неусыпными молитвами, ночными бдениями утоляла она свою душу, отрешенную от всяких земных упований. Единственным утешением служила ей возможность устроить в овоей темнице маленькую церковь, в которой духовник ее ежедневно совершал литургию.  Вмц. Кетевана, царица Кахетинская. Хажомия К. (Х.)М
(выпускница Иконописной школы 2005 г.) Икона. Сергий Посад, 2003 год. Изображение с сайта pravicon.com Десять лет томилась царица Кетевана в темнице. Наконец, настало для нее последнее испытание: шах, давно настаивавший на том, чтобы она отреклась от веры Христовой, ублажая ее всякими блистательными обещаниями, прислал объявить ей окончательно свою волю, чтобы она или отреклась от веры христианской, или готовилась принять жестокие мучения и смерть.  Раба Христова не смутилась словами посланнаго от шаха: «Скажи пославшему тебя, — ответила она ему, — что ни смерть, ни жизнь и ничто не может разлучить меня с Христом Богом моим, и невозможно для меня оставить веру мою православную, ради которой готова я принести себя в жертву», и в молчании выслушав дальнейшие убеждения градоначальника, попросила его оставить ее одну на некоторое время, сама же, удалившись в свою темничную церковь, излилась перед Богом в пламенной молитве, чтобы простил ее, укрепил, был помощником сыну ее Теймуразу и «совершающим память ее подавал всегда утешение сердечное». Затем, причастившись Святых Таин и осенив себя крестным знамением, вышла к мучителям своим и сказала им: «Делайте, что замыслили, я готова на все мучения».  И тогда начались страшные истязания над царицей-мученицей, одно зрелище которых трудно было перенести, так что и сам градоначальник, пораженный до слез, поспешил удалиться. Служители царицы поколебались душою и умоляли ее пощадить свою жизнь. Сам иерей, духовник Кетеваны, смутился при виде истязаний раскаленными орудиями, и когда и его привели на площадь, где пылал костер для исповедников Христовых, готов был уступить настояниям персов
«Чего смущаешься, Имеретин? — громко и повелительно обратилась к нему непоколебимая в твердости Кетевана, — пришло время засвидетельствовать имя Христово! Разве кто-нибудь из отрекшихся от Христа остался вечно жить на земле? Разве не лучше поспешить уйти из этого мира туда, где вечный покой и вечная радость?… Причастимся страданиям Христовым, чтобы причаститься и воскресению Его!»  Эти слова мученицы Христовой мгновенно, как огнем, попалили малодушие в сердцах, готовых отступить от святых верований, и все воспрянули исповедниками истины и твердо приняли мученическую смерть.  Истязания же Кетевани продолжались. Ее пытали раскаленными клещами, повесив крестообразно на дереве. На голову святой мученицы надели раскаленный докрасна железный котел. Густой дым от загоревшихся волос и всей головы поднялся вверх, и блаженная мученица предала Богу святую свою душу 13 сентября 1624 года.  Три светлых столпа, опустившиеся на тело святой Кетеваны, знаменовали ее духовную победу. Шах повелел тело святой вынести за город и бросить в болото, в которое сбрасывали все городские нечистоты. Небесный свет не переставал и тут стоять над телом блаженной Христовой рабы.  Ночью христиане тайно вынули из непотребного места тело святой, положили в гроб и предали до времени погребению
Спустя ровно год после кончины великомученицы открыли могилу и, к своему ужасу, не нашли ее останков. Царь Теймураз говорит, что латинские монахи, бывшие тогда при дворе персидском, принесли шаху очень крупную сумму денег и просили, чтобы он повелел дать им тело мученицы, но шах не хотел и слышать об этом. Тогда они стали тайно разыскивать тело и, наконец, после долгих поисков, нашли могилу ее. Они вынули мощи великомученицы, подвергая опасности свою жизнь, тайно заказали гроб, положили в него честное тело страдалицы Христовой и сохраняли у себя до времени.  Спустя семь месяцев после разорения Кахетии царь Теймураз вернулся из Имеретии и принял снова бразды правления. Латинские монахи Августинского ордена, чтобы приобрести расположение царя, утвердиться в Грузии и затем распространить там свою ересь, отделили от мощей честную главу и правую руку и послали в дар царю Теймуразу I. Царь, услышав, что к нему везут бесценный дар, вышел с патриархом Захарией (+ 1634), со всем духовенством карталинским и кахетинским, со всеми вельможами и народом и с великим торжеством, псалмопением и курением фимиама встретил свою мать, царицу-великомученицу. Всеобщая радость была неописуема, некоторые плакали
Честные мощи были торжественно положены под престолом Алавердского собора святого великомученика Георгия в Кахетии.  Оставшиеся мощи латинские монахи тайно отправили в Рим в богатой раке и положили в усыпальнице святого апостола Петра, где они и почивают до сего дня. Часть мощей, в частности, кисти рук, была перенесена в Индию, в Гоа, где положили в каменном саркофаге в нише городской церкви. В 2006 они были обретены во время археологических раскопок [1]  Бог прославил свою угодницу чудотворениями: больные и немощные, приходящие к честной главе святой великомученицы, получают душевное и телесное здравие. Католикос-патриарх Захария (Джорджадзе) (1623 — 1630) причислил великомученицу к лику святых и установил ее память 13 сентября. Житие царицы Кетевани описано очевидцем страданий ее, и после него и другими, и в том числе — в стихах — её сыном, царём Теймуразом I. . Преподобный Георгий Иверский, Афонский
Дни памяти: 27 июня Преподобный Георгий Иверский, Афонский, родился в Триалети (область Южной Грузии) в 1009 году (по некоторым данным, в 1014 году) в семье знатных владетелей Марии и Иакова. Его отец по поручению грузинского царя Георгия I (1014-1027) ездил к персидскому шаху в качестве посла. Когда мальчику исполнилось 7 лет, родители привели его в женский Тадзрийский монастырь, где воспитывалась его старшая сестра Тэклэ (Фекла). Здесь святой Георгий провел три года, и дважды за это время был чудесно спасен Промыслом Божиим от гибели (в реке Кция и в пламени пожара, разразившегося в обители). В 1019 году по просьбе своих дядей (братьев отца), Георгия-писаря и Саввы, подвизавшихся в Хахульском мужском монастыре, отрок Георгий получил благословение настоятеля Хахульского монастыря Макария на воспитание у строгого подвижника Илариона Туалели, который славился образованностью и высотой духовной жизни. В 1022 году святой Георгий был отправлен в Константинополь, где в продолжение двенадцати лет тщательно изучал науки и получил разностороннее образование. После возвращения в Грузию в 1034 году он принял иноческий постриг в Хахульском монастыре от блаженного старца Илариона Туалели
Спустя некоторое время инок Георгий, отдав свои одежды нищему и одевшись в его ветхое рубище, отправился на поклонение святым местам Палестины. После непродолжительного пребывания в обителях на Черной горе (близ Антиохии) инок Георгий отправился на Дивную гору, в монастырь святого Симеона Дивногорца († 459). Там он обрел духовного наставника старца Георгия Молчальника († 1068), тоже грузина, жившего в расселине скалы. Три года провел он в монастыре святого Романа (с 1036 по 1039 гг.). В 30-летнем возрасте преподобный Георгий принял великую схиму от старца Георгия Молчальника. Затем, напутствуемый им, он отправился на Афон, в Иверский монастырь. По дороге святой посетил Иерусалим и поклонился Гробу Господню
Преподобный Георгий прибыл на Афон в 1040 году и продолжил работу над переводом Богослужебных книг и творений святых отцов Церкви, начатую преподобным Евфимием Иверским (память 13 мая). И поныне Грузинская Православная Церковь признает канонической и допустимой для церковного употребления только ту редакцию Священного Писания, которая принадлежит перу преподобного Георгия Иверского, достойно завершившего труды преподобного Евфимия. В Житии преподобного Георгия приводится неполный список его переводов с греческого: Большой Синаксарь, Деяния и Послания святых апостолов, двенадцать Богослужебных Миней, Октоих, Триодь (постная и цветная), Требник, Псалтирь, Полный Часослов, «Шестоднев» святого Василия Великого, Послания святого Игнатия Богоносца, Соборные послания святого Кирилла Александрийского, Книга святого Григория Нисского, Книга святого Феодора Студита, Книга деяний VI Вселенского Собора «и много других полезных и святых книг». Из переводов святого Георгия Иверского с латинского на греческий до нас дошло известное сочинение епископа Дорофея «О 70 учениках Господа». Широко известно также оригинальное произведение преподобного Георгия Иверского «Житие Иоанна и Евфимия», дающее обстоятельные сведения об основании и внутренней жизни Афонского Иверского монастыря при первых его ктиторах и настоятелях — преподобных Иоанне и Евфимии (память 12 июля и 13 мая). После года послушничества преподобный Георгий в 1042 году был рукоположен в сан иерея и назначен старшим иеромонахом при соборном храме. Он исполнял также обязанности регента
Свободное от Богослужений время святой посвящал переводческой деятельности и поэтическому творчеству. Афонские песнопения преподобного Георгия Иверского, в частности знаменитый «Вечерний звон» (перевод на русский язык И. И. Козлова), были впоследствии переведены на многие европейские языки. После кончины игумена Иверского монастыря Стефана Хартуляри преподобный Георгий был в 1044 году избран новым настоятелем (трижды жребий указал на него). Попечением нового игумена был перестроен и укреплен соборный храм обители в честь Успения Пресвятой Богородицы и подтверждены права грузин на Иверский монастырь. С этой целью преподобный Георгий посетил Константинополь, где был принят императором Константином IХ Мономахом (1042-1055) и получил от него жалованную грамоту
Вернувшись в Иверскую обитель, преподобный оставил после себя настоятелем Георгия Олтисели и отправился на Черную гору, близ Антиохии. Вероятно, он вынужден был это сделать, чтобы оправдать перед Патриархом Антиохийским Феодосием III (1057-1076) братию Иверского монастыря, заподозренную греками в неправославии. Преподобному Георгию удалось справиться не только с этой задачей, но и убедить Антиохийского Первосвятителя в канонической законности автокефалии Грузинской Православной Церкви, сохраняющей апостольскую преемственность от святого апостола Андрея Первозванного. Из Антиохии, по приглашению грузинского царя Баграта IV (1027-1072), преподобный Георгий отправился в Грузию. В Грузии он провел пять лет: учил народ словом и делом, помогал благоустроению церковной жизни и внедрял свои переводческие труды. Благодаря их высоким научным и литературным достоинствам, они были признаны Грузинской Церковью образцовыми. Заботясь о духовном просвещении страны, преподобный Георгий отобрал 80 грузинских юношей и отправился с ними на Афон, чтобы отдать их в основанное им же училище
По дороге он посетил Константинополь. Несмотря на уговоры учеников отложить посещение императора, поскольку преподобный Георгий занемог, он, будучи извещен свыше о своей предстоящей кончине, поторопился представить императору Константину Х Луке (1059-1067) своих учеников и получил грамоту на их обучение в афонском училище. На следующий день, 29 июня 1065 года, святой Георгий мирно отошел ко Господу. Тело преподобного было с честью перевезено на Афон, прославленное на пути очевидными знамениями милости Божией. Оно год пролежало в гробе без погребения в храме Всех Святых. Когда гроб был открыт, тело святого оказалось совершенно нетленным: ни один волос не упал с его головы и бороды. Гроб святого Георгия был установлен близ раки святого Евфимия 24 мая 1066 года, в день памяти преподобного Симеона Дивногорца
С согласия Католикоса-Патриарха всей Грузии Иоанна IV (1110-1142) ежегодно в этот день совершалась память святого Георгия, приуроченная впоследствии к дню его блаженной кончины, и совершаемая ныне 27 июня.. Мученик Арчил II, царь Иверский.  4 июля день памяти мучеников Арчила ІІ и Луарсаба ІІ (VIII, XVII столетие)                                                                                           . Св. мученик царь Арчил (VI-VIIвв.) был сыном князя Картли Стефаноза II, Мученик Арчил, царь Иверский Святой царь Арчил II принадлежал к династии Хосроидов и был прямым потомком царя Мириана (+ 342). во время правления которого Грузию захватил арабский полководец Мурван Кру (735-736гг.). Глухого, прозванного так грузинским народом за его неумолимую жестокость
Это тот Мурван который мучил и убил князей Аргвети св. Давида и Константина.. Царю Арчилу (пам. 21 июня/4 июля) удалось на время отбросить орды магометан, укрепившись с братом Миром в Анакопии. Наступил долгожданный мир. И в это страшное время царь дал народу все, что мог — свое сердце и остатки царских сокровищ. В годы мира царь поднял страну из развалин, восстановил поруганные святыни, собрал народ под сенью Столпа и Хитона Господня
Когда царь был уже в преклонном возрасте, его вызвал в свой стан эмир Асум. Он уговаривал Арчила принять ислам формально, а в душе остаться христианином. Но царь отказался купить себе жизнь ценой нижайшего предательства. Он склонил голову под меч палача, точно на короновании. Святой Арчил подал для своего народа пример праведной жизни и достойной мученической кончины.. Множество христианских монархов во время своего правления надеялись на Божью помощь. Среди таких благочестивых царей Церковь сегодня вспоминает православных правителей Грузии – мученика Арчила Второго, царя Иверского, и Луарсаба Второго, царя Карталинского
Они жили соответственно в восьмом и семнадцатом веках. Оба царя способствовали утверждению христианства на своей родине. Оба воевали за независимость Грузии: Арчил с арабами, Луарсаб – с турками. Оба погибли мученической смертью, не предав веры в Христа.. Преподобный Шио Мгвимский, чудотворец (VI в.). Дни памяти: Февраль 10, Май 7, Май 9. Преподобный Шио происходил из Сирии, уроженец города Антиохии
С детства он отличался благочестием и чуждался красот мира сего. В то время близ Антиохии в безлюдной пустыне поселился великий сирийский подвижник, авва Иоанн Зедазнийский со своими учениками. К нему и пришел двадцатилетний Шио в поисках духовного наставника. Тайно он ушел от своих родителей и, припав к ногам великого отца восточного монашества, просил принять его в число своих учеников. «Сын мой, блажен ты, ибо будешь ты велик пред Богом, — сказал ему св. Иоанн, — блажен буду и я, потому что назовусь отцом такого отца отцов». Приняв пострижение от рук аввы Иоанна, Шио проводил жизнь строго подвижническую, постепенно восходя от совершенства к совершенству
Когда св. Иоанн по велению Божию отправился в Иверию (Грузию), чтобы утвердить в вере просвещенных св. Ниною грузин, то в числе 12 учеников, указанных св. Иоанну Самим Богом, был и св. Шио. В Иверии святые отцы первое время пребывали все вместе в молитве, богомыслии и суровых подвигах, служа Богу и людям. Через два года св
Иоанна посетила Небесная Покровительница Иверийского царства Пресвятая Богородица вместе с Ее верной служительницей равноапостольной Ниною. Они повелели всем 12 ученикам св. Иоанна отправиться на апостольские труды в разные концы Иверии. Св. Шио отправился один, как великий хранитель безмолвия. Придя в одно пустынное место на берегу реки Куры, он нашел себе тесную пещеру и в ней поселился, не имея заботы ни о чем телесном. Без пищи и пития он провел 40 дней, упражняясь в непрестанной молитве
На сороковой день враг нашего спасения — диавол, видя такой подвиг святого, с яростью ополчился на него. Не было такой язвы, которой он не пытался бы уязвить его, но все старания беса были напрасны. Св. Шио по-прежнему душевные очи свои держал устремленными к возлюбленному им Христу и, возлагая непоколебимую надежду на Спасителя, был неподвижен. Тогда однажды множество бесов с ужасным шумом и криком обрушились на святого, пытаясь поразить его раз и навсегда, но блаженный Шио, нисколько не смутившись, продолжал свою пламенную молитву. Тогда бесы, в бессильной злобе оставляя святого, сказали. — «Гордый монах, князь наш, который занят теперь убийством Иоанна, завтра придет и погубит тебя»
Всю наступившую ночь св. Шио провел в молитве вне пещеры. С рассветом необыкновенный свет осиял его, и он увидел у входа в пещеру Заступницу всех христиан Пресвятую Деву Богородицу со св. Иоанном Крестителем, покровителем пустынножителей, и множеством небожителей. Пресвятая Дева утешила подвижника и вложила ему в руку что-то похожее на хлеб. Когда Шио по повелению Богородицы съел это, то уста его исполнились необыкновенной сладости. С тех пор он уже никогда не испытывал голода
Господь питал его, как пророка Илию в пустыне, посылая каждый день с голубем небесный хлеб. Вскоре стала собираться братия. Число иноков все умножалось, но не было храма для совершения службы. Прп. Шио, вняв просьбам братии, решил строить церковь. Чтобы узнать, где Богу угодно воздвигнуть храм во славу Его имени, святой взял зажженные угли и ладан, положил их на ладонь и встал на молитву. Вскоре дым от курящегося ладана, подобно столпу, поднялся на высоту и пошел к ущелью, где стояли кельи иноков, и там остановился
Удостоверившись этим знамением, что именно на том месте должен быть выстроен храм, преподобный взялся за постройку, и вскоре была освящена соборная церковь в честь Живоначальной Троицы, Пресвятой Богородицы и св. Иоанна Крестителя. Обитель все разрасталась. Однажды иноки пришли к св. Шио с жалобой на диких зверей, от которых никому в тех местах не было покоя. По молитве святого все звери собрались в его келье, с поникшими головами ожидая его приговора над ними. Блаженный Шио, выйдя из пещеры, сказал: «Знает Христос, что у меня болит сердце за вас
Но Богу угодно, чтобы эта пустыня наполнилась бы людьми, славословящими Его, а потому идите на другое место. Один же из вас пусть останется здесь, чтобы пасти ослов моей братии». После слов святого все звери пустились бежать от него и остался один только волк, который по слову святого начал пасти ослов, питаясь пищей, которую вкушали сами иноки. Перед своей кончиной прп. Шио удалился в пещеру, в затвор, на больший подвиг. Тело его окончательно изнурилось от великих постов, трудов, бдений и от страшной сырости пещерной, лицо его почернело и изменилось до неузнаваемости. Когда наступило время кончины блаженного, то Господь через ангела Своего известил его о дне смерти
Св. Иоанн, также узнав об этом, поспешил к своему возлюбленному ученику. Св. Шио, оставаясь в пещере, попросил к себе иерея со Святыми Дарами, что немедленно и было исполнено. 9 мая, приобщившись Пречистого Тела и Животворящей Крови Христа Бога и воздев руки свои к небу, св. Шио с молитвой предал дух свой Богу. Тропарь В тебе, отче, известно спасеся еже по образу, приим бо крест, последовал еси Христу, и, дея, учил еси презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней
Темже и со Ангелы срадуется, преподобне Шио, дух твой. Кондак Житие твое служением Господним исправил еси и, взем крест, оставил еси вся житейская, красото пустыни, преподобне Шио. Кого убо паче тя, и по смерти жива суща страна Иверская почитает и мощми твоими, от гроба явленными услаждается, темже не престай моляся о нас ко Господу.. Благоверная Тамара, царица Грузинская. Святая благоверная царица Грузии Тамара родилась около 1165 года. Происходила из древней грузинской династии Багратидов и была дочерью Георгия III и царицы Бурдухан, дочери осетинского царя Худана. Тамара была коронована в Уплисцихе в качестве соправительницы своего отца в 1178 году
Это произошло сразу после мятежа принца Демны и клана Орбелиани, когда у царя не было наследника, и обстановка в стране была нестабильной. После смерти царя Тамара была повторно коронована в Гелатском монастыре (1184). Царица немедленно созвала собор для устранения неурядиц в церковной жизни и установления административного порядка. Отрешены были от кафедры недостойные архиереи, смещены злоупотреблявшие своей властью правители, церкви освобождены от повинностей, участь крестьян облегчена, водворён внутренний мир. Тамара была признана царицей от Понта до Гургана (Каспия) и от Спер (линия от Трапезунда к Карсу) до Дербента, Хазаретии и Скифии. Девизом своего правления она провозгласила милость и правду: «Я отец сирых и судья вдов», — говорила Тамара. В её царствование не было ни одного случая смертной казни и телесного наказания
Избегая осложнений внутри царства, царица вела ряд войн с соседними государствами. Первый её супруг, русский князь Георгий (или Юрий) — по мнению Карамзина — сын Андрея Боголюбского — совершил военные экспедиции на север Армении, в Ширван и Эрзерум. Когда брак Тамары с Георгием был расторгнут — по словам грузинского летописца, вследствие творившихся князем бесчинств, — то бывший супруг Тамары стал её врагом и с большим греческим войском двинулся из Константинополя в Грузию для возвращения потерянного престола. Сторонники Юрия заняли Кутаиси и он был коронован во дворце Гегути, его сторонники совершали набеги до самого города Гори, но все же мятеж был подавлен. Юрий был повторно изгнан, его сторонники наказаны (клан Джакели лишен владений). Эта произошло в 1191 году. Почти сразу после изгнания Юрия Тамара вступает в новый брак — с другом детства, осетинским царевичем Давидом Сосланом, — и открывает наступательную политику
Она завоёвывает Тавриз, Эрзерум, одерживает блестящую победу над султаном ардебильским. Шамкорская битва (1195 г.) приносит ей громкую славу, отголоски которой слышатся в русском сказании об иверской царице Динаре. Победоносное её шествие завершается поражением (1203 г.) Нукардина, султана алеппского. Время царствования святой Тамары известно как золотой век грузинской истории: царица Тамара отличалась высоким благочестием и, продолжая начинания своего деда. святого благоверного царя Давида III Возобновителя, способствовала широкому распространению веры Христовой по всей Грузии, строительству храмов и монастырей. В 1204 г. правитель Румского султаната Рукн-эд-Дин обратился к царице Тамаре с требованием отказа Грузии от христианства и принятия ислама
Царица Тамара отвергла это требование, и в исторической битве близ Басиани грузинское войско разбило коалицию мусульманских государств. Мудрое правление благоверной царицы Тамары снискало ей всенародную любовь. Последние годы жизни она провела в пещерном монастыре Вардзиа. Благоверная царица имела келлию, сообщавшуюся посредством оконца с храмом, из которой она могла возносить молитвы к Богу во время Богослужений. Скончалась мирно в 1213 году.. 600 преподобномучеников, избиенных персами в Давидо-Гареджийской пустыни. Страдания Святых Отцев Давидо-Гареджийской пустыни, избиенных персами и иными безбожниками Преподобный Давид Гареджийский основал много больших и малых иноческих обителей
Правилом святого Давида запрещалось прямо вступать к нему в братство; если кто-нибудь хотел жить с ним, то его сперва посылали подвизаться в продолжении трех лет на пустынно-уединенную жизнь в высеченной этим же новоначальным подвижником где-нибудь в скале маленькой и узкой келье. Если новоначальный выносил страшное даже для взора, не только для жизни, пустынное уединение, то тогда принимаем был святым отшельником Давидом. Часто выходило так, что избравший такую суровую жизнь не возвращался уже к святому, а пребывал до самой своей кончины в избранном им месте, славословил Бога и имел самое близкое духовное общение со святым отцом Давидом. Около сего нового подвижника с течением времени собирались ревнители его жизни, высекали себе кельи в скале по подобию его келье и начинали жить с ним по уставу, данному святым Давидом. Таким образом через некоторое время, еще при жизни преподобного, вокруг его обители устроилось много монастырей самых близких его учеников. Первым и» таких монастырей был основан святым Додо, — это тот, который находится напротив Лавры святого Давида, именуемый ныне Иоанно-Крестительской пустынью. Вскоре все скалы, окружающие Лавру Давида, покрылись келиями святых подвижников Христовых
До сего дня сохранились постройки и пещеры двенадцати, крупных некогда, монастырей и безчисленного множества келий и киновий. Память сохранила следующие наименования больших Давидо-Гареджийских обителей: Воскресенская (мученическая)  Бертубани (квартал иноков) Святого Додо (Додос-рка) Иоанно-Крестительская Чичхитури Тетри-сенакеби (белых келий) Магазана или Мгвиме Колагири Мохатули (расписанная) Веран-Гареджа Пир-Укугмарти Лавра святого Давида (эти именования даны в русифицированной транскрипции публикаций прошлого века). На юг за хребтом, В скалах которого высечена Лавра святого Давида, имеется великолепная и довольно большая обитель Воскресения Христова, с сохранившимися до сего дня расписанным живописью византийской работы великолепным соборным храмом и множеством мелких церквей. Ныне эта бывшая обитель именуется «Монастырь Удабно». Древнейшие фрески этого монастыря (IX век) сильно пострадали от безбожного лихолетья XX века, и особенно от варварских военных учений, проводившихся в Гареджийской пустыне в 60-70 годах сего века. Соборный храм этого монастыря посвящен Воскресению Христову. Но крестный ход в ночь на Пасху совершался над монастырем на горе, где была устроена маленькая церковь, наподобие ротонды Гроба Господня
Иноки Давидо-Гареджийских монастырей имели обыкновение в храмовый праздник сходиться в какую-нибудь из поименованных обителей и единодушно праздновать этот день. В несчастную для Иверии годину зверонравный шах персидский Аббас I напал на Грузию в 1615 г. с бесчисленным войском и предал всю Иверию разорению и опустошению. Он, насытившись кровью христианскою, отправился охотиться в степи Караягские, где не думал найти кого-нибудь из людей, — и что же? Шах остановился для ночлега в Гареджийских горах и почивал в богато убранном шатре, вокруг которого расположились шатры главных его воинов и телохранителей, а далее — лагерь его полчищ. Около полуночи, ближе к рассвету, стали доходить до шахских ушей шум далекой реки и тихое веяние ветра, а из окрестных мест клики птиц и вой зверей. Шах предался мечтам и размышлениям о своем могуществе и о своих подвигах во славу милостивого к нему Аллаха, разумея под словом «подвиг» безжалостное истребление христиан во всех покоренных им странах. Вдруг в его шатер проник слабый, едва заметный, огненный свет, что показалось ему сначала призраком
Шах встревожился, и выйдя из шатра увидел, что на краю степи, на горе, как «будто двигалась и шла вереница огней. Это монахи всей пустыни Гареджийской обходили крестным ходом маленькую церковь, воспевая радостное для всякой души «Христос воскресе! ..» «Что это такое, закричал шах, указывая на огонь, — пожар, что-ли?» «Пресветлый, всесильный Шах!» » ответили ему воины, в числе коих были отступники от веры, но также — и тайные христиане. Они знали причину этого огня и особенность местности, и потому ответили шаху с низким поклоном: «Сегодня, Государь шах, большой праздник у Христиан; в этих местах живут Гареджийские монахи, которые ныне празднуют Пасху Христову и обходят церковь с возжженными свечами». «Значит не вся Грузия предана мечу! Еще остаются в живых монахи, а я думал, что вся Грузия стерта под моими стопами. Истребить сейчас же всех! Изрубить и этих всех, чтобы ни одна душа из них днем не осталась в живых! Слышите! И все их жилища предать опустошению и разорению, и истребить все до основания!» — вспылил шах. «Всесветлый шах!» — стали взывать к нему некоторые из вельмож, «эти люди мирные, не носят оружия и совершенно не опасны для шахского величества; они молятся только Богу о всех и помогают даже нашим правоверным, принимают их у себя на ночлег, кормят их и снабжают всем необходимым, и сам Пророк велел щадить таких молитвенников». От этих слов ярость шаха только усилилась и он потребовал: «Послать сейчас же воинов, и истребить всех!» Напрасны были слова вельмож, они должны были повиноваться своему зверонравному владыке
Немедленно снарядился отряд воинов и отправился прямо к монастырю Святого Воскресения. В ночь заутрени Пасхи явился Ангел Божий настоятелю Лавры Давида, по имени Арсению, и сказал ему: «Господь наш Иисус Христос призывает вас всех ныне в небесный Свой чертог. В эту ночь будет великое искушение для вас, вы будете посечены мечом. Кто хочет спасти свою временную жизнь, пусть бежит или скрывается, а тот, кто хочет спасти свою душу для вечности, будет предан мечу и увенчается от Господа венцом нетленным. Объяви об этом призыве Божием всем собравшимся в обитель инокам». И отошел Ангел, оставив преподобного Арсения в некоем смущении — как открыть этот призыв Божий братии, собравшейся для встречи Светлого Воскресения Христова, а не для встречи смертоносных врагов христиан. В скорбном размышлении стал он готовиться служить святую Божественную Литургию
В это время вошел к нему по какому-то делу его келейник, и видя своего духовного отца в тревожном состоянии с непраздничной печалью на лице, удивился странной перемене в нем, и спросил: «Отче, что с тобою? Почему честное лицо твое говорит мне о страшной и непонятной для меня скорби, которая предвещает, как замечаю, великую напасть и горе?» Авва Арсений, наконец, после долгого молчания говорит ему: «Чадо мое прелюбезное и ангельское, в нынешнюю ночь Ангел явился мне и принес весть смутительную». «А что такое?» — в изумлении спросил его послушник. «Да вот то», — отвечал настоятель, «что все собранные здесь иноки призываются Господом к вечери Тайной и Вечной через мечное посечение, и велено мне объявить всем кто хочет спасти свою временную жизнь, чтобы бежали отсюда, а кто желает жизни и Трапезы Небесной, пусть ожидают здесь острого меча и смерти. И вот не знаю, что делать, как объявить собранной у нас здесь всей пустынной братии». Послушник воскликнул: «Отче, стоит ли об этом горевать? Господь призывает нас к Себе, неужели не идти нам к Нему, спрашиваю тебя? Для чего собрались мы в эту пустыню, как не ради того, чтобы нести до конца взятый нами крест? Напротив, отец мой. радуйся и возрадуй нас, что мы в эту ночь предадимся в руки Господа нашего Иисуса Христа. Думаю, что не будет здесь ни одного, кто бы не пожелал подобного исхода себе
Объяви, отче, не бойся, все с радостью примут слова твои и приготовятся через смерть соединиться с Господом». Сказав это, он вышел и в скором времени настоятель и его келейник поведали всем о возвещенном свыше призыве. Иноки стали готовиться к принятию смертной чаши. Только два послушника, убоявшись смерти и мучения, посоветовались между собою и ушли из монастыря, чтобы спастись от меча. Они перешли лощину между двух обителей святого Давида и святого Додо, и остановились на одной из гор. Монахи совершили положенное по чину богослужение и возвестили друг другу «Христос воскресе! — Воистину Воскресе! Иноки давали мирное целование друг другу, лобызая Крест» Евангелие, иконы; прощаясь со всеми и прощая все, — расставались до встречи в обителях Отца Небесного. В монастыре Святого Воскресения началась Божественная Литургия
Вдруг под конец Литургии во время пения «Отче наш..,», при громе барабанов и зурны персидские воины окружили обитель. Настоятель Лавры Давида игумен Арсений немедленно вышел к предводителю воинов и просил его, сказав; «Во имя Единого Бога, всеми народами исповедуемого, позвольте нам кончить службу Ему, а затем, что угодно будет вам, то и делайте с нами! Для нас смерть ничто, так как она страшна для плоти живой, а мы, принявшие крест, ушли от мира за Христом нашим на распятие, добровольно свою плоть умертвили. Смерть радость великая для нас, ибо разрушается греховная и немощная плоть наша, а бодрствующая душа наша принимает упокоение в руках Отца Небесного и общение со Христом Богом нашим. Но умоляем вас, варвары, если вы жаждете смерти нашей и захвата сокровищ монастырских наших, да будет вам известно, что посреди нас не найдется кто-либо вооруженный или желающий бороться и воспротивиться вам. Мы, собравшиеся на торжество отпразднования Пасхи Христовой и ради причащения нашего Пасхи вечной, все укрепляемся благодатным вдохновением душ наших, взявши в руки жезл веры в Воскресшего Иисуса Христа. Молим вас, дайте нам время, чтобы вкусить нам Вечную сию и нетленную Пасху, которая есть Плоть, ради нас на Кресте волею закланного Агнца Непорочного и Невинного, Христа Бога нашего, а после того мы добровольно предадим себя в руки ваши, и принесемся в жертву Отцу со Христом Иисусом, ради нас в жертву Принесенным. Охраняйте входы этой церкви бдительно, чтобы никто из нас не ускользнул от рук ваших
Никто не придет на помощь нам. никто не даст нам надежду спасения от вас, мы все добровольно предаемся усмотрению вашему, и по совершении Божественной Литургии творите с нами, что хотите». Услышавши слова эти, персы рассудили между собою, что раз монахи ниоткуда не ждут помощи против них, а сами не могут сопротивляться, поэтому все сокровища монастырские ныне же будут в шахской власти, поэтому следует дать им время по просьбе их, а потом можно будет расправиться с ними как велел шах. Так уважены были прошения старца Арсения. Таким образом. Бог, Который уготовал иноков быть мучениками Истины и причастниками Христу Спасителю, почтил возлюбленных Своих пресвятым страданием ради Имени Сына Своего, а пребезжалостных врагов привел в милость, ибо не попустил им напасть на святых Своих пока иноки не вкусят Животворящей Пасхи. После любезных Богу воздыханий и молений, все приготовившие себя для принесения в жертву исповедничества приобщились Святых Таин
По окончании Евхаристии, настоятель и за ним все иноки надели мантии, настоятель взял в руки жезл и крест и вышел в сопровождении 6000 (по иным свидетельствам — 600) братьев, в числе коих были насельники всех остальных обителей. Став лицом к лицу предводителя персов, преподобномученик Арсений сказал; «Теперь мы готовы, делай, что повелено тебе! Стоим перед тобою без оружия, не почитаем шаха твоего, ни во что ставим закон вашего Магомета, проклинаем его и отчуждаем его от себя! Лучше принять смерть, нежели повиноваться вашему богомерзкому закону и вам, и вот голову мою даю тебе, а за мною и эти воины Христовы радостно встречают меч твой». Настоятель был усечен первым. Затем разъяренные, подобно зверям, воины бросились с обнаженными мечами на святых отцов и истребили всех без исключения, разбросав святые их тела по всему двору монастырскому на съедение птицам небесным и диким зверям, а затем предали всю обитель Воскресения Христова страшному разорению и опустошению. Несколько воинов вошли во время ограбления обители в одну маленькую церковь, в которой служил схимник, старец высокой жизни. Они застали его почти перед самым причастием. Бесчеловечные воины хотели мигом повалить с Престола Святую Жертву, но старец немедленно принял всю Чашу, и тем избавил Святые Тайны от варварского поругания
Один из злодеев схватил за бороду святого старца и немедленно снял мечем его честную главу. Так окончил дни своей жизни подвижник, имя которого внесено перстом Божиим в книге Жизни! Неистовый убийца положил честную главу на Престол, а тело было отброшено валяться на земле. Кровь из головы потоком полилась по Престолу; в скором времени она запеклась на каменном Престоле, так что до наших дней оставалась заметною для взора благоговейного христианина. Кровь из тела обагрила потолок и боковые стены маленькой церкви. Па внутренних стенах церквей и келий Воскресенской обители видимы были кровяные пятна от избитых там подвижников во свидетельство их святой кончины. Эти знаки страданий до последних дней существования Воскресенской обители оставалась видимым свидетельством вольного Христа ради мученичества преподобных отцов Гареджийских. Насельники остальных монастырей и келий также были преданы мечу и поруганию
Таким горестным исходом закончилось в XVII веке существование обителей, служивших почти одиннадцать веков рассадниками православия и святой христианской жизни в Грузии. Небо засвидетельствовало мучения преподобных отцов. На святые тела, изрубленные в куски, опустились три светоносных столба и стояли над всею местностью Гареджийской в продолжение трех суток, а в воздухе видно было бесчисленное множество розовых венков, издающих необыкно-венное благоухание. Упомянутые выше, бежавшие от страданий два послушника, перейдя гору, в которой была высечена обитель святого Додо, темной и глухой ночью шли поспешно, убегая от временной смерти. Рассуждая между собою о случившемся, наконец, один спросил другого: «Куда идем, и зачем идем? Пришли мы в монастырь не из мира ли, а теперь подобно псам возвращаемся на прежнюю блевотину; отчего не умерли мы с нашими отцами, чего нам оставаться одним в этой горькой и тревожной жизни?» И сказал один другому: «Идем, брат, умрем с нашими отцами и будем с ними в царстве Отца нашего Небесного». Внезапно их облистал свет в виде трех светоносных столбов, спускавшихся с неба на тела мучеников, и от этого света ночь превратилась почти что в светлый день. Итак, воспрянув от духовной дремоты, они увидели, что с неба спустилось на обители множество венков, а два из них жалко плыли а воздухе вверх
Видя эту скорбь небес, — вся вселенная наблюдала печальное возвращение венков, они скорыми шагами пустились бежать, подобно оленям на источник, в прежнее свое место, к убитым телам своих вождей духовных. Спустившись в лощину, отделяющую две обители, они встали на дороге, находящейся между обителями святого Давида и Крестителя Иоанна, почти напротив маленького монастыря святого великомученика Иакова персидского, над которым до сего дня стоит сторожевая башня с немногими кельями, и встретили тут разъяренных подобно волкам воинов. Эти, возвратившиеся ко Христу Его овцы словесные, исповедали Христа Бога, прокляли Магомета и его закон. Персы тут же изрубили страдальцев Христовых на мельчайшие куски и разбросали останки их по земле на съедение птицам и диким зверям. Но Бог, любящий и прославляющий святых своих, не оставил и сего места без знамения; на том месте, где они были изрублены, впоследствии произрасла роза, растущая до сего дня (свидетельство XIX века) посреди безводной, сухой и каменистой почвы, ровно на самой средине дороги, между существовавшими обителями святого Давида и святого Иоанна Крестителя. И зеленел этот куст посреди безотрадной пустыни, высохшей и обгорелой от страшного жара. Цвет той розы темно-малиновый, запах же удивительно благоухающий
Многие с верою пользовались ее цветом и листьями для облегчения своих недугов и по молитвам святых мучеников получали исцеления. Роза та служила единственным украшением для двух обителей в три дня Пятидесятницы. Сколько кто ни пытался эту розу пересаживать с грунтом и держать температуру, при которой она цветет, но нигде она не приживалась. Впоследствии царь иверский Арчил со всею тщательностью собрал кости мучеников и положил их в маленькой церкви в длинном гробоподобном каменном ящике, так что они были видимы для всех христиан с южной стороны при Святом Престоле в алтаре. Святые кости стали источать благовонное миро в утверждение и верное свидетельство святой мученической кончины исповедников Христовых. Это чудесное истечении мира из святых костей побудило всю братию обеих пустынь — Лавры святого Давида и Иоанне- Крестительской просить Католикоса Антония I составить им службу и установить в честь их праздник во вторник Светлой Седмицы, т.е. на третий день Пасхи
Православная Иверская церковь празднует этот день, прося святых мучеников быть ходатаями у Престола Воскресшего Господа, да воскресит Он народ иверский для новой жизни — жизни будущего века, и соделает чад ее гражданами небесного Иерусалима. Пустыня и рай монашеский Гаре Кахети всегда славились исповедничеством до крови. И в мирные времена Российской империи бывали случаи страдания Христа ради монахов Грузинской Фиваиды. 19-го июля 1851-го года во время богослужения Вечерни безбожные лезгины, пользуясь непроницаемой тьмою ночи и отсутствием у монастырской братии стражи, ворвались во святую. Лавру Давида и начали резню монашествующих. Настоятель, архимандрит Иоанн, находился в это время в ближайшем селе по делам службы. Повторилось тоже самое, что и раньше при настоятеле архимандрите Онуфрие, когда лезгинами были убиты блаженные отцы Шио, Гавриил и Давид и пять рясофорных иноков
На этот же раз, по внушению исконного врага человеческого рода, ненавистники креста Христова лишили жизни блаженного отца иеромонаха Геронтия мужа великого разум а, известного знатока церковного пения, который по преклонности возраста своего и немощи пребывал на ложе, не имея возможности двигаться. Пролилась чистая кровь его, как кровь Захарии, сына Варуха, убитого в святилище. Не избегнул такой же горькой участи и иеромонах Серапион, ему неверные раздробили голову обоюдоострым оружием, уготовав ему страстотерпческий венец. Безжалостно и бесчеловечно вместе с ними убиты были рясофорные монахи Герман и Виссарион, и благочестивый муж Михаил Картвелишвили, смиренно и безропотно предавший Богу свою душу; сострадальцами им были послушники Отар Елиозов и Симон Ломидзе. Кровь этих мучеников — воинов Христовых напоила землю, жадно принявшую эту теплую влагу во свидетельство верности Христу Богу земных ангелов самоотверженных иноков. Затем христоненавистники набросились на священное достояние христиан храмы и их сокровища — драгоценные сосуды, иконы, чаши, облачения и прочее. Выбрав из них наиболее ценные, захватили их
Между этими вещами были евангелия, сосуды, древнейшие облачения архиереев, украшенные всевозможными драгоценностями. Захватив все это в свои руки, безбожные лезгины накинулись на оставшихся в живых иноков иеромонахов Макария и Исаака, иеродиакона Сергия, послушников Михаила Долмазова и Василия из Кизикии. Послушник Давид Долмазов избег пленения и впоследствии стал иеромонахом в той же Давид-Гареджийской пустыни. Он спасся благодаря тому, что успел вовремя укрыться в выдолбленной в скале пещере. Таким образом разграблены были все церкви Лавры, лишь Церковь в коей почивают нетленные мощи преподобного Давида Гареджийскаго осталась нетронутой и гробница святого — не оскверненною неверными. Навьючив своих лошадей награбленным добром и еще раз надругавшись над святынями христианскими, лезгины поспешили отправиться в путь, захватив с собой в плен семь человек из монашествующих. Лезгины ехали верхом, а последние шли пешком
Была темная непроглядная ночь. Отъехав несколько верст от святой обители, лезгины расположились на привал в местности, известной под названием «Карая». Но вот чудо. Поруганная обитель среди кромешной тьмы вдруг озарилась необыкновенно ярким небесным светом. Когда увидел это чудесное явление послушник Давид, скрывшийся в расселине скалы, то он подумал, что это лезгины с огнем отыскивают скрывшихся иноков. Но, конечно, вскоре убедился он в своем заблуждении и понял действительное значение этого необыкновенного знамения. Тогда же до слуха его донесся голос отца Серапиона, который, будучи сильно ранен, стонал, претерпевая неимоверные боли от ран, нанесенных ему руками неверных
Но спустя мгновение, голос его пресекся, уста онемели и блаженный старец уснул вечным сном, а праведная душа его отлетела в райские обители, где нет ни печали, ни воздыхания, но жизнь бесконечная. Тогда же потух и небесный свет, исчезнув также непонятно, непостижимо для безсильного человеческого рассудка, как и появившись. Необычное явление это видели на своей стоянке и безбожные лезгины, но, глумясь над небесным знамением, богохульствовали, говоря несчастным пленникам: «Свет этот снизшел для нас, так как мы победили вас, а ваши братья горят в огне»,- и при этом поздравляли друг друга со счастливым избавлением от огня, пожиравшего, по их мнению, обитель. Слыша такие издевательства, пленники с горечью стенали, ударяя себя в грудь: «О, несчастные мы, почему и мы не удостоились смерти вместе с братьями нашими, ибо и нам уготован был бы венец правды, и мы соделались бы сынами Царствия Небесного!» Свет тот видели в Карталинии и Кахетии многие жители, бывшие в это время на полях, видели также и находившиеся в путешествиях. Снявшись с привала, хищники отправились далее восвояси. Между тем два послушника, каким-то образом спасшись, убежали в Иоанно-Крестительскую пустынь и обо всем случившемся рассказали братии ее. Монашествующие сообщили обо всем случившемся настоятелю архимандриту Иоанну Авалову
Оплакав горькими слезами своих собратий, он немедленно отправился вместе с братией в святую обитель мучеников. Их глазам представилась картина полного разрушения и хищения — все было разрушено и разграблено, на земле лежали тела убитых монахов с вопиющими к небу открытыми кровавыми ранами. Бия себя в грудь и терзая свои волосы, архимандрит Иоанн, также и архимандрит Иоанн Джорджадзе с братией Иоанно-Крестительской пустыни с великим плачем подобрали блаженные тела мучеников, обмыли их и, помазав благовонным елеем, с честью предали земле в одной общей усыпальнице около церкви Давида Гареджийского, где раньше нашли себе вечное упокоение и другие преподобные отцы. Особую, еще не написанную, историю страданий гареджийских монахов представляет судьба монастырей в XX веке. Уже и монастыри были упразднены, и иноки замучены и оклеветаны, а враг обрушился на сами келий и церкви гареджийских монастырей. В безбожное советское время некогда православной державы в Гаре Кахети был устроен самый крупный в Азии артиллерийский полигон. От постоянного сотрясения гор при стрельбе, а также при использовании башен монастырей в качестве мишеней, многие из них были разрушены, и древнейшие (VIII-IX век) на территории Российской империи фрески с изображениями святых в подавляющем большинстве своем были уничтожены
Каждый почитатель памяти монахов Давидо-Гареджийской пустыни должен искупить свою вину молчаливого соучастия в уничтожении святынь и памятников Великого Исповедания Воскресшего Христа, проявлявшегося полторы тысячи лет христианской истории Грузии. О, небесные граждане вышнего Иерусалима, преподобные отцы наши, светлые звезды пустыни Гареджийской, благоухание райское, облагоухайте церковь Иверскую молитвами и покровом вашим! Принявши от рук Подвигоположника мзду трудов наших, оградите своим покровом и словесное стадо ваше от нашествия невидимых врагов, попирающих и убивающих души верных чад православия! Отгоните от стада вашего нашествие нечестивых ересей и, предстоя Престолу всех Царя и Господа Иисуса, молитесь, да сподобит и нас предстательством вашим стоять одесную Его и вкупе с вами славословить Пречестиое и Великолепное Имя Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.. Благоверный Давид III Возобновитель, царь Иверии и Абхазии. († 1125), Память 26 января Святой царь Давид III Агмашенебели (восстановитель, строитель, зиждитель) вступил на престол в мрачное время, когда сельджуки громили всю Переднюю Азию. Продвигаясь на север без заметного сопротивления, они в 1079 г. дотла разорили Армянское царство, которое после этого перестало существовать как самостоятельное государство
Грозное полчище этих кочевников, усиленное и другими магометанскими племенами, стало угрожать Грузии. В ряде успешных столкновений войска грузинские под предводительством самого царя Давида отодвинули сельджуков далеко от границ царства. Тридцатишестилетнее царствование царя Давида было расцветом Грузии как в военном, так в особенности и в культурно-просветительном отношении. Сам ученый и книжник, царь всемерно способствовал распространению знаний как в самом царстве, так и в грузинских церковных и культурных центрах за пределами царства. В Петрицоне (нынешний Бачково в Болгарии) процветала грузинская семинария, единственное в своем роде учебное заведение в Византии. Из Петрицонского монастыря вышел ученый монах, философ и церковный писатель Иоанн Петрици. Старанием св
царя Давида была открыта при Иверской лавре на Афоне Духовная академия, в коей под руководством грузинских монахов-богословов обучались кроме грузин славяне и румыны. Св. царь Давид отличался глубоким христианским настроением, проникавшим всецело его жизнь. Милосердие, безграничная благотворительность и нищелюбие были врожденными свойствами этого всеми любимого царя. При царе Давиде Грузия застраивалась монументальными храмами и монастырями, из коих особо замечательны по своей архитектуре собор Ошки (ныне в пределах Турции) и уцелевшие до сих пор монастыри — Гелатский, Рождества Пресвятой Богородицы (в 10 верстах от Кутаиси) и Шио-Мгвимский (в районе Мцхеты). В главном храме Гелатского монастыря в числе многих сокровищ хранятся две драгоценные иконы Богородицы: одна — дар византийского императора Алексея Комнина, а другая, усыпанная бриллиантами и жемчугами (свыше 100), именуется Хахульской и писана, по преданию, евангелистом Лукой. Св
царю Давиду принадлежит умилительное церковное произведение — «Песнь покаяния», оканчивающаяся следующими словами, явственно выражающими душу святого царя: «Когда настанут невзгоды, сгинет величие царское, иссякнет слава, деяния упразднятся, цветение иссохнет, иной воспримет скиптр, к иным пристанут дружины, — тогда ущедри меня, Судие мой, Иисусе Боже…» Царь любил повторять: «Как ни был бы занят человек, для книги у него должно найтись время». Мощи св. царя Давида почивают в главном храме Гелатского монастыря. Там же стенная его фреска с припиской внизу: «Это — покой мой навеки: здесь вселюсь, ибо я возжелал его» (Пс.131:14).. Святой мученик Або Тифлисский (Тбилисский). Або Тбилисский/Тифлисский [груз. Або Тбилели; от араб
“або” — отец] (757-758, Багдад — 6.01.786, Тбилиси) — мученик Грузинской и Русской Православных Церквей (пам. 8/21 янв.); почитается как небесный покровитель и защитник Тбилиси. Будучи арабом по происхождению, св. Або жил в Багдаде и занимался изготовлением благовонных мазей. Известно, что он был грамотен и имел “многих братьев и сестер”. В 775 г. правитель (эрисмтавар) Картли (Восточная Грузия) Нерсе, проведший в результате клеветнического доноса 3 года в багдадской тюрьме и оправданный только что взошедшим на престол халифом Ал Мансуром, был отпущен на родину и взял с собой недавно поступившего к нему в услужение Або, бывшего в то время юношей 17-18 лет
В Тбилиси, столице Тбилисского эмирата, входившего в состав Арабского халифата, Або быстро и легко выучил грузинский язык и письмо, стал посещать православные богослужения и прилежно пая в споры с вероучителями, Або в конце концов отверг в сердце мусульманскую веру. Однако, не имея возможности открыто объявить себя христианином из-за боязни соплеменников-арабов, юноша стал тайно вести аскетический образ жизни и постоянно искать случая принять крещение в безопасном месте.  В 781 г. Нерсе, повторно подвергшийся доносу, вновь был вызван для разъяснения дела в Багдад. Но, боясь расправы, эрисмтавар отправил свою семью в Абхазское царство (в то время — территория Западной Грузии от Кавказского хребта до Трапезунда), где царицей была его мать, а сам вместе со свитой, в составе которой был и Або, бежал в Хазарию — по всей видимости, чтобы выработать план дальнейших действий в борьбе против общего врага — арабов. Увидев, что здесь “много селений и городов, которые живут беспрепятственно в вере христовой” (по-видимому, здесь имеется в виду часть политической Хазарии — страна готов-тетракситов, занимавшая территорию от Керченского пролива до устья Дона и имевшая свою христианскую кафедру), Або безбоязненно принял крещение “от рук честных пресвитеров”. Спустя некоторое время Нерсе со спутниками наконец прибыли в Абхазию, которая “была защищена от страшных сарацин”, так как являлась “достоянием царя христолюбивых ионян” (т. е
— Византийской империи), где новокрещенного Або встретили с большой радостью сам князь, епископ и священники. Юноша, увидев, что в пределах Абхазского царства “нет ни одного неверующего”, проникся священной радостью и принял на себя трехмесячный подвиг молчания и поста, вкушая пищу лишь после причастия по субботам и воскресеньям, а после Пасхи принялся без устали славить Бога.  В 782 г. узнав, что халиф посадил управлять Картли его племянника Стефаноза, Нерсе при условии отказа от политической деятельности наконец смог вернуться домой. Князь абхазский не желал отпускать от себя св. Або, убеждая его, что арабы не простят ему, их брату по крови, отказа от исконной их веры, но мученик ответил ему словами Христа: «Зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме» (Мф., 5:15). В Тбилиси Або уже открыто стал проповедовать соплеменникам учение Христа, что в условиях активной исламизации арабами грузинского населения считалось государственным преступлением. Спустя 3 года Або, которого долго и безуспешно пытались отговорить от исповедания Христа знавшие его горожане, был заключен в тюрьму новым тбилисским эмиром, однако через несколько дней эрисмтавару Картли Стефанозу удалось освободить его
Тогда противники святого вновь подали жалобу на него во дворец эмира. Або был предупрежден о готовящемся аресте, но отказался покидать пределы города, сказав: “Я готов не только страдать за Христа, но и умереть”. Будучи схваченным и представленным на суд эмира 27 декабря 785 г., в день памяти св. первомученика Стефана, Або подвергся искусу богатством и славой, но остался тверд в вере. Проведя в темнице 10 дней, Або все это время пребывал в непрерывной молитве и посте, продал все, что у него было, и кормил находившихся с ним в заключении узников. Продолжая подвергаться и там уговорам и угрозам со стороны служителей эмира, Або остался непоколебим.  Накануне своего мученического подвига юноша сказал заключенным вместе с ним, что на следующий день разлучится с телом, продал свою одежду и купил ладан и свечи, разослав их по всем церквям города с просьбой молиться об укреплении его духа. 6 января, в день Крещения Господня, Або был проведен по всему Тбилиси до дворца эмира
По дороге мученик пел псалмы и утешал сочувствующих и плачущих по нему христиан. Представ последний раз перед судом эмира, святой вновь исповедовал веру Христову, и по приказу рассвирепевшего судьи отсечь ему голову, был выведен во двор эмирских палат у входа в церковь Сорока мучеников (совр. участок дороги, ведущей от тбилисских серных бань к ботаническому саду). Трижды палачи совершали несмертельные удары, надеясь, что страх близкой смерти заставит юношу отречься от Христа, но святой мужественно перенес муки и предал душу Богу.  Боясь, как бы подвиг святого не возбудил волнений христиан в городе, служители эмира спрятали его тело, одежду и даже землю, куда впиталась его кровь, в дорожном мешке и отвезли на общественное кладбище на скалистом берегу р. Мтквари (совр. Кура). Во избежание возможных слухов о воскресении мученика и поклонения его честным останкам, тело св
Або было решено сжечь. Кости, не поддавшиеся огню, и пепел христоборцы зашили в шкуру овцы и бросили в реку. Когда служители эмира ушли, на место сожжения тела св. Або, отбросив всякий страх перед арабами, стали стекаться христиане, неся в руках свечи и ладан: они брали землю с этого места, целовали ее, и многие исцелялись от болезней. Когда же стемнело, в небе взошла яркая звезда, которую видели все горожане. Арабы, думая, что христиане зажгли свет, пытались приблизиться к утесу, но не смогли, объятые страхом. В следующую ночь над мостом, куда были брошены останки мученика, “воссиял, как молния, столпообразный свет”, исходящий из глубин воды.  Позже на месте сожжения св
Або на скале над Курой был воздвигнут храм Метехи, где хранилась чудотворная икона святого. В XIX веке С. В. Сафонов, получивший исцеление от нее, устроил в каменной скале часовню, которая в 1868 г. была возобновлена и украшена попечением М. Сабинина, а в начале XX в. разобрана.  Житие (“Мученичество”) святого Або было написано в 786-790 гг
свидетелем его мученической кончины и близким его другом Иоане Сабанисдзе по просьбе Католикоса Картли Самуила VII (780-784). По мнению исследователя текста, выдающегося груз. ученого проф. К. Кекелидзе, автор “Мученичества” является высокопоставленным светским лицом, получившим прекрасное образование, о чем свидетельствуют его обширные знания и свободный и легкий язык. Сабанисдзе в своем произведении проповедует идею острой необходимости духовного возрождения Грузии: вследствие невыносимой политики арабов, направленной на социально-религиозное угнетение грузин, грузинская нация, считает он, подвергается угрозе национального вырождения. Св
Або в его представлении — “молитвенник за всю землю Картлийскую”, символ всей объединенной во Христе Грузии, ибо “через него обновилась любовь Христа к нам, и вера наша в Него, ибо мы смешались с народом чуждым, с хулителем веры нашей…”. Мученический подвиг св. Або, араба по происхождению и воспитанию, представляется автором как укор и назидание грузинам, “держащим христианскую веру 500 с лишним лет”.  “Мученичество” признано одним из основных источников изучения истории Грузии 2-й пол. VIII в. Оно в значительной степени восполняет краткие и сухие сведения официальной хроники Грузии “Картлис Цховреба” (Житие Картли), содержит много живых картин эпохи и дает выходящие за пределы хроники сведения относительно соседних с Картли стран — Абхазского царства, Хазарии, Византии и Аравии. “Мученичество” делится на 4 части: “Наставление для благочестивого”, “Крещение Або”, “Мучение Або” и “Похвала святому Або”, предваренные письмом Католикоса Самуила VII, предлагающего Иоане Сабанисдзе описать мучение св. Або, и ответом автора Католикосу.  В сочинении Сабанисдзе обнаруживается знакомство автора с некоторыми произведениями довольно богатой агиографической литературы, существовавшей в то время на грузинском языке — как переводной, так и оригинальной
Оформление текста автор частично заимствует из жития “Святых сорока мучеников, которые пострадали в г. Севастии” свт. Василия Великого, особенно останавливаясь на схожести обстоятельств их подвига с подвигом св. Або. Композиция текста аналогична “Мученичеству Стефана Первомученика”, символическое учение об именах Иисуса Христа, содержащееся в 1-й части, автор заимствует из произведений Епифания Кипрского “О Пасхе” и [Пс-] Дионисия Ареопагита “Об именах Божиих”. При составлении своего текста автор также использовал грузинские оригинальные жития V в. “Мученичество Шушаники” и “Мученичество Евстафия Мцхетского”.  “Мученичество” св
Або Тбилисского было популярно в Грузии и входило в древние литургические сборники “Мравалтави” (Многоглавы). Существуют также синаксарные редакции жития, которые неоднократно издавались.. МОЛИТВА СВЯТОМУ МУЧЕНИКУ АБО ТИФЛИССКОМУ О добронобедный мучениче Або! Буди всем нам защитником и покровителем ходатайством твоим и многомощными молитвами у престола славы Христа Бога! И приими от нас благодарственное малое сие пение: Радуйся, крепкий воине Христа Бога; радуйся, веры каменю твердый, злыми коварствы врагов Христовых не сокрушенный. Радуйся, добродетелями христианскими украшенный; радуйся, Церкве Иверския честная похвала Радуйся, народа грузинского велие утверждение; радуйся, страданьми твоими многих к ревности Божественной подвигнувый. Радуйся, гордыню богопротивных агарян уничиживый; радуйся, светило лучезарное, во граде Тифлисе возсиявшее. Радуйся, славо и украшение града того; радуйся, богопротивных ересей гюсрамителю. Радуйся, крепкая стено и ограждение царства Иверскаго; радуйся, благ у тебя просящим подателю; радуйся, тела моего здравие
Радуйся, мучениче Або, скорое услышание верных.. Тринадцать сирских отцов — просветителей Грузии. Память 7 мая Иверская Церковь впервые просвещена проповедью свв. апостолов Андрея Первозванного и Симона Канонита, но окончательное водворение христианства в Грузии и объявление его религией государственной является плодом миссионерских подвигов св. Нины, которую Грузинская Церковь достойно величает равноапостольной. Впрочем, и после св. Нины язычество в Грузии до такой степени было еще сильно, что для очищения от него христианства нужно было еще много употребить трудов
Величайшую заслугу в этом отношении и оказали 13 сирских отцов, довершивших христианское просвещение и устройство Грузинской Церкви. Вот имена их прп. Иоанн Зедазнийский — венец и украшение подвижников, прп. Шио Мгвимский — образец слез и плача христианского, крепость Грузинского царства, прп. Давид Гареджийский — блистающий жемчуг святости и постничества, прп. Антоний Марткопский — многосветлое солнце постничества, прп. Исе (Иессей) Цилканский — орган всесвятой любви и непорочности, прп
Иосиф Алвердский — вожделенный цвет девственности, прп. Стефан Хирский — исполненный силы и ведения, прп. Авив Некресский — украшение священномученичества, прп. Пирр Бретский — божественный образец плача, прп. Зенон Икалтский — столп сладкого послушания, прп. Михаил Улумбийский — образец чистой правды и веры по ней, прп. Исидор Самтавийский — вертоград добродетелей и прп
Фаддей Степанцминдский — столп божественной веры и воздержания. Одному из этих отцов, а именно Иоанну Зедазнийскому, явилась в сонном видении Пресвятая Дева и повелела ему с двенадцатью учениками идти в страну Иверскую для окончательного насаждения в ней христианства. Смиренный монах, рассказав своим ученикам об этом откровении, повелел написать каждому из них на хартии свое имя и положить на престол, чтобы никого из них не оскорбить произвольным избранием в далекий путь. Целую ночь ученики провели в молитвенном бдении. По совершении ими еще на рассвете Бескровной Жертвы и приобщении Святых Таин тихо сошел к лику земных ангелов Ангел небесный, взял с престола двенадцать имен и пред лицом всех вручил их в руки прп. Иоанну. Тогда Иоанн преподал остальной братии, восплакавшей о разлуке с любимым наставником, отеческие наставления и поручил их некоему иноку старцу Евфимию, а сам отправился с двенадцатью учениками в Иверию
Не скрыл Бог Своих избранников в стране Иверской: Ангел Божий явился в сонном видении Мцхетскому Католикосу Евлавию и возвестил ему о скором прибытии сирских отцов. «Вот идет к тебе, — сказал он ему, — прославленный раб Иисуса Христа Иоанн с учениками своими просвещать страну сию, как некогда святая Нина; встань, иди навстречу к ним и с великой любовию приими их, ибо они посланы Богом и внутренний человек их украшен духовно». Евлавий торжественно, с духовным собором, вышед к ним навстречу и, увидав их, убогих, босых и в рубищах, обратился к старшему из них, Иоанну, на сирском языке: «Благо пришел ты к нам, снятый отче!» Иоанн же повергся к ногам Католикоса и приветствовал его на грузинском языке: «Благословен Бог, удостоивший меня поклониться твоей святыне». Тогда царь Иверский Парсман, приняв от Иоанна благословение, спросил его, откуда он. Иоанн ответил: «Мы — рабы Божий, пришедшие к вам по велению Божию. Мир вам, и паки мир вам». Затем Католикос Евлавий ввел Иоанна с учениками в храм Мириана (первый христианский венценосец) и показал ему место мироточивого столпа и памятники первого христианства в Грузии
Ознакомившись с городом, Иоанн местом своего постоянного пребывания сделал Мцхету, а своих учеников стал рассылать по разным местам Грузинского царства, сказав им наперед: «Вы видите, что страна сия есть новонасаждение для веры и требует напоения учением и утучнения корней веры проповедию и назиданием по духу апостолов». Святые отцы в разных уголках Грузии основывали монастыри и утверждали народ в вере и в христианском законе, и в их монастырях и пустынях готовились такие же ревностные пастыри Церкви, как и они. В этих богатых и единственных тогда рассадниках христианского просвещения воспитывались будущие деятели на ниве Христовой; здесь получали свое образование все члены церковной иерархии, отсюда выступали вполне не подготовленные проповедники Христовой веры, обогащавшие Иверскую Церковь разного рода духовными сочинениями и переводами греческих отцов. Остановимся в частности на деятельности некоторых из этих апостолов Иверской Церкви. Благодаря трудам прп. Иоанна христианство окончательно утвердилось во Мцхете и его окрестностях; язычество было искоренено, и гнусный обычай принесения в жертву богам младенцев навсегда прекратил свое существование. До прихода сирских отцов, по свидетельству местного летописца, «во всей Цилканской епархии не было ни одного богослужения, ни веры православной, а было одно только имя христиан»
Но вот прп. Исе Цилканский вооружается против гнусного язычества: он строит храмы, определяет к ним священников и диаконов, предписывая постоянно проповедовать слово Божие, истреблять неверие и пороки и обращать грешных на путь покаяния. И его труды увенчиваются полным успехом: паства его совершенно очистилась от примеси языческой и наконец в ней не осталось ни одного человека, который бы хотя в малой мере не ведал основных истин христианских. Прп. Исе не ограничивается, однако, своей епархией (он был епископом Цилканским), а отправляется в Кавказские горы, — и проповедь его там произвела такое впечатление на неверных, что «они во множестве стали обращаться ко Христу, сами истребляя поганых идолов и сокрушая непотребные капища их». Так же успешна была проповедь и других отцов. Об одном из них, прп
Иосифе Алавердском, составитель его жития замечает: «Хотя блаженная Нина проповедовала кахетинцам Господа нашего Иисуса Христа и хотя многие из них уверовали в проповедь ее, так что благочестивые цари наши сочли нужным дать для них епископов, но при всем том суеверие еще не было истреблено: оно везде господствовало и во всей силе. Благодаря же трудам и энергии Иосифа Алавердского язычество было окончательно уничтожено; для руководства пастырей Церкви он написал катехизис о предметах веры, надежды и любви и снабдил им всех церковнослужителей». Другой святой отец, прп. Антоний Марткопский, утвердившись в Марткопе (в 30 верстах от Мцхеты), проповедовал там Божественное слово между язычниками, и «многие из них крестились во Христа и утвердились в вере христианской». Всех 13 сирских отцов Грузинская Церковь причислила к сонму святых как просветителей Иверии и устроителей ее церквей и монастырей. Прибытие их в Грузию случилось в середине VI в.. Преподобный Давид Гареджийский
Память его в первый четверток после Вознесения Спустя двести лет после распространения Святой равноапостольной Ниной христианского учения в Грузии, около середины VI-го века, в Грузию прибыли из Сирии или. как многие думают, из Каппадокии тринадцать монахов во главе с преподобным Иоанном Зедазнийским для утверждения христианской веры в Иверии. В числе этих новых иверских апостолов был и преподобный Давид, впоследствии ставший именоваться Гареджийским. Происхождение преподобного Давида в точности не известно. Имеются сведения, что в отчизне своей он был родственником и воспитанником Иоанна Зедазнийского. Лишившись рано родителей, которые воспитали его в духе христианской веры и благочестия, преподобный Давид еще юношей последовал за своим возлюбленным Иоанном и посвятил себя иноческой жизни во Христе Иисусе. Первоначальник грузинского монашества преподобный Иоанн Зедазнийский прославился в Сирии, в недрах Церкви Антиохийской, подвигом добрым — молитвенным и богохвальным
Вокруг него собралось боголюбезное иночество: небо и земля. Ангелы и люди взирали на этого авву и его паству; не скрылись их добродетели и от взора Пресвятой Девы Богородицы. Матерь Божия, явившись однажды Иоанну, велела ему избрать из числа его учеников двенадцать достойных мужей и идти с ними в Иверию, чтобы утвердить в вере новонасажденную церковь Иверскую. Об этом видении Иоанн сообщил своим ученикам и поручил им в продолжении 40 дней поститься и молиться. Когда исполнилось время молитвы и поста Иоанн собрал своих учеников и сказал им: «Дети и возлюбленные мои братья, я вижу, что вы исполнены благодати Божией и совершенны во всех делах Божиих! Слушайте! Так как я видел Преблагословенную Матерь Господа нашего Иисуса Христа, Которая повелела мне избрать из вас двенадцать, и вместе с избранными отправиться в дальнюю Иверскую страну, чтобы потрудиться в новонасажденной церкви Христовой, то я для удобства напишу имена всех вас на отдельных хартиях и положу их на Престол и проведем всю ночь в молитве, чтобы Сам Господь избрал из нашей среды тех. кто предался Божественной воле Его». Ученики отвечали ему на это: «Отче святый! как повелел тебе Господь, так и делай, но мы все-таки не оставим тебя и не разлучимся с тобою»
Всю ночь провели они, стоя на молитве. В третьем часу утра святой Иоанн велел всем иереям принести безкровную Жертву. По окончании Божественной Литургии, приобщившись Святых Тайн, он велел всем воздеть руки к небу и молиться: «Кирие елейсон». Пение это продолжалось около часу времени; в это самое время на виду у всех Ангел Господень взял с Престола двенадцать хартий и вложил их в руки святого Иоанна. На этих хартиях были написаны имена следующих отцов: Шио, Давида, Антония, Фаддея, Стефана, Исидора, Михаила, Пирра, Зенона, Исе, Иосифа и Авива. Блаженный Иоанн поступил таким образом для того. чтобы ученики не подозревали его в лицеприятии, и чтобы не скорбели те, коим придется разлучиться с вожделенным учителем Иоанном
Это было то время, когда Симеон Столпник — вселенский чудотворец взошел на срой Столп. Блаженный Иоанн вместе с избранными учениками по дорою в Иверию посетил Первоначальника всех столпников и, получив от него благословение, отправился в трудный путь апостольства и просвещения вглубь Кавказских гор. Наконец после долгого и утомительного путешествия приблизились путники к столице Иверии Мцхета, где царствовал Парсман VI (541-555 гг.). Тогдашнему Мцхетскому Католикосу (патриарху) Евлавию явился Ангел Божий и сказал: «Вот идет Иоанн раб Господень с учениками своими. Он будет утверждать страну сию в вере православной, насажденной святою Ниной. Встань и встреть их с радушием, ибо они посланы Богом; не препятствуй намерению их; внутренний их человек просвещен и украшен всеми добродетелями». Встал достойный Евлавий, пошел с клиром и множеством народа до первой близлежащей деревни, сам идя впереди других, облаченный в ризы, желая узнать, кто эти рабы Господни
Долго ждал.., наконец показались святые отцы — босые, в рубищах, бедные на вид, в клобуках по обычаю сирийских иноков. Едва завидев их. блаженнейший Католикос тут же понял, что это те, о которых имел откровение чрез Ангела; он подошел к ним поближе, обнял святого Иоанна и сказал ему: «Для блага пришел к нам, святой отче!» Посланник Божий Иоанн упал ему в ноги и благодарил: «Владыко святый! Благословен Бог, удостоивший меня поклониться святости твоей». Ему последовали и ученики его, и все приняли от Католикоса первосвятительское благословение. Здесь нельзя не обратить внимания на совершившееся чудо! Каким это образом ангелопослушный Католикос и блаженный Иоанн узнали имена друг друга, и каким образом блаженный Иоанн свободно объяснялся с Католикосом по-грузински? Чудо это уподобим разумению языков после сошествия Святого Духа на Апостолов Христовых, когда для проповеди апостольской Господь упразднил разделение людей по говору и наречию. Воистину чудны дела Господа Иисуса, давшего рабу Своему Иоанну понимать язык. которого он никогда не знал и не слыхал, и которому не учился
Все. видевшие это чудо, дивились и прославляли Бога Творца чудес. Святые отцы по внушению свыше прибыв в столицу Грузинского царства Мцхета, поклонились Животворящему Столпу, хранящему в недрах корней своих Нешвейный Хитон Господень и взошли на Зедазнийскую гору, что в десяти километрах от Мцхета, на северной стороне, и поселились там для окончательного упразднения языческого идольского духа, витавшего над здешними горами. Эта гора называлась по имени прежде стоявшего здесь идола Задена, который был свергнут в свое время молитвами Равноапостольной Нины. Но идольская скверна все еще обитала здесь. Теперь же сия гора стала местом обиталища благодати Божией, просветители Иверии, ученики аввы Иоанна, воспитались здесь и понесли во все концы земли Иверской свет молитвы, покаяния и смирения во Христе Иисусе. По прошествии трехлетних иноческих трудов на некогда мерзком месте ученики преподобного Иоанна Зедазнийского, поучившись от него Премудрости Божией и получив особые для каждого из иноков наставления и советы, разошлись по земле Иверской для проповеди Евангелия
Некоторые из отцов остались в Карталинии, а другие пошли в кахетинскую область. И случилось это также чудесно, как и пришествие их в Иверию. Однажды ночью блаженному Иоанну явилась Пресвятая Богородица с Равноапостольною Ниной и повелела ему Владычица, чтобы он разослал учеников своих по разным местам Иверии для проповеди слова Божия и утверждения веры Христовой среди всех грузинских племен. Святой Иоанн собрал учеников своих, рассказал им о своем видении и о повелении Владычицы Богородицы. Преподобный авва велел всем готовиться в путь, который каждому из них укажет Сам Господь. Тяжко было ученикам расставаться с возлюбленным учителем своим, но никто не смел противиться учителю, будучи уверенным в том, что так угодно воле Божией. Авва Иоанн привел учеников своих к Евлавию Католикосу, поведал ему о повелении Владычицы земли Иверской Богородицы и попросил его благословить их будущие труды и оградить их пути своими первосвятительскими молитвами
Католикос, благословляя их, просил каждого взять с собою по одному монаху для помощи себе. Все согласились на это, кроме святого Шио любителя отшельнической и одинокой молитвенной жизни, он просил, чтобы ему позволили вести совершенно уединенную жизнь вдали от всякой человеческой суеты. Затем святой Иоанн наставил учеников, как им жить в разлуке с учителем и дал следующее назидание: «Любезные дети мои! Для блага этой страны Господь послал вас сюда и, как видите, страна эта новонасажденная в вертограде Господнем, требует орошения учением слова Божия, чтобы посредством проповеди и назидания укрепились в ней твердо корни православной веры. Поэтому каждый из вас, подобно Апостолам, должен отправиться возвещать православие, совершать святое крещение во Имя Отца и Сына и Святого Духа и поучать пребывающих в невежестве поклоняться одному Господу нашему Иисусу Христу. Да не будет, дети мои, предпочтено вами что-нибудь кроме любви Господней, иначе вы уподобитесь нашему праотцу Адаму, который не любви Божией искал, и поэтому лишился райского блаженства и все потомство свое обрек заботам, трудам, лишениями и, наконец, смерти, вкусив запрещенного плода, за что и был изгнан из рая». Разойдясь по иверским землям, преподобные отцы составили великий иверский двенадцати-свечный светильник, просветивший все племена грузинские истиной Христовой. Среди этого новообразованного неба — Иверских святых возгорелась, чудно блистающая жемчугом святости и постничества, звезда — слава начальника кахетинского монашества и основателя многих монастырей преподобного Давида, по прозванию Гареджийского
Преподобный Давид по благословению возлюбленного учителя своего Иоанна избрал для своих апостольских трудов город Тбилиси. Прибыв к месту, жаждущему воды живой — благодати Святого Духа, Давид поселился вдали от населенной части города на горе, ныне именуемой Мтацминда (Святая Гора), которая находится на западной стороне города. Гора эта носит, вообще-то, два названия: одно — Мтацминда, или Святая Гора, она получила в конце XVI века от Святого Афона, когда иноками афонского Иверского монастыря был основан здесь монастырь в честь Иверской иконы Божией Матери, который и считался его подворьем. Афон, как известно, и до сих пор называется по-грузински «Мта-Цминда»; другое наименование же этой горы — «Давидовская» определилось в 6 веке, с того времени, когда святой Давид поселился на ней. На склоне горы он устроил маленькую пещеру, а для молитвы маленькую церковь, или вернее — часовню, в которой поставил божественный Образ Спасителя и вел здесь строго подвижническую жизнь вместе со своими послушниками, вознося Творцу своему сердечные и горячие молитвы; пищею ему служила скудная горная растительность, а питьем — холодная ключевая вода. Своей праведной святою жизнью и внушительной проповедью этот богоданный учитель стал благотворно влиять на жителей Города. Каждый четверг, как говорит предание, святой отец спускался с горы к жителям, и своими проповедями поддерживал и утверждал в них христианское учение, благовествуя об уготованном для всех спасении во Иисусе Христе
Огнепоклонники и другие враги христианской веры, которых немало было в то время в Тбилиси, завидуя святой жизни преподобного Давида и успехам его проповеди, чтобы очернить его перед народом, возвели на него страшную клевету, обычную по своей лживости. Вот как говорит об этом предание, до сих пор живо сохраняющееся в памяти грузинского народа. На месте ныне существующей Квашэтской церкви (на проспекте Руставели) жила дочь одного из жителей города. Девица эта, соблазненная кем-то, сделалась беременной. Ревнители внешнего благочестия потребовали от нее выдачи виновника прелюбодеяния, и она, наученная и подкупленная врагами преподобного Давида, оклеветала святого подвижника. Так было не раз в истории церкви, — всегда враг ополчается именно таким лживым обвинением против целомудрых и девственных подвижников. Преподобного Давида потребовали на суд
Но праведный отец всенародно обличил клеветницу; дотронувшись посохом до ее чрева, он спросил зачатого ребенка: «Я ли отец твой?» Из утробы обольщенной девицы послышался голос: «Не ты», — и назван был какой-то кузнец. Тогда святой Давид сказал ей: «Да родишь ты камень!» Вдруг она почувствовала страшные боли и родила камень; такое обличение лжи и послужило, как говорят, причиною постройки Квашэтской церкви в Тбилиси. В память этого события, в благодарность Господу, давшему Давиду власть над внутренним людским, преподобный Давид испросил у Бога источник чудодейственной воды, который имел бы целебную силу и, в особенности, — быть благодатным для жаждущих чадородия неплодных женщин. Это тот самый источник чистой ключевой воды, который и ныне находится на склоне Мтацминда В городе Тбилиси, к северо-западу от церкви преподобного Давида, привлекая к себе множество бездетных паломниц. И в наше время, в 70-80 годах нашего века, многие православные семьи получили благодатную помощь преподобного Давида в стяжании дара Божия — чадородия и семейного благополучия. Лукавый нрав жителей и многомятежная жизнь большого города возмутили дух Давида, словом своим разверзшего утробу грешницы, и он удалился для стяжания Духа Божия в суровейшие иверские места, чтобы молитвою и покаянием препобедить лукавство и мятеж, посеянные в людях извечным врагом рода человеческого. Преподобный Давид ушел в Гареджийские горы, расположенные между реками Курою и Иорою в семидесяти километрах к юго-востоку от Тбилиси
Тут он устроил обитель, которая впоследствии обратилась в знаменитую Лавру и породила еще десяток монастырей. Авва Давид с того времени стал называться Гареджийским. Тбилисская Святая Гора (Мтацминда) сокровищница чудес Давидовых С уходом из города преподобного Давида, гора та не лишилась благодати Божией. здесь был устроен монастырь, который много раз разрушался врагами веры, но всякий раз вновь вставал из руин. В 1592 году, этот монастырь был возобновлен двумя иноками Давидом и Николаем (Габаевыми), прибывшими из Иверского афонского монастыря. Афонские иноки Давид и Николай воздвигли на Святой Горе церковь во имя Пресвятой Богородицы и пожертвовали возобленному монастырю землю, находящуюся между двумя оврагами под этой Святой Горой. В конце XVIII в
монастырь находился в большом запустении, весь зарос кустарниками, и был мало доступен для богомольцев. В начале XIX в. Антоний II Католикос грузинский, обратил внимание на развалину этого монастыря и поручил в 1809 г. священнику Квашэтской церкви Фоме Григорьеву доброхотными пожертвованиями восстановить древнюю святыню г. Тбилиси и образовать здесь не монастырь, а приход. Священник Фома Григорьев ревностно принялся за дело и скоро, при содействии жителей Тбилиси, возобновил небольшую церковь, которая и была освящена по благословению Католикоса Антония II архимандритом Трифолием (замечательным грузинским литератором) во имя Преображения Господня. Кстати, местом упокоения преподобного Давида стала Преображенская церковь в его Лавре
Несомненна связь подвига аввы Давида с явлением Фаворского Света праведникам Божиим стяжателям Духа Святого. Кавказский наместник генерал Ермолов приказал саперной роте заняться расширением и устройством дороги к церкви на Мтацминде. заросшей кустарником, и в течение одного месяца дорога была сделана. Затем была устроена маленькая колокольня. Двор был обнесен каменной оградой, были посажены деревья, а источник Давида Гареджийского был укреплен сводом, который существует и до ныне. Сохранявшаяся до того времени старая монастырская церковь, освященная в честь Преображения Господня просуществовала до 1858 г. К тому времени в Тбилиси стали особенно заботиться о благолепии храмов, причем было построено много новых церквей, а некоторые древние возобновлены; тогда же обратили внимание и на Мтацминдскую церковь и задумали построить новую, более вместительную
Была разобрана старая церковь и на месте ее заложен был фундамент настоящей церкви в 1859 г., но уже во имя преподобного Давида Гареджийского. Впоследствии (1896-1899 году) стараниями священника Нестора Макарова построена на доброхотные пожертвования на месте старой маленькой часовни зимняя церковь во имя Преображения Господня с колокольней. Церковь святого Давида привлекает массу богомольцев круглый год, как жителей Тбилиси без различая вероисповеданий и национальностей, так и приезжих из различных мест. В древности эту местность, когда еще здесь был монастырь, уважали и глубоко почитали грузинские цари и иерархи грузинской церкви и находили там в минуту скорби утешение. Так, например, царь Ираклий II, потеряв своего сына Соломона и сильно скорбя по нем, некоторое время поселился при этом монастыре и отсюда делал распоряжения по управлению страной. Карталинский царь Давид Константинович, после разорения его царства, во время нашествия Шах-Измаила, передал престол своему сыну Георгию XI. а сам постригся в иноки и жил на горе Мтацминда
Тут же он скончался в 1525 г. и погребен в церкви. При возобновлении храма в 1810 г. была найдена его гробница у южных дверей прежней церкви. Затем, можно отметить Руисского епископа Николая который в 1517 г, по преклонности лет, отказавшись от управления епархией, поселился здесь на покой и здесь же скончался. Любил также посещать эту местность последний царь грузинский, Георгий XII. и было у него, даже желание возобновить разрушенный храм Давидовскии, но смерть помешала привести ему свою мысль в исполнение
Наконец, церковь святого Давида любили посещать Его Императорское Высочество бывший Наместник Кавказский, Великий Князь Михаил Николаевич со своим Августейшим семейством. В самой церкви и ограде похоронены многие знатные лица: тут находятся также, как известно, могилы знаменитого русского писателя Александра Сергеевича Грибоедова (1795-1829 г..) и его супруги, Нины Александровны, урожденной княгиней Чавчавадзе, родившейся в 1812 г.. 4-го ноября и скончавшейся 21 января 1857 г. А.С. Грибоедов похоронен в особом склепе. Промысел Божии определил месту первых подвигов преподобного Давида быть главным. памятником грузинской православной культуры, истории и государства: отошедшие в мир иной князья, государственные деятели, духовенство, литераторы и другие доблестные сыны Грузии собрались вокруг преподобного Давида, как бы столпились вокруг церкви его имени
С горы святого Давида, или — с Мтацминда, открывается очень живописный еид на Тбилиси и его окрестности. На северо-востоке видна обитель преподобного Антоний Марткобского, собрата преподобного Давида, тоже одного из 13 сирийских отцов. А на востоке, вдали, виднеется хребет гареджийских гор, куда преподобный Давид ушел, покинув город Вахтанга Гург-Аслана. Гареджийская пустиня (Гаре Кахети) рай монашеский Давидов На Святой горе земной ангел — авва Давид подвизался со своим учеником блаженным Лукианом. Видя олицетворение добродетели и святой жизни в лице преподобного Давида, подвижник благочестия инок Лукиан последовал за ним в пустыню Кахетинскую, которая называется Гаре Кахети или Гареджа (уединенное место). Гареджийская местность в Грузии это высокое плоскогорье в 70 километрах к востоку от Тбилиси, и по своему виду представляет суровую безводную пустыню, где летом бывает жара до 50 градусов, а зимой — мороз до 30 градусов. Здесь возникла жизнь после вселения в безплодную землю духоносного аввы Давида, основавшего в этой пустыне Лавру — множество монастырей и келий подвижников христовых
Эту монашескую страну по праву называют «Грузинской Фиваидой» по подобию монашеской Фиваиды в раннехристианском Египте. Когда преподобный Давид с Лукианом приблизились к названному месту, то почувствовали сильную жажду и невыносимый жар, так как время было очень знойное, а место здесь безводное. Отойдя к одной расселине скал, они нашли там немного влаги, чуть утолили свою жажду и расположились отдохнуть под тенью каменистых выступов. Блаженный Давид сказал своему ученику: «Брат Лукиане, видишь это прекрасное и безмятежное место? Водворимся здесь вдвоем, пребывая всегда в молитве и посте, бодрствовании и терпении, чтобы сподобиться нам прощения наших грехов, а Бог, Сладчайший и Всемилостивейший. наградит нас, — за малые труды наши подаст нам силу благодатную для подкрепления душ наших и на перенесение тягот и слабостей телесных. Ибо и великие преподобные подвижники временно подвергались разным бедствиям и за то получили мзду вечную». Блаженный Лукиан, выслушав наставления своего учителя Давида, отвечал: «Богоносный отче! Все это по слову твоему справедливо и истинно, ибо Священное Писание говорит нам о воздаянии каждому по делам его, содеянным в этой суетной жизни
Но эта пустыня изобилует только недостатками и нуждами для телесного подкрепления — особенно недостатком воды, без которой человек не может жить. Боюсь, как-бы и нам, не вытерпев бедствия, не оставить этой пустыни. Давид, надеющийся на своего Подвигоположника, сказал ему: «Брат мой! Не заботься об этом. Всемогущий Бог, питавший Израиля в пустыне, которому ниспослал с неба манну и извел воду из камня, и питавший Пророка Илью небесным хлебом через воронов, даст и нам, по Своей Милости, питание. Нам не нужно заботиться о пище и питии. Это не в духе Священного Писания — «Не пецытеся убо на утрей, утрей бо собою печется, довлеет дневи злоба его. Между тем тот же Господь исполненною щедрот Десницею Своею насыщает все живущее по Воле Своей
Он же и нам, слугам Своим, даст пищу на подкрепление немощного нашего тела. Ныне же, брат, ободрись и укрепись, потому что для подвижников уготованы венцы, которых никто не получает без трудов, без борьбы и победы. Лукиан, ободренный и укрепленный наставлениями отца своего Давида, отвечал: «Честный отче! Как сказал, ты, так и сделаем. Бог же, на Которого мы надеемся, позаботится о нашей жизни». И так пребывая в пустыне и возлагая всю свою надежду на Бога, стали они прилагать старание к молитвенным трудам, презирая похоть плотскую и гордость житейскую. Водворившись в пустыне, они употребляли в пищу корни некоторых растений и пустынную зелень. Питаясь растениями, они возсылали к Богу молитвы и благодарения за попечение о них
Но по прошествии нескольких дней растения с корнями засохли от сильного жара, поскольку невыносимый зной летом и сильный мороз зимой изсушают корни растений в самом зародыше. Лукиан, лишившись для питания даже скудной зелени, начал скорбеть, говоря преподобному: «Отче Святый, Давиде! Чем же мы теперь будем укреплять немощи наши? Все растения засохли, которыми мы до сих пор поддерживали свои силы и удовлетворяли наши телесные нужды». Небесный человек — земной ангел авва Давид отвечал скорбящему Лукиану: «Отче Лукиане! Что так горько скорбишь и надеешься на растения? Разве ты не знаешь, что все растения земные подвержены перемене и преходящи, и что все предметы, временно проросшие, по времени подвергаются порче, а душа бессмертна и приобретается терпением, как сказано в Священном Писании: «Терпением вашим стяжите души ваши». Отчего ты так скоро стал малодушным? Разве ты не знаешь, что если мы умрем роди заповедей Христовых или от голода или от жажды, то вместо земного тления в смерти оживем душею вечною перед Христом? Для чего ты скорбишь и так много заботишься о временных и маловажных вещах — о полевых растениях, которые даны в пищу безсловесным животным, а нам словесным неужели не даст Бог питания?» И вот вдруг являются перед ними три лани с молодыми детенышами и останавливаются перед ними мирно и кротко. В суровой пустыне водворилось обычное райское сопребывание человека и безсловесной твари. Тогда Давид повелевает Лукиану взять сосуд и отдоить их» Лукиан, удивленный таким необыкновенным зрелищем, исполняет его повеление и ставит перед Давидом сосуд, наполненный молоком. Давид же, изобразив знамение Креста Господня над молоком, обращает его в свежий сыр
Удовлетворив свой голод сыром, святые мужи с благодарностью встают и произносят слова: «Ядят убогие и насыщаются, и восхваляют Господа, Дающаго все блага и Утешающего всех боязливых и славящих Его». После этого Лукиан сказал Давиду: «Честный Отче! Воистину дивен Бог во святых Своих и благословенно Имя Его Святое, Который по молитве твоей укрепил ныне непоколебимо сердце мое от некоторых безпокойных нужд, а особенно душу и помышления мои извел от тленных забот, как от тьмы в свет. Посему отселе какие бы беды ни постигли меня, никогда не буду заботиться о смертном и непостоянном теле моем, о суетной и временной жизни, и никогда не буду заботиться О пропитании, как некогда роптал непокорный Израиль, вспоминая, о египетских мясах. Буду совершенно покорным тебе, как новому предводителю моему, подобно наследнику Моисееву — Иисусу Навину, чтобы достигнуть обетованной земли небесного Иерусалима. Поэтому радуюсь духом и надеюсь не лишиться твоей милости во веки». Святой Давид благодарил Бога о благопослушном ученике и сказал Лукиану: «Брат Лукиане! Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа. Благодарю Его, что Он укрепил душу и помышления твои Своим Светом»
Вознося непрестанные благодарения Творцу всех благ и утешаясь Милостью Божией, оба святых мужа возсылали Богу постоянные молитвы проводя все свое время в бодрствовании и благоговении. Пищею их было оленье молоко каждый день, исключая среды и пятницы, а в эти дни они ничего не ели, только молились. Внизу той пещеры, в которой жили святые отцы, была другая пещера, в которой находился великий и страшный дракон — змей, имеющий глаза большие и светлые, на голове рог, а на шее щетинистые волосы. В один из дней лани подошли к пещере, где гнездился дракон; увидя ланей, дракон набросился на них и похитил одного из молодых детенышей. Испуганные лани-матери прибежали к пещере святых, прося от них защиты и помощи. Лукиан, увидя испуганных ланей, сказал Давиду: «Отче святый! Лани эти по обыкновению пришли к нам на служение, но они безпокойны и смущены и с ними нет одной из молодых ланей». Блаженный Давид тотчас взял свой посох, на котором был изображен был Крест Христов, и последовал за ланями, оглядываясь по сторонам, чтобы увидеть обидевшего их
Приближаясь к злоисточающей пещере, святой Давид вдруг увидел страшного видом и удивительного величиною злого зверя; не страшась сего дракона, Давид смело говорит ему: «Злодей, зачем обидел ты моих ланей и похитил у них детеныша? Выходи сейчас же из этого места и уйди прочь отсюда, иначе этим посохом и Крестом Христовым рассеку чрево твое и отдам на съедение червям — ты обидел ланей моих, данных мне Богом на подкрепление немощных сил моих». Диавол же, который водворился во чреве дракона, отвечал человеческим голосом: «Не гневайся на меня, раб Бога Живого, если тебе угодно, чтобы я удалился отсюда, взойди на вершину этой горы и оттуда смотри на меня, пока я не войду в реку. Милуя всякую тварь, согласившись на просьбу зверя, святой Давид взошел на вершину горы, а дракон отойдя от логовища своего, стал продвигаться к реке Куре. Лукиан, видя как преподобный повелевает чудищем, упал на землю как мертвый, объятый ужасом и страхом. Дракон быстро опустился вниз к равнине, и когда он приблизился к реке, Давиду является Ангел Божий и взывает к нему: «Давид!» Давид оглянувшись на ангельский зов, отвернулся от дракона, и сразу же увидел как с неба сошел молниевидный огонь и сжег дракона. При виде такого несчастья с драконом, Давид огорчился и возопил к Богу: «Боже, Боже мой! Что сотворил Ты! Этот дракон положился на меня с упованием, а Ты послал огонь истребить его. На эти горестные слова Ангел отвечал Давиду: «Что ты так безпокоишься, отче Давиде, об этом червяке! Разве ты не знаешь, что если бы он вошел в реку и оттуда в море, то погубил бы множество кораблей? Не скорби о погибели его, ибо Богу так угодно было
Иди в свою пещеру, где твой ученик лежит без памяти, спаси и утешь его. Лучше тебе заботиться о словесных духовных детях своих, чем о бессловесном злом звере. На том месте, где сожжен был дракон, до ныне ничего не произрастает. Давид спустился с горы и нашел Лукиана, лежащего без памяти, и, поднимая его, стал утешать его: «Что ты так испугался одного червяка, который, по поведению Бога, мгновенно сожжен небесным огнем? Теперь ободрись и не бойся, ибо сила Христова сохранила нас ныне от страшной брани». Лукиан» ободрившись и укрепившись этими словами, благодарил Бога, Творящего великие чудеса и знамения, и за то. что Он дал и рабу своему Давиду господство над грехами, являющихся в образах мерзких тварей. Из сего случая уразумеем, что лукавый стремится поселиться у жилища отшельников, но непостыдная вера и безмерная любовь преподобных при содействии благодати Божией могут сжечь начало всякого греха
«Блажен, иже идет» — Ангел, и «разбиет младенцы» — начало грехов о «камень» — сожжет огнем небесным. Спустя несколько дней, некие охотники пришли в ту местность поохотиться. Напуганные ими лани прибежали в пещеру святых; охотники гнались за ними, надеясь поразить их в тесном скалистом месте, но когда они подошли к пещере и увидели их, кротко стоящими перед людьми, а Лукиана доящего их. то испонились удивления и, кланяясь Давиду, сказали ему: «Угодник Божий! Что за дивное чудо? Эти дикие лани стоят так смирно и кротко как овцы, выкормленные человеком». Святой Давид отвечал им: «Чему вы, братья, удивляетесь? Творец и попечитель людей и вообще всех тварей питает и нас немощных через этих зверей благостью Своей. Прошу вас. Братья мои, идите в другое охотничье место, а этих ланей оставьте в покое, ибо они Богом нам даны на подкрепление немощных наших сил»
Охотники еще больше удивились и воскликнули: «Великая есть, воистину, слава Божия, для которой тобой избрано терпение в понесение трудов в этой пустыне, имеющей недостаток во всем нужном на подкрепление телесных сил! Мы единоверцы твои, сделай и нас, богоносный отче, соучастниками в твоей святости, чтобы и нам поучаться от тебя совершенной воле Божией. С этого времени не оставим тебя как отца и пастыря, и будем служить тебе как наставнику и спасителю душ наших». Преподобный отвечал: «Нет, братья и дети мои! Не делайте этого, поскольку место здесь, как вы сами видите, весьма жаркое и невыносимое для человека. Лучше возвратитесь к своим домам и там служите Богу, удаляясь от всякого зла и раздавая бедным и немощным милостыню, ибо творящий милостыню взаймы дает Богу». Охотники, послушавшись слова святого, разошлись по своим селениям и возвестили всем, что видели и слышали от святого Давида. Многие, пораженные этими рассказами, спешили в пустыню, чтобы видеть святого и получить от него благословение. Некоторые из них просили позволения остаться с ним в пустыне, но преподобный Давид говорил им: «Братья! Место это невыносимо для вас, поскольку безотрадно, и никакая пища, требуемая человекам, здесь не находится, поэтому боюсь, как бы вы не потеряли терпения»
Но они отвечали; «С тобою мы готовы переносить и голод, и жажду, и все бедствия, и разные тяготы из любви ко Христу, поручая себя ходатайственным святым молитвам твоим». Давид, замечая искренность в их желании принять на себя иго Христово, и — решительность в следовании по путям Христовым, сказал им: «Так как вы ныне положили надежду свою на Единого Бога, твердо желая оставить мир и все его достояние, и решились принять иго Христово и следовать заповедям Божиим, то вы теперь идите и принесите с собою молотки, чтобы вырыть хранилища для воды и изсечь себе пещеры для жительства». Оттого что в Гареджийской пустыне нет ключевой воды для питья, то монахи устраивали хранилища, куда стекается дождевая вода с высоких горных кряжей, окружающих пустыню. Все исполняли повеление Давидово; и водворилось в Гаре Кахети множество отшельников; каждый день число их стало увеличиваться, так как слух о святом Давиде и его подвигах разнесся не только поблизости, но и в отдаленные окрестности Иверии. В это время один подвижник, сиявший подвигами благочестия, преподобный и блаженный Додо, узнав о подвигах святого Давида, пришел к нему и поселился у него. Святой Давид через некоторое время сказал святому Додо: «Так как эти братья наши, оставившие мир и родных своих, желают устроить обитель, то мы не должны бьпъ ленивы в заботах для пользы душ их. Поэтому взойди с некоторыми братьями на вершину той каменной горы, возвышающейся напротив нас, и устрой там обитель нашим братиям для прославления имени Господа нашего Иисуса Христа и для восхваления Пресвятой Богородицы Девы Марии»
Святой Додо по совету преподобного устроил на указанной горе обитель, в которой водворилось множество пустынников. Давид же остался на прежнем месте, где, выходя каждый день из пещеры, в разселине каменной горы постоянно возсылал Богу благодарственные молитвы, омывая душу свою слезами покаяния. Однажды взошел он на вершину той горы, в которой пребывали его братья, и как обычно начал молиться с простертыми к небу руками. В это время прилетает к ногам его фазан, испуганный ястребом, пущенным охотником из варваров. Так в те времена называли арабов. Аравяне в эту эпоху начали уже появляться в Грузии и селиться в ней, не наводя еще опустошительных своих нашествий на царство Грузинское просвещенное христианством. Варвар приблизившись к месту где сел фазан, увидел святого, молящегося с простертыми руками, а ястреба своего, поодаль сидящего
Удивленный этим зрелищем, он говорит святому Давиду: «Кто ты, и как здесь оказался?» Святой ответил; «Я есть раб Господа нашего Иисуса Христа. Милосердному моему приношу моления о прощении множества грехов моих и о удостоении меня спокойного переселения из сего суетного земного мира в мир небесный». Варвар снова спросил: «А кто здесь питает и утешает тебя?» Святой отвечал: «Тот, на Которого я уповаю и Которому поклоняюсь. Он есть Питатель и Попечитель мой и всех тварей Своих. Оставь ты эту бедную птицу, прилетевшую ко мне грешному для избавления ее от рук убийцы». Гордый варвар, сидящий на коне — коне гордости и страсти, сказал святому Давиду: «Бедный монах, я хочу убить тебя, а ты велишь мне оставить птицу в живых? Следовало бы тебе прежде просить о себе, нежели об этой птице. Но смиренный отец кротко отвечал: «Ты не имеешь никакой власти убить ни только меня, но даже и эту малую птицу, ибо Бог помощник мне и Он избавит меня от угроз твоих»
Варвар, разгневанный такими словами, схватился за меч. чтобы поразить его, но вдруг сила Христова удерживает поднятую руку его, так что она окаменевает, лишаясь жизни. Пришедший в разумение своей неправды, варвар в страхе и трепете упал с лошади, обхватил ноги святого, стал обливать их слезами, и просить прощения своему гордому безумию, говоря: «О, раб Бога Живого и Благого, будь ко мне благим, исцели меня духовно и телесно и прости меня за оскорбление, которое я нанес тебе по неразумению своему. Угодник Божий, милостивый Давид, услышав от него такие слова, умилился душею, и воздев к небу руки, начал молиться Богу: «Господи Иисусе Христе, Преблагий и Человеколюбивый Боже! Ты, Владыко, Который помиловал молящегося раба Твоего и оледенил руку врага его, умилостивись и ныне, исцели руку этого бедного варвара, гордо поднятую им на меня, недостойного раба Твоего, чтобы он исповедал и прославил бы Имя Твое Святое во веки». После совершения сей молитвы и прикосновения руки святого к руке варвара, она мгновенно исцелилась. Варвар, удивленный таким чудом Божиим и возблагодаривший Бога за помилование, опять упал к ногам святого Давида и со слезами просил: «Раб Бога Живого! Я имею расслабленного сына, прошу тебя, умоли Бога твоего, да исцелит Он немощи сына моего, ибо теперь я уверен, что Он услышит тебя как Своего верного раба. Если Он исцелит сына моего, то я прославлю Имя Его Святое, и всякое веление твое исполню; я и весь род мой освятимся Святым Крещением и поклонимся Богу твоему и восхвалим преславное Имя Его во веки, а я буду услужливым рабом твоим»
Давид ответил ему: «Иди в дом свой, как уверовал, да будет по слову твоему, и найдешь сына своего совершенно здоровым в третий час пополудни». Варвар, по имени Бубакар, исполненный великой радости и славя Бога, пошел в дом свой, где его встретил совершенно здоровый сын. Войдя в дом свой, Бубакар спросил жену свою: «В какое время больной исцелился?» Жена сообщила ему, что больной поправился в третий час пополудни. Услышав это, Бубакар снова возблагодарил Бога и Его раба Давида за исцеление сына. Затем он рассказал домашним о всем случившемся с ним и о слышанном от святого Давида. На следующий день утром Бубакар велел рабам своим нагрузить ослов разной и самой лучшей пищей, и отправился к святому Давиду со своей семьей. Прибыв на место, к сожалению своему, Бубакар не застал там святого
Посланные искать Давида слуги, нашли его между братиями и донесли ему о прибытии варвара. Бубакар поспешил к нему и, припадая к ногам Давида, со умилением воззвал; «Раб Божий, поистине мы тебя познали целителем душ и телес, потому что сын мой исцелился. Вот он стоит перед тобою совершенно здоровым; как он, так и другие мои домашние, ожидают твоего благословения». Святой Давид, положив руки свои на головы сыновей его, сказал: «Бог, благословивший Авраама, Исаака и Иакова, да благословит и вас». Затем по приказанию Бубакара слуги приготовили вечерний стол. Окончив трапезу все встали и благодарили Бога. Бубакар, на вопрос святого Давида какую просьбу имеет он к нему, ответил, что он желает всем домом своим принять святое Крещение
Тогда Давид просил святого Додо, чтобы тот отправил с Бубакаром священника для просвещения его с домашними святым Крещением. Преподобный Додо преподал Бубакару слово крестное благодатное и отправился в их дом со священником, от которого Бубакар со всеми домашними своими принял святое Крещение. Родившись в жизнь вечную, Бубакар вернулся со своими рабами к святому Давиду и иасек в пустыне для братии церковь, в которой упокоился впоследствии преподобный Давид. Спустя несколько столетий (в IX веке) преподобный и богоносный отец Илларион — великий подвижник Грузинской Церкви и украшение Давидо-Гареджийской Лавры, расширил и украсил тот храм, придав должное благолепие могиле святого Давида, находящейся у южной стены храма. Напротив места погребения первоначальника монахов гареджийских в этом храме находится могила святого Лукиана. Молитва при гробах этих преподобных благодатна, и исцеляет многих страждующих и телом, и душою. Преподобный образ смирения — Давид, жаждущий видеть великий град Иерусалим, однажды призывает своего ученика Лукиана и говорит: «Брат Лукиане! Я намерен отправиться в святой град Иерусалим для поклонения Животворящему Гробу Господню и прочим святым местам, а ты оставайся здесь между братьями, чтобы защитить их от лукавого врага нашего, который каждый день смотрит на наши слабости и хочет обманом лишить нас Царствия Божия и победных венцов»
Лукиан, огорченный этими словами, сказал святому Давиду: «Никогда не оставлю тебя, честный отче, до смерти моей, и куда ты пойдешь — и я за тобою». Давид отвечал ему: «Зачем ты, брат, говоришь это? Если мы оставим эту пустыню и пойдем вместе, то труды наши останутся тщетными, ибо братья наши, нами здесь приобретенные для прославления имени Бога нашего, опять разойдутся по своим домам и селениям, и как стадо, не имущее пастыря, заблудившись, похищено будет волками, а Бог за это взыщет с нас. Поэтому ты оставайся здесь, брат мой Лукиане, а я отправлюсь туда, и как за себя, так и за тебя молиться стану. Не удерживай меня от сего намерения, потому что душа моя сильно жаждет поклонения святым местам, где Царь Небесный, Богочеловек Господь наш Иисус Христос пребывал с человеками». Уверив этими словами Лукиана, Давид оставил его с братией, а сам с некоторыми иноками отправился в Иерусалим. И когда они дошли до места, так называемого «вершина благодати», откуда виден град Божий святой Иерусалим, Давид, увидев город, пал на землю и со страхом Божиим сказал в сердечном восторе: «Господи Иисусе Христе, Боже наш! Ты, Который пришел на землю для спасения рода человеческого, благоволил вочеловечиться без греха во чреве Пресвятой Девы Марии, по Своей Воле пострадал за грехи наши в этих местах, ныне видимых мною. Крест и смерть претерпел, как Человек положился во гробе со смертными и Божественною Силою воскрес и воскресил Божеством Своим Адама со всем родом его, сподобил и меня недостойного раба Твоего видеть эти места, где Святые Стопы Твои шествовали! С этого места не осмеливаюсь продолжать путешествие, дабы освященные Святыми Стопами Твоими места не попрать моими нечистыми ногами
И того довольно мне, что я, грешный, удостоился видеть эти святые места издалека». Видя происходящее, спутники просили его продолжать далее путешествие, но он говорил им: «Не могу отсюда далее идти, поскольку считаю себя недостойным приблизиться к святым местам, Поэтому идите вы одни туда и принесите и за меня грешного молитвы пред святым Гробом Господним». Они же с печалью попрощавшись с ним, невольно оставили авву и ушли. После молитв сердечных и излияния слез покаянных поднял Давид на том месте из под ног своих три камня, как бы в знак того, что они взяты им от Гроба Господня, и, положив их в корзину, пошел обратно к Гареджи в Иверию. Бог, побеждающий всякого естества чин и закон, видя такое крепкое верою смирение святого Давида, промыслил открыть людям богоподобие смиряющегося чудотворца Давида избранника Своего. Господь посылает Илии, Патриарху Иерусалимскому, Своего Ангела и говорит так: «Мой возлюбленный Давид, приблизившись к Иерусалиму, взял с собою благодать его. Теперь же отправь скороходов, чтобы догнать монаха, идущего за городом, одетого в ветхие одежды и держащего в руке корзину, в которой лежат три камня
Повели взять у него два камня, а третий оставить при нем и сказать ему: «Так повелевает Бог тебе. Поскольку по мере твоего смирения взята тобою благодать Моего Гроба из Иерусалима, то Мне угодно, чтобы две части возвратились опять Иерусалиму, дабы совершенно не лишить его благодати, а третью часть дарую тебе для взятия в пустыню. Иди туда с миром и освяти пришествием твоим братию твою. Впредь же, притекающие с верою к тебе приимут исцеления от болезней и освобождение от прегрешений своих. Возьми камень сей, как знак благодати в твою пустынию для памяти и возвещения веры твоей». Патриарх очень удивился этому явлению; он немедленно призвал скороходов, рассказал им все виденное, во сне или наяву — Бог весть, и тотчас же послал их к Давиду. Скороходы догнали смиреннейшего Давида и поведали ему обо всем, что говорил им Патриарх Иерусалимский
Давид удивился милостивому Суду Божию, определяющему место и образ пребывания в мире благодати Духа Святого, пав на землю, воскликнул со умилением и благодарением: «Слава Гебе, Боже и Отче наш! Слава Тебе, Единородный Сыне Бога Отца! Слава Тебе, Святый Душе, исходящий от Отца, и славимый со Отцем и Сыном! Слава Тебе, Пресвятая Единосущная Троице, Боже наш, что призрел и на меня грешного и недостойного раба Твоего и не пренебрег молитву мою, и удостоил явления Своей Божественной благодати». Потом он возвратил посланным два камня, которые были принесены скороходами в Иерусалим к Патриарху. Поведав Святителю о Давиде, скороходы в точности удостоверили все слышанное им от Ангела. Слух о необычном чудесном происшествии разнесся по всему городу Иерусалиму и окрестностям. Смиренный же Давид через некоторое время прибыл в пустыню и положил принесенный камень в церковь. При прикосновении к этому чудотворящему Камню исцелялись немощные, больные и прочие, иным образом, страждущие верные христиане. Вскоре после Давида возвратились из Иерусалима его спутники и возвестили братьям обо всем виденном и слышанном в Граде Святом; так и разнеслась по всем окрестностям пустыни весть о богоподобном смирении угодника Божия Давида, и о принесенном им чудотворном камне
Со всех сторон пустыни стекалось множество отшельников и богомольцев видеть чудо Божие и прославлять Дивного во святых Своих Господа Иисуса Христа. Чудодейственный Камень Давидов Святая Грузинская Православная Церковь содержит особое Священное Предание об этом Давидовом Камне. Чудодейственный Камень преподобного Давида (он весит 69 золотников), привлекавший в Лавру Гареджийскую несметное количество богомольцев, после блаженной кончины святого Давида лежал на. могиле его, находящейся в иссеченной им же пещере, приспособленной Бубакаром для церкви в честь Преображения Господня. И до ныне обильные исцеления проистекают от места погребения Давида, от ею гроба, где незримо присутствует благодать Иерусалима, восхищенная святым богоподобным смирением аввы Давида. Как свидетельствует благочестивое предание грузинских христиан троекратная здесь молитва равняется одному паломничеству в Иерусалим. Долго ли благодатный Камень, принесенный
святым Давидом из Иерусалима, находился на его могиле, когда и кем он был сокрыт никому не было известно. Дальнейшая история этого Камня была описана в одной из рукописей библиотеки Квабтахевского монастыря, найденной в прошлом веке. Содержание той рукописи дословно следующее. «Сколь ни любопытно было знать куда камень сей обращен по доставлении его со Святой Земли, но обстоятельство сие скрывалось неизвестностью до 1811 года. А в сем году бывший настоятель Давидо-Гареджийской обители, архимандрит Илларион (родом из князей Бебуровых), приступив к возобновлению церкви Преображения Господня, иссеченной в сей обители из натурального камня, в коей почивают священные останки Преподобного Давида Гареджийского, нашелся в необходимости сломать бывшие в ней две колонны, из коих одна возвышалась с восточной стороны у иконостасной боковой двери, а другая примыкала к кирпичной пристройке на известке, имеющейся внутри означенной церкви с южной стороны. При таковой сломке в первой колонне (у иконостасной двери), оказалась стена, вмещавшая в себе амбразуру довольной величины — обе оштукатуренные алебастром. На амбразуре сей была видна живопись, представлявшая святого Давида и преподобного Додо, целовавших аки бы друг у друг руки и приветствовавших с радостью, произведенною новым свиданием, с следующей на ней надписью: «Образ пришествия святого Давида из Иерусалима»
А когда надобность потребовала уничтожить и сию стену с живописью, то в ней оказалась другая таковая с небольшою амбразурою, вмещавшей в себе самую малую амбразуру, соответствовавшую величине помянутого камня, кои все так же были оштукатурены алебастром. В последней из них найден святой камень с знаками горевшей пред ним свечи и поблекшими от времени небольшими следами воска. Камень сей величиною немного менее гусиного яйца, подобно оному продолговат и оканчивается конически. На остром конце его видно пятно, имеющее цвет темной (застарелой) крови, и на одной стороне вдоль от одного конца до другого заметна тонкая черта того же цвета; уест же самого камня представляет смесь красного с белым. Он имеет чудотворную силу, оказывающую благотворное влияние на прикасающихся к нему с верою. Братья святой обители, следуя примеру преподобных Отцов, сберегших святой Камень в описанном месте, сохранили его в той же церкви в особом месте отдельно от первого, известном только некоторым старейшим из них. Но на праздник святого Давида вынимают его из хранилища для поклонения, и потом опять сокрывают»
Дальнейшая судьба этого Камня не менее интересна и поучительна. Очередное разорение славной Давидо-Гареджийской обители произошло в 1857 году 1-го Октября, причем хищниками на сей раз были безбожные лезгины. Нашедши двери той церкви, которая служит усыпальницей святого Давида Гареджийского. они взломали их, ворвались в церковь и ограбили ее, захватив драгоценные облачения, чаши, кресты, евангелия в окладах, серебряные паникадила, златотканый покров, находившийся на гробе святого основателя обители, митры и вообще все драгоценные вещи, унесли также и благодатный Камень, принесенный преподобным Давидом из Иерусалима и находившийся в маленьком ковчежце под Престолом. Вместе с этим взяли в плен иеромонаха Митрофана и многих других. Дорогою они убили стражника святой обители Михаила Сергиашвили. В числе пленных находились также двое русских юношей, пришедших на богомолье и два стражника грузина
Возвратившись домой, они разделили награбленную добычу между собою, а чудодейственный Камень, значения и цены которого они не понимали, сохранили в месте наподобие чердака дома. Следя за безбожниками, иеромонах Митрофан запомнил место хранения святого Камня. Спустя год иеромонах Митрофан освободился из плена при помощи выкупа милосердым Государем Императором и заступничества святого Давида и уходя домой, он тайно от лезгин взял благодатный Камень, принес его в Лавру и с благоговением передал Иоанну Джорджадзе, настоятелю Давидо-Гареджийской пустыни. Явные чудодейственные события происшедшие посредством Камня. — знака богоподобного смирения первоначальника монахов гареджийских, вскоре же обрадовали почитателей смиренномудренного Давида. В 1878 году один татарин-пастух украдкою приблизился к пещере, в которой струился источник, испрошенный молитвами преподобного Давида и получивший поэтическое название «Слезы Давида», и своими непотребными делами осквернил святое место сие. Источник изсяк
Сильно опечалились иноки, что в безводной и пустынной местности они лишились источника, служившего для них единственным утешением в долгие здесь знойные дни. Настоятель отец Софроний (Абелов), немедленно по этому случаю созвал братию; все облачились в священные одежды и взявши со благоговением Святой Камень, направились к бывшему источнику и здесь отслужили молебен преподобному Давиду. По окончании молебного пения, омыли святой Камень водою и начали окроплять ею в пещере то место, откуда истекал источник. Окропление еще не было окончено, как к общей радости опечаленной братии, источник забил попрежнему и до сего дня даже в самый знойный период времени сочится из скалы вода слез покаяния Давида. Подобный же случай имел место и в 1886 году 3-4 февраля. Татары-пастухи своими стадами перешли по скалистому гребню над пещерным храмом Иоанна Богослова и вошли в ту самую пещеру, где находился источник «Слезы Давида». Здесь они совершили полуденную молитву и предписываемый кораном намаз
После совершения этого чуждого христианам обряда источник совершенно иссяк. Но иеромонахи Симон (Цулукидзе), Иостос и Стефан с благоговением принесли благодатный Камень и совершили пред ним молебен. По окончании молебствия окропили крестообразно источник и он по-прежнему начал струиться. Ныне чудодейственный Камень Давида Гареджийского хранится в сокровищнице Грузинской Патриархии. Путешествие в Иерусалим преподобного Давида было как бы прощанием со всем земным, и из всего земного — с самым вожделенным, — прощание со всем тем, что оставляет человек на земле, отходя в жизнь вечную. Готовясь уже к блаженному пути, которым идет душа к месту вечного упокоения, Давид — пастырь своего богоданного стада, радуясь об умножении его, давал братии спасительные наказы и наставления, и до конца дней своих удивлял иноков своими чудотворениями. Однажды святой Давид вошел к некоему подвижнику из братии, жившему в одной из разселин каменной горы, и спросил его — добро ли тому пребывать здесь? Инок отвечал: «Благодарение Богу, честный отче! Святыми молитвами твоими нахожусь в добром состоянии
Но вода, бьющая из этой скалы, а равно и эта зелень горьки как желчь; когда принимаю их, чувствую большое отвращение и негодование, но в то же время говорю себе: мучения ада несравненно горше. Не лучше ли мне вкушать горечь временную, дабы не подвергнуться вечным мучениям?» Давид, услышав это от него, обрадовался и сказал ему; «Не скорби, брат мой, умолим Бога нашего Иисуса Христа, Который в пустыне Мерры горькую воду сделал сладкою. Он же, подобно тому усладит и эту горькую воду». После сих слов монах по приказанию крепкого молитвою и верою преподобного Давида наполнил сосуд смрадною водой и поставил его перед «новым Моисеем». Изобразив знамение Креста Господня над той водою, авва Давид подал монаху воду, претворенную в сладость веры, и сказал: «Пей, брат, ее безвредно». Монах отведал новой, освященной верой и Духом воды. и явилась она ему вкусной и сладкой
Пораженный этим чудом, начал он прославлять и благодарить Бога и раба Его Давида. Тут есть два водных ключа, один от другого на расстоянии трех метров: один услащенный молитвою святого, а другой — с той же горечью, негодный для питья. Его называют Меррой грузинской Фиваиды. Преподобный Давид перед кончиною своей, которая была предварительно возвещена ему Богом, призвал всех своих братии и преподал им разные душеспасительные наставления. Затем, после совершения Божественной литургии, он причастился святых Тайн Христовых и с простертыми к небу руками, возводя горе свой взор и благодаря Бога, предал Творцу душу свою, преукрашенную многими добродетелями, отойдя с миром в обители Отца Небесного. Братья возрыдали о потере такого доброго и кроткого пастыря своего целителя душ и телес, и, вознеся приличные сей праведной кончине молитвы, продолжали путь веры и молитвенного подвига по примеру своего аввы Давида. Не замедлили явиться и знаки прославления аввы Давида в лике святых Божиих

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *